Ошибка
OK
Информация
OK

Цель, во имя которой мы рождены

Предыдущий рассказ: Возрождение.

Последний час Зендикара близок. Демон Об Никсилис высвободил Уламога из ловушки, устроенной Гидеоном и его соратниками, и пробудил второго Титана – Козилека. Теперь уже два монстра уничтожают мир, в то время как мироходцы, что поклялись сражаться с ними, пали или попросту пропали без вести.

Остатками армии Гидеона теперь командует Тазри, воительница, служившая вместе с предыдущим генералом – Вориком, - и сражавшаяся плечом к плечу с самим Гидеоном. Тазри, в чьих руках теперь судьба целого мира, – отважный боец и преданный товарищ, но раньше ей не приходилась вдохновлять целую армию, как это делал Гидеон. Шансы Зендикара на спасение призрачны, сам мир уже не верит в возможность успеха.


Когда больше нечего терять, все, что у тебя остается – это надежда.

С самого начала вторжения Эльдрази эта мысль часто приходила на ум Тазри, принося с собой хоть какое-то утешение. Ни одно отступление, ни один проигранный бой не могли заставить воительницу отчаяться. Да, уже довольно давно неудачи преследуют армию Зендикара, но если настраиваешься на поражение, лучше вовсе не вступать в войну.

Но Тазри всегда вдохновлялась примером Гидеона. Всего несколько минут назад все войско Зендикара наблюдала за невероятным триумфом, который прежде казался просто невозможным. Уламог, Титан эльдрази, так долго истязавший этот мир, наконец, был схвачен и скован. Неужели они победили? Давно забытое чувство радости и покоя подбиралось все ближе.

Ворик был прав, когда назначил Гидеона, а не меня.

Эта мысль была болезненной, но все же перед Тазри открывались теперь невероятные картины возможного будущего. Будущего, которое теперь существовало. Зендикар спасен, Гидеон привел их к победе.

А потом появился Козилек. Можно говорить, что угодно, но Тазри предпочитала думать, что бог розыгрышей решил испробовать свой лучший трюк не ней: дать надежду и тут же ее отобрать.

Aligned Hedron Network | Art by Richard Wright

Теперь их было двое. Раньше невозможным казалось справиться с одним Уламогом, а сейчас надо было как-то бороться с двумя Титанами, с каждым шагом которых мир приближался к гибели. Тазри увела своих бойцов подальше от разрушенного Мореграда, но никакой четкой стратегии у нее не было.

Все мы здесь погибнем.

Все эти приготовления, жертвы, мимолетные победы и сказки, которые солдаты сами себе вдалбливали в головы, - все это сводилось к одной простой мысли: наш конец ближе, чем нам хотелось бы думать. Явился Козилек, а вместе с ним новый выводок этих тварей.

Они отступали. Прочь от Мореграда. Теперь надо взять передышку, хотя бы ненадолго – перегруппироваться, набраться сил, постараться составить план. Орды Эльдрази по-прежнему везде: в море, в небе, на земле. Но самую серьезную угрозу представляют Титаны, которые в этот самый момент уничтожают саму память о древнем городе.

Невообразимый шум взорвал пространство где-то за спиной. Тазри, а вместе с ней и все солдаты, обернулись и увидели огромную, загораживающую солнце, фигуру Козилека. Смотреть на Титана дольше нескольких мгновений было невозможно, и если кто-то осмеливался попытаться, у смельчака начинало невыносимо резать глаза. Козилек двигался в направлении Тазри и ее союзников, но немного в сторону – они разминутся на несколько сотен метров.

Kozilek, the Great Distortion | Art by Aleksi Briclot

Однако с приближением Козилека что-то менялось. Воздух становился плотнее, дышать было трудно, что-то происходило с землей, растениями, со всем вокруг. Словно какое-то силовое поле окружало Титана. Секундой позже волна обрушилась на них. Все произошло так быстро, что у Тазри даже не было времени закричать.

Время замедлилось, потекло лениво, не спеша, безумие вступало в свои права. Вот кожа Ромо засветилась изнутри, тело начало выворачиваться наизнанку. Короткий крик и немедленная смерть. Потом волна захлестнула Мэган, и та стала немедленно молодеть. Вот она уже подросток, ребенок, новорожденный и… ее больше нет. Дебин попытался бежать, но развалился пополам. Левая его половина свалилась на землю, заливая кровью все вокруг, в то время как правая - преспокойно парила в воздухе. На половине лица застыло выражение, в котором смешались ужас и удивление.

Reality Hemorrhage | Art by Chris Rallis

Волна добралась до Тазри. Ангельский нимб на ее воротнике засветился золотым жаром. Время практически остановилось, перед глазами проносились картины ее прошлого. Вся ее жизнь, каждый прожитый день, - все теперь блестело, как на солнце, прямо перед ней. Время и пространство скрутили в один клубок.

Дальше только мерцание.


- Стой, - Тазри подняла руку, и вагончики торгового каравана с грохотом остановились. Все стражники четко видели стаю воронов, что кружила над холмом, в нескольких сотнях метров к западу. Безусловно, Махир, не захочет терять время, но что-то здесь не так. В конце концов, мне за то и платят, что на меня можно наорать, если караван задержится. Махир было высунул голову из своего вагончика, но увидев напряженное лицо Тазри, поспешил исправить собственную оплошность. Это седьмое сопровождение каравана для девушки, и Махир уже успел сделать ее капитаном стражи, самым молодым в истории.

- Голамин, Риллем, скачите на юг и на север. Если заметите что-то странное или необычное – подайте сигнал. И не геройствуйте! Что-то здесь не чисто. Ромо, ты со мной.

Мужчины кивнули как по команде, Голамин отправился на север, Риллем – на юг. Один из безымянных двойников-телохранителей Махира занял свое место на одном из вагончиков. Тазри не могла отличать двойников, да и на их языке не говорила, поэтому просто указала на восток и жестом велела смотреть по сторонам. Вряд ли он был умнейшим из живущих, но понять такие нехитрые сигналы был должен. Тазри убедилась, что стража каравана на своих местах и наготове, после чего развернула свою лошадь на запад. Ромо был рядом.

Центральная Часть Тазима, как правило, не представляла опасности для путешественников – мерфолки ведут себя довольно спокойно, а вампиры не заходят так глубоко внутрь материка. Единственное развлечение тут – наблюдать, как балоты гонят добычу. Но вороны не ошибаются, и значит, что-то происходит. Или уже произошло.

Needle Spires | Art by Jonas De Ro

Первый труп отыскался довольно скоро – на вершине невысокого холма. Вампир, тело рассечено пополам, вдоль. Кровососы и без того неживые, но этот был мертв окончательно и бесповоротно. Края раны (если разрез вдоль всего тела вообще можно назвать раной) были обожжены – как будто его разрубили огненным мечом. И Тазри уже даже не знала, кого хотела бы видеть победителем в этом бою – вампиров или того, кто с ними сражался.

Еще трупы, Тазри и Ромо спешились, но поводья не отпустили. Пять вампиров, хотя тут обошлось без экстравагантных способов убийства: колотые раны, отрубленные головы, ничего необычного. Однажды Тазри пришлось сражаться против вампира, и победить его удалось лишь за счет численного превосходства (четверо против одного). Вампир быстрее и сильнее человека, а убивает с завидной легкостью. И если кто-то смог убить шесть вампиров за раз, то встречать этого кого-то с его пламенным мечом совсем не хочется.

Они услышали женский голос, напевающий странную мелодию, и гадать, кому он принадлежал, не приходилось. Ангел лежал неподалеку, рядом с невысокой скалой, и его тело было как будто скручено, крылья с одной стороны оторваны, вместо них лишь рваные раны. Все тело в крови, там и тут укусы, вокруг еще три трупа вампиров. Ангел повернула голову к Тазри и Ромо. Несмотря на жуткие раны, ее нимб ярко и гордо светился золотом. Она откашлялась кровью – как вообще можно выжить с такими ранами? Тазри никогда прежде не встречала ангелов, и теперь просто молча наблюдала.

- Не могли бы вы… помочь мне, - каждое слово давалось ей с огромным трудом и сопровождалось новым приступом кашля с кровью. Так звучат слова умирающих.

Несмотря на свой еще юный возраст, Тазри уже убила немало врагов, она слишком часто видела, как погибают друзья, и это покрыло ее сердце твердой корочкой, пробить которую было не так-то просто. Но тут на глаза навернулись слезы.

- С нами нет целителя. Махир никогда бы не разорился на что-то столь дорогое. Ты можешь исцелить себя? - да, глупый вопрос. Но кто знает, на что способен ангел, если он в одиночку может разобраться с девятью вампирами.

Ангел покачала головой, - Нет.. я… умираю. Помоги мне, - она посмотрела на меч Тазри, спокойно спавший в ножнах.

Нет! НЕТ!

- Если ты можешь продержаться еще немного, мы успеем вернуться в Мореград и привести с собой помощь…, - звук сигнального рога вдалеке. Второй, Третий. НЕТ!

- Тазри, - голос Ромо за спиной.

- Мы можем тебя спасти, найти кого-нибудь, - девушка судорожно старалась придумать хоть что-то. Слабый, но уверенный голос ангела прервал ее.

- Вампиры.. скоро вернутся. Их будет больше. И они сохранят мне… жизнь, много... лет. Пожалуйста, помоги мне. Прикончи меня, - ангел снова посмотрела, на меч, потом на саму Тазри, их глаза встретились. Неужели бывает столько тоски и боли?

Снова звуки рога, но теперь все одновременно.

- Тазри, нам нужно идти, - в голосе Ромо слышались панические нотки.

Девушка смахнула слезы и выхватила меч.

- Тазри, Ангелов убивать нельзя, это проклятье! Остановись. Нам нужно оставить ее.

Ангел все еще умоляюще смотрела на нее, струйка крови на подбородке, - он прав…за мою смерть придется заплатить… я… я не могу это остановить… прости…сделай это… я молю тебя… не… оставляй.

Звуки рога. В третий раз.

Тазри подняла меч. Нимб ангела засиял слепяще-белым светом. В голове у девушки зазвучал прекрасный голос, хотя она и не могла различить слов. Несколько мгновений спустя голос умолк, свет погас.

Рукоять стала невыносимо холодной, и Тазри одернула руку. Сложно было поверить, но в последнюю секунду жизни ангел улыбался, и теперь улыбка замерла навсегда. Тревога, поселившаяся в животе, ушла, но вместе с ней пропало и что-то еще. Что-то, у чего даже названия не было. Тазри нагнулась и подняла нимб, и тот легким покалыванием отозвался на прикосновение. Ангелы даже в смерти прекрасны.

Тазри и Ромо поспешили на звук сигнального рога.

Мерцание...


Тазри стояла, склонив голову и ожидая, когда ее позовут, хотя и было понятно: разговор будет короткий. По караванным путям слухи расползаются быстро. Последние несколько попыток устроиться сопроводителем ни к чему хорошему не привели. Теперь бывший капитан стражи не гнушалась никакой работой. Однажды она уже поплатилась за собственные мысли и извлекла из этого урок. Тазри молча ждала.

- Тазри, - девушка подняла голову и посмотрела на собеседника, - не высокий и не низкий, но сложен отлично, похож на воина. Даже его стойка – спокойная, уверенная, благородная – выдавала в нем опытного бойца. Большинство нанимателей были толстыми и разбалованными негой караванной жизни. Этот был не таким.

- Я пришла поговорить с Вориком, - она ненавидела свой голос, который за долгие месяцы общения с чиновниками приобрел нотки попрошайничества. Но еще больше она ненавидела мысль, что не может найти работу.

Fortified Rampart | Art by David Gaillet

Он улыбнулся. Широкая, открытая улыбка, которая несколько лет назад могла бы запасть девушке в душу, - Ну тогда ты уже с ним говоришь. Зачем ты пришла?

Тазри колебалась, не зная, с чего начать, и молчала. Молчал и Ворик. Девушка перебирала в голове варианты: а кто еще из ее немногочисленных знакомых мог бы предложить ей работу или помочь с…

- Четыре года назад ты была самым молодым капитаном стражи во всем Тазиме. Даже Махир ценил тебя выше золота, а уж он-то никогда не славился человеческим отношением к работникам. Ты мастерски владела мечом и, эм, булавой. Редкое оружие. Трудно с ним управляться?

- Я и сейчас отлично ей владею, - Тазри вспыхнула, - если хотите, можете убедиться. Но мечом я больше не пользуюсь.

- Справедливо, - он улыбнулся снова, но теперь это уже начинало раздражать, - но потом Махир уволил тебя, равно как и пять следующих твоих нанимателей. Удивительная Тазри перестала быть такой удивительной? Я спрошу еще раз: зачем ты пришла?

Она хотела рассказать.

Я больше не мечтаю. Не так, чтобы я не помнила свои мечты, наоборот: я помню каждое место, куда собиралась отправиться, каждую деталь. Помню, как хотела защищать родителей и их дом, как мечтала побеждать в грандиозных сражениях, вести за собой армии. Но теперь внутри пустота, я больше не мечтаю. Разучилась.

Хотелось произнести все это вслух, но она молчала и ждала.

- Как это часто бывает, мне нравятся бойцы, которые предпочитают не трепаться. И понимаю, когда требуется время, чтобы разобраться с проблемами. Нам всем оно нужно, Тазри. У меня найдется для тебя местечко, мне пригодится такой солдат как ты. И такой лидер, как ты. Я знаю, кем ты можешь стать. Но знаешь ли ты это сама?

Тазри молчаливо кивнула. Если бы она могла плакать, то заревела бы прямо здесь, на глазах у Ворика. Но она больше не могла. Все что ей оставалось – кивать и надеяться, что когда-нибудь она станет прежней. Где-то в глубине души внутренний голос тихо говорил, что та, старая Тазри, давно умерла.

Мерцание...


- …надежда. Я верю, что это все неправда. Надеюсь, что для Зендикара все еще есть шанс. И эту надежду подарил мне ты, Гидеон.

Каждое слово Ворика ножом врезалось в сердце Тазри. Надежда. Больше похожа на месть всего мира за неспособность помочь ему.

Ты спас меня, а я не могу ответить тебе тем же.

А ведь он спас. Пятнадцать лет она служила у Ворика, пятнадцать добрых лет, за которые Тазри стала его правой рукой. Да, пусть она никогда не будет прежней, как до истории с ангелом, но благодаря помощи, терпению и доверию Ворика, Тазри нашла иные пути быть полезной. Стать ценимой.

Stone Haven Medic | Art by Anna Steinbauer

А теперь слова Ворика ввергли ее в пучину горя и разочарования.

- Когда меня не станет, ты поведешь всех этих людей. Ты сразишься с ними у Мореграда, Гидеон Джура.

- Нет, - послышался тихий выдох где-то глубоко-глубоко в душе. Тазри чувствовала себя преданной. Вориком и самой собой.

Как ты мог выбрать не меня? Кто же лучше подойдет на роль твоего преемника? Кто, как не ты, знает, кем я являюсь на самом деле? Неужели я подвела тебя в чем-то?

Эта мысль жгла изнутри. Ворик продолжал говорить, но Тазри уже не слушала. Все перевернулось с ног на голову, губы сами шептали слова.

Скоро он умрет, и что тогда у тебя останется? Кого тогда ты станешь любить? А за Вориком не станет и Зендикара. Все умрут. Все, кроме тебя, потому что ты мертва уже много лет. Скоро везде будет только пустота. Такая привычная пустота.

Мерцание…мерцание…мерцание…


Spatial Contortion | Art by Daarken

Реальность разбилась на осколки, и Тазри закричала. Каждое воспоминание, каждый живой момент из прошлого – все оказалось в настоящем, проплывая перед глазами бесконечным калейдоскопом огней. Нимб на ее шее светился ярко-белым обжигающим пламенем. Даже сейчас, когда ее разум пытался скрыться от бедствий своего прошлого, само будущее подавляло эту попытку

Мерцание...


Тазри широко улыбнулась, когда ее Хозяин сжал Гидеона в кулаке. Мироходец закричал, и золотое сияние вокруг него стало ярким как никогда прежде. Ее Хозяин – повелитель времени и пространства, он не потерпит неповиновения.

Call the Gatewatch | Art by Yefim Kligerman

Трупы остальных чужаков лежали неподалеку. Здесь они решили принять бой, и здесь же закончился их путь. На что они надеялись? Их попытки что-то изменить просто смехотворны. Вот обуглившиеся останки огненного мага, которая сама сожгла себя дотла, стараясь причинить вред Хозяину. Вот все, что осталось от эльфийки, которая пыталась призвать на помощь силы этого мира, но в результате лишь разделила его судьбу. Вот изуродованный труп телепата, которому нравилось прятаться за сотнями иллюзий. Удивился же он, когда его же копии его и прикончили. Закололи, зарубили. Каково было ему в каждом ударе слышать «Козилек»?

Козилек. Это имя изменило все, заполнило пустоту внутри, склеило кусочки жизни в одно целое. Тазри уже не могла вспомнить волну, что убила ее друзей всего за несколько секунд. Всего одно слово занимало все сознание: Козилек. Теперь все стало так просто: она сражается за Козилека и наблюдает, как ее хозяин и его верные слуги прокладывают путь к победе.

Kozilek's Return | Art by Lius Lasahido

Уламога нигде не было видно, но это не имело значения. Насколько хватало глаз, вокруг были лишь преданные солдаты Хозяина. И один последний настоящий враг – Гидеон Джура.

Тазри недолюбливала Гидеона и в прошлой жизни, но теперь, после того, как Козилек спас ее, причин ненавидеть этого выскочку прибавилось. Само его существование оскорбляло величие Хозяина. Как он, ничтожный человечишка, осмелился бросить вызов тому, кому подвластно само время! Гидеон должен быть наказан.

Козилек сжал кулак, так что ни один смертный не выдержал бы такого давления. Гидеон буквально лопнул, и кровавый ком разорванной плоти и сломанных костей спустя мгновение красным пятном размазался по идеально-белой поверхности. Трупов стало четыре. Восторг!

Грохот вокруг, что это? Какой непривычный звук, но он идет изнутри будто… это похоже на смех. Это смеется Козилек.

Настоящий хохот, глубокий, резонирующий, заполняющий все свободное пространство, разливающийся по душе вдохновением. Козилек поднял руку, и снова в его ладони оказался беспомощный Гидеон. Титан фиксировал воспоминание о победе в слепых вечностях, теперь мироходец будет умирать снова и снова.

Тазри визжала от удовольствия. Как же это восхитительно, что ее Хозяин умеет управлять временем. Теперь предсмертные крики Гидеона всегда будут наполнять ее сердце радостью.

Мерцание...


Буря сегодня бушевала особенно яростно. Ветер рвал облака на маленькие кусочки, врезался в эдры, лишая композицию последней надежды на симметрию.

Не работает. Это все не работает.

Первые десять тысяч лет с момента исчезновения Козилека Тазри пыталась восстановить хотя бы что-то напоминавшее творение Хозяина. Но Козилек был плохим учителем, не то, что его старшие брат и сестра, и все, что оставалось Тазри – стараться повторить. Имитировать.

Сначала ей казалось, что неудачи приходят из-за нехватки таланта и умений. Само собой, она и не надеялась воссоздать каждую деталь Зендикара с первого раза, это попросту невозможно. Но с сотого раза? С тысячного? Если она продолжит совершенствоваться с каждым разом, то рано или поздно у нее получится.

Wastes | Art by Raymond Swanland

И тогда Он вернется. Перерожденный Зендикар воззовет к Нему, как это было в прошлый раз. Должно сработать.

Просто это займет какое-то время. Благо, времени у нее с избытком.

Наконец-то, она поняла свою ошибку: в ней еще слишком много осталось от человека, даже спустя тысячелетия. Несмотря на все изменения, которые произошли с ее телом и ее разумом, она все еще оставалась человеком. А значит, амбиции богов ей должны быть чужды.

Essence Depleter | Art by Chase Stone

А может, проблема не в том, что я делаю что-то не так. Возможно нужно дождаться благоприятных условий? Возможно, если среда будет подходящей, то ей удастся воссоздать Зендикар в его первозданном виде.

И опять же – это потребует времени.

Все ее последние попытки были ориентированы на погоду, но даже самые простые эксперименты не привели к удовлетворительным результатам. С элементами, будь то ветер, дождь или снег, проблем не было, но когда она старалась перейти к более сложным комплексным системам, все вновь сводилось к хаосу. Ни порядка, ни красоты. Это не Зендикар.

Она сделала глубокий вдох.

Ты больше не человек, дышать совсем не обязательно.

И вернулась к работе.

Она хотела, чтобы Хозяин вернулся. Почему ты меня оставил? Неужели я была плохим солдатом? Ведь мы победили. Ты скучаешь по мне? Она снова хотела слышать его смех, чувствовать его присутствие. Желала, чтобы пустота внутри вновь заполнилась.

Я продолжу попытки. Я сделаю Зендикар таким, чтобы ты захотел вернуться.

Мерцание...


Солнце и Звезды больше не существовали, как не было и самого света. Тазри лежала глубоко под землей, укутанная в эфирный кокон. Она взяла всю доступную ей энергию миллиарды лет назад, и теперь ей оставалось только ждать.

Козилек вернется, она это знала, нужно лишь быть на месте, когда это произойдет.

Большую часть времени она спала, хотя порой и приходилось просыпаться, чтобы проверить целостность кокона. Она старалась развлекать себя, рассказывала самой себе истории. Была среди них и любимая – та, в которой умер Гидеон. Эту историю можно рассказывать снова и снова, вспоминая смерть каждого, кто осмелился пойти против Хозяина, сотни раз слыша крик Джуры.

Это была долгая история, но каждый раз Тазри начинала ее сначала, не забывая рассказать, как приятен смех Козилека и как тепло чувствовать его присутствие.

Несмотря на то, что она не видела Хозяина триллионы лет, она твердо верила: это случится вновь. И все станет на свои места. В бездонной пустоте у нее был сон и свои истории – этого больше, чем достаточно, чтобы дождаться Козилека.

А сейчас я расскажу тебе о том, как погиб Гидеон…

Мерцание…


Разум стал распадаться на части. Давно пора, смертный не может выдержать давление бесконечности. В глубине души Тазри понимала, что рано или поздно это произойдет, странно как вообще она протянула так долго.

Нимб на ее шее засветился.

И что-то было в этом свечении: свет отбирал боль, заживлял раны, давал то, что когда-то звалось надеждой. Но Тазри слишком глубоко, чтобы нимб что-то изменил. Она там, откуда нет возврата.

Нимб пульсировал и мерцал. Казалось, его света даже может хватить на то, чтобы заполнить бесконечную пустоту. Яркая белая вспышка, и больше ничего.

Тазри стояла? Парила? Существовала. Больше ничего не было. Ни Зендикара, ни Эльдрази, ничего.

Начала возвращаться память. Медленно, осторожно. Она вспомнила об ужасе бесконечности, всепоглощающем страхе бессмертия в пустоте. О жалких попытках удержаться во сне.

На краю чистейшего белого света что-то мелькнуло. Глаза долго не могли привыкнуть, но вот Тазри увидела перед собой лицо, прекрасное лицо. И совершенное тело, которое от человеческого отличали две пары крыльев за спиной.

Angelic Gift | Art by Josu Hernaiz

Это был ангел, котораго она убила… сколько… двадцать, миллион лет назад? К своему удивлению, Тазри заплакала.

- Где я? – простонала она сквозь слезы, - как это все возможно?

Ангел улыбнулась, и на душе сразу стало тепло. Ужасы и тревоги отступали, на их место приходили радость, уют и любовь.

- Мы вне времени, Тазри, - губы ангела не двигались, голос звучал только в голове, - и вне пространства. Здесь нет твоих врагов, нет Козилека, тут ты в безопасности.

При упоминании Козилека Тазри вздрогнула, хотя и не могла вспомнить, почему. Это слово отзывалась внутри звоном миллиона колоколов, но понять, что оно несет с собой: инфернальный страх или отголоски счастья, - было невозможно. Похоже, и то, и другое.

Ангел продолжать смотреть с улыбкой.

- Ты была серьезно ранена и жила с этой раной много лет. Пришло время это исправить.

Тазри вспомнила о своем преступлении. Давным-давно она убила ангела, существо столь прекрасное и невинное, что и наказание за такой поступок придумать сложно.

- Тебя нужно исцелить…

- Нет! – резкость ответа расчертила воздух. Как давно она не чувствовала так сладостно, так нежно, так чисто, - это был мой выбор. Ты сказала, что будут последствия, и я приняла их. И с этим уже ничего не поделать.

Сложно оценить важность чего-то в своей жизни, пока это не потеряешь. Наказание было жестоким – Тазри больше не могла чувствовать ни радости, ни печали, не могла мечтать или стремиться к чему-то. Не могла даже надеяться.

Это был мой выбор.

- Тазри, ты страдала целую вечность. Ты страдала достаточно. Ты прощена.

- Мне не нужно твое прощение.

- Не мое. Твое.

Двадцать лет назад Тазри убила ангела, и что-то внутри умерло, она тогда лишилась части своей души. Сейчас же чувства и эмоции вернулись. Хлынули градом слез, сдержать которые было невозможно. Она все чувствовала.

Но как же я перенесу происходящее? Ведь там, за этим светом, все искажено.

- Ты попала в поле Козилека. Не бойся, скоро это закончится, и ты выживешь.

Make a Stand | Art by Magali Villeneuve

Реальность начала проступать сквозь белое свечение. Уламог. Козилек. Титаны неумолимо двигались по Зендикару. Гидеон и его друзья пропали или мертвы. Что же делать, есть хоть малейший шанс на победу?

- Козилек может управлять пространством и временем, это правда. Это его предназначение. Время и пространство – это много, но это еще не все.

Голос ангел становился тише, а реальность проступала все отчетливее, еще немного, и все вернется на круги своя.

- Я не понимаю, пожалуйста, помоги мне.

- Со всей своей мощью и властью Козилек и ему подобные никогда не смогут сделать то, на что пошла ты двадцать лет назад. Плоскость чувств ему не ведома, ему доступны лишь четыре измерения. Но у тебя все иначе. Ты умеешь любить, ты способна пожертвовать собой. Готова принять ответственность, даже зная, что цена будет невероятно высока. Ты проявила сострадание. Время и пространство – великие союзники, но даже они не так сильны, как любовь и милосердие.

Голос ангела сжимался, становился меньше и тише, пока не превратился в точку и почти рассеялся.

- Ты не запомнишь, что произошло здесь, но теперь ты всегда будешь самой собой. Запомни главное: вы можете победить, и вы победите. Другого выбора вам не дано.


Огонь падал прямо с неба. Куда бы Тазри не взглянула, везде она видела трупы своих друзей. Всего несколько минут назад они были живы, а теперь лежали на земле, разбросанные как мусор после шторма. Тазри не понимала, что произошло. Несколько секунд все они бежали, спасаясь от катастрофы, потом она обернулась и посмотрела назад, чтобы понять, где находится Козилек, а теперь все ее солдаты мертвы, и лишь сама она стоит на ногах. Она осмотрелась и поняла, что титан уже успел уйти далеко вперед, но как? Он не мог преодолеть такое расстояние всего за мгновенье.

Witness the End | Art by Igor Kieryluk

Теперь к огненному дождю присоединились землетрясения и каменные шипы. Тазри прищурилась и увидела четыре знакомые фигуры, а пред ними – еще одну. Мерфолк Нойен Дар и его маги Великого Вала. Похоже, они были в ярости: взмах руками, и ветер разбивает группу Эльдрази о стену Мореграда. Вот земля расступилась под ногами и щупальцами выводка, и сразу несколько сотен тварей полетели в пропасть. Эльдрази гибли сотнями, и через несколько минут ни одной мерзкой твари не осталось на площади в несколько сотен квадратных метров.

[Maw of Kozlikek] | Art by Daarken

Хотя нет, одна уцелела. Дрон Эльдрази бросился прямо на Нойена и резким ударом подбросил того на несколько десятков метров в воздух. Как бы ни был хорош маг, Тазри и представить не могла, что должно произойти, чтобы мерфолк выжил при падении. Даже когда до земли оставалось всего несколько метров, он старался сплести какое-то хитроумное заклинание – это было видно по специфическим пасам руками. Но до земли он не долетел. Темная фигура, непонятно откуда взявшаяся, перехватила Нойена, когда до поверхности оставалась всего пара метров.

Вслед за одинокой темной фигурой из-за дыма появились сотни других. Целая армия, громящая любого, кто попадется на пути. Здесь же был и Мунда. Вампиры, эльфы, люди, коры и мерфолки – все сражались плечом к плечу, а спасла Нойена…

Drana, Liberator of Malakir | Art by Mike Bierek

Драна! Тазри никогда не отличалась особой любовью к королеве вампиров. Ассоциативно она напоминала крокодила – на вид спокойная, расчетливая и даже безмятежная, но если увидел зубы, считай, ты труп. Тазри не доверяла вампирше, но сейчас была восхищена самим фактом того, что вампиры явились на поле боя. Драна опустила Нойена на землю и сама встала прямо напротив Тазри. Гнев на лицах обеих читался без труда, но было и что-то еще.

Они были растеряны, и причиной тому являлся Козилек. Именно он устроил тут хаос, смешал прошлое с будущим, верх с низом. Тазри предполагала, что ее новые знакомые каким-то образом избежали волны Титана, иначе все они были бы мертвы, также как ее друзья. Сама Тазри так и не могла понять, как ей самой удалось выжить.

Реальность трещала по швам.

Появление подкрепления на время изменило ход битвы. Впервые с того момента, когда обрушилась тюрьма Уламога, Зендикар не дрожал от ужаса. Но ситуация все еще оставалась плачевной: зендикарцы были практически окружены и уже потеряли половину бойцов. Без четкого плана они все погибнут, и тогда Зендикар будет обречен. Среди всего этого хаоса кто-то должен взять ответственность на себя.

Короткий момент сомнения. Кто я такая, чтобы вести за собой целую армию. Но через секунду неуверенность ушла, уступая месту опыту последних двадцати лет. Я – Тазри. Я сражалась и проливала кровь за Зендикар. Я училась у Ворика пятнадцать лет. Я здесь ради своего народа, своей земли. Я – Тазри. И этого достаточно.

Где-то глубоко внутри слова отозвались мягким и нежным эхом.

- Драна, сколько у тебя осталось бойцов?

Вампирша посмотрела на нее и промолчала, то ли все еще находясь в шоке от увиденного за последнее время, то ли не желая признавать право Тазри на командование. А может, и то, и другое.

- Драна! – ни намека на гнев, лишь металл и уверенность.

Глаза предводительницы вампиров сузились, какое-то время она молчала, и на лице появился намек на хищную улыбку, но все же ответила.

- Около тысячи. Отличные воины, но сражаться с выводком Козилека очень непросто. Одной силы самой по себе недостаточно, - Драна говорила спокойно, но хищный взгляд никуда не девался.

- Нойен, а сколько магов у тебя? – если Драна выглядела немного неуютно, то мерфолк казался просто потерянным и подавленным.

- Они… мертвы. Почти все. А те, кто выжил, на многое не способны. Я…, - голос Нойена сорвался, слезы покатились из глаз. Тазри хотелось плакать вместе с ним, чтобы почтить память павших. Но оставшимся в живых сейчас нужно другое.

- Нойен, сейчас ты не сможешь ничего сделать для них, но я обещаю: мы отомстим за их смерть. Нойен! – мерфолк поднял голову.

- Да, Тазри. Да. Что от меня нужно, - его отчаянье сменилось гневом. Гневом и стремлением к цели. Отлично.

- Мне нужен барьер, настоящая стена между нами и Мореградом, чтобы отсечь Эльдрази. Все, кто остались там, мертвы или умирают, мы не сможем им помочь. Но здесь еще тысячи живых, и им нужна защита.

- Да, это я могу, но мне потребуется время, особенно, если делать это в одиночку.

- Ты будешь не один. Мунда, готовь войска, надо убираться отсюда. Если кто-то не может идти, он остается.

Мунда даже не пытался сдержать гнев:

- Ты не посмеешь…

Allied Reinforcements | Art by Matt Stewart

- Еще как посмею. Если мы останемся здесь, то все погибнем. Да, это жестоко, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. Мы должны выжить, мы – последняя надежда Зендикара.

Мунда хотел было что-то ответить, но промолчал. Вместо этого он просто кивнул и отправился готовить отступление.

- Драна, - королева вампиров как раз раздавала приказы, но все же медленно повернулась к Тазри, - пошли разведчиков, пусть проверят, не осталось ли крупных групп воинов, способных сражаться. И отыщите Гидеона, он нам нужен.

- Этот человек мертв. Или умрет в самое ближайшее время.

- Нет, он жив, и мы обязаны его найти, - Тазри заметила, как глаза солдат вокруг нее засветились надеждой. Она не знала, откуда в ней такая уверенность, но другого пути просто нет. Им нужен Гидеон, чтобы у Зендикара появился хотя бы шанс на выживание. Иррациональная уверенность – самое главное, что лидер может дать своим людям.

- Скорее, Драна, пусть пошевеливаются.

- Ну конечно, мой маленький генерал Тазри, но сперва один вопрос: а почему я должна тебе подчиняться? Если бы мне хотелось кого-то слушать, то саму себя я нахожу более подходящей кандидатурой.

Генерал Тазри. Сказано с сарказмом, но мне понравилось. Время делать выбор, и будь что будет. Она подошла вплотную к вампирше и прошептала на ухо:

- Ты сильнее меня, Драна. Скорее всего, ты могущественнее каждого из нас, - вампирша довольно улыбнулась, - и люди говорят о тебе. Мы знаем, что ты уже совершила и на что еще способна. Но кроме твоих вампиров за тобой никто не пойдет, люди слишком боятся вас. Именно поэтому командовать должна я. Думай обо мне что хочешь, хоть кормом меня называй про себя. Можем даже поубивать друг друга, но только после того, как все эти чертовы Эльдрази будут мертвы. Я собираюсь возглавить армию Зендикара, и мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, - Тазри поняла, что она почти не дышит. Страх ушел, чтобы никогда больше не возвращаться.

Драна сделала несколько шагов в сторону, улыбка сползла с ее лица. В Глазах вампира Тазри увидела нечто враждебное, чужеродное. Еще несколько часов назад взгляд Драны поставил бы человека на колени. Я прожила целую вечность, маленький вампир, а твое существование мимолетно, как утренняя роса. Тазри не знала, откуда взялась эта мысль, но она вселяла уверенность, и девушка улыбнулась.

Лицо Драны стало серьезным, и она отвела взгляд.

Когда вампирша вновь повернулась к Тазри, улыбка снова играла на ее лице. Последний шаг.

- И еще одно, Драна, помоги Нойену. Он остался без магов, которые могли бы обеспечить его энергией, а источника сильнее тебя просто нет. Твоя помощь необходима.

Гнев Драны чувствовался, он наэлектризовал воздух, пропитал землю. Казалось, вампирша вот-вот накинется на нее, растерзает, разорвет на части. Но такой исход Тазри не рассчитывала.

После долгой паузы Драна ответила.

- Как прикажете, генерал, - и всем стало понятно, она говорит серьезно. По крайней мере – сейчас.

Эльдрази были все ближе. Несмотря на то, что Уламог и Козилек уже далеко, их выводок все еще представлял серьезную опасность.

- Нойен, мне нужен барьер, сейчас же.

Титаны Эльдрази свободно перемещаются по миру, половина армии Зендикара уничтожена, местонахождение Гидеона неизвестно, а сама Тазри провела половину жизни в тумане, и только сегодня наступила какая-то ясность. Мысли рождались сами собой.

Вот, где я хочу быть. Вот, что я должна делать.

Битва за Зендикар не проиграна. Настоящий бой только начинается, и мы собираемся победить. Где-то вдалеке Тазри услышала тихое пение ангела. И улыбнулась.

General Tazri | Art by Chris Rahn

Автор: Ken Troop (оригинал статьи)
Перевод: Максим Лисовский


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.