Ошибка
OK
Информация
OK

Труднее всего разрушить первый

Когда мы впервые встретились с Обом-Никсилисом, он был ужасным – но бескрылым – демоном, бывшим мироходцем, который оказался заперт в мире, известном как Зендикар. В следующий раз, когда мы увидели его на карте, он восстановил часть своего былого могущества, когда зендикарский эдр был извлечен из его головы. Тем не менее, он все еще не в состоянии покинуть Зендикар, о чем рассказывает история "Dreams of the Damned."

Но так выглядит его настоящее. Как насчет прошлого? Выход последнего издания Командира дал нам представление о том, как он выглядел, будучи человеком-мироходцем, еще до того, как он стал демоном.

Сегодня мы заглянем еще глубже в прошлое, чтобы услышать историю человека по имени Об-Никсилис из его собственных уст.


Назвать шум битвы рёвом было бы несправедливо. Это название - лишь бледная тень величия звука. Это симфония. Низкое, басовитое громыхание осадных машин, грохот камней, бесшумных в небе, а затем превращающих человеческий строй в кашу и обломки. Звон стали, летящие к небесам крики людей, животных и чудовищ, накатывающаяся волна за волной кровавая схватка. И перекрывающий все это многоголосый хор. Победные кличи, вопли ужаса, боли и ярости. Тысячи голосов, объединенных общей целью.

"Милорд, наши враги готовятся к отступлению. Их фланги бегут. Какие буду указания?" – мой лейтенант низко поклонился. Я не мог не отметить, с немалой долей разочарования, что его доспехи прямо сияли чистотой.

"Отправьте в каньон две дивизии, чтобы отрезать им путь."

Он возразил: "Это значит, поставить две наши самые утомленные дивизии против самых свежих чужих. Будут большие потери."

"Тем не менее, мы должны защитить необходимые припасы. Вы знаете, где мы находимся, лейтенант? Оглядитесь. Что вы видите?"

Он осмотрел горизонт: "Я не знаю, сэр. Поле. Камни. Какие-то руины."

Buried Ruin | Art by Franz Vohwinkel

"Действительно, руины. Тех, кто жил здесь, называли Кеосианами. Их империя простояла почти три сотни лет, пока они не спровоцировали Седьмой Катаклизм. Они были заклинателями демонов, лучшими из тех, кого только видел этот мир. Мастера войны и магии. Их язык – прямой предшественник нашего собственного, хотя мы и переняли наш современный алфавит у жителей Льекса. У них было слово, означающее ''победа любой ценой''. Знаете, как оно звучало? "

Он покачал головой.

"Победа." Разница – для слабых. Я подал знак оруженосцу, и он вручил мне шлем. Я подъехал к передовой, чтобы возглавить атаку.


Когда дело было сделано, я поднял глаза на затянутое дымом небо. Воздух был застоявшимся и зловонным, но мне он казался чудесным. Победа всегда бывает сладка, вне зависимости от обстоятельств.

Вернулась разведчица. Часть крови на её броне была её собственной. "Два знамени приближаются с северо-запада, милорд. Веланти и Раксимар."

Я зевнул: "Веланти не предупредили меня о том, что они собираются появиться здесь с войском. И Раксимар? Сколько их, и как скоро они объявятся?"

"Полный легион, кавалерия, не подготовлены к долгой осаде. Но мы зажаты между их всадниками и армией Веланти."

"Значит, нас предали. Интересно." – Выражение паники на лице разведчицы заставило меня улыбнуться. – "Мы сделали ход, а лорд Раксимар нашел более удачный. Я ожидал, что Веланти предадут нас, но не думал, что они выберут столь удачное время."

"Что мы будем делать?"

"Ничего. Если Раксимар согласен на переговоры, то будем говорить. Если нет – умрем."


Походная палатка лорда Раксимара была воплощением всего, что я ненавидел в людях. Это был передвижной дворец, огромный и роскошный. Со стен свисали гобелены, повествующие о его завоеваниях. В целом они были достаточно правдивы, поскольку Раксимар не был склонен к преувеличениям, но напрочь лишены художественной ценности. Зачем вообще пытаться увековечить момент, если ты не готов тратить время и силы на то, чтобы сделать это должным образом? Лорд Раксимар сидел на троне, одетый в свои парадные доспехи. Конечно, многие лорды поступали так же. В принципе, в этом был свой смысл – ведь ни один здравомыслящий человек не будет встречаться с другим воином безоружным. Но в то же время, это показывало и то, насколько уверенно вы чувствуете себя в своем доме. Чаще всего, показывало весьма самонадеянно.

Раксимар был человеком огромного роста, бородатым и улыбающимся. "А, лорд Никсилис. Рад снова видеть тебя. Прошу прощения за обстоятельства."

Меня ввели в комнату безоружным, но оставили мне мой доспех. Немногие из них пережили бы попытку отнять его у меня. Я склонил голову.

Он продолжил: "Ваши войска в неплохом состоянии. Даже сдаваясь, они сохраняют строй. Ты хорошо вымуштровал их."

"И ты грамотно выбрал Веланти в качестве союзника. Слишком малы, чтобы вызвать подозрения, достаточно близки к моему штабу, чтобы иметь полезные сведения, и они годами весьма убедительно изображали верность – я не ожидал от них предательства."

"Ярл Веланти до сих пор винит тебя в смерти своего сына. Это главная причина."

Я засмеялся: "Мне следовало бы надеяться на это. Я ждал смерти щенка, и он оправдал ожидания. Мальчишка был никудышным мечником."

Раксимар зевнул: "Некоторые из нас хотят чего-то большего, лорд Никсилис. Они хотят объединить этих людей. Остановить сражения. Снова начать строить."

"Ты говоришь так, словно ты никогда не изучал нашу историю. Да, случались мирные времена. Даже десятилетия. Но потом наша природа снова брала верх. Чем больше были союзы, тем страшнее падение. И когда придет Катаклизм, а он приходит всегда, хаос приходит вместе с ним. Разрушение. Мой план нравится мне больше."

"Править на кладбищах и залитых кровью полях?!"

Я усмехнулся.

"Не важно. Дни твоих завоеваний подошли к концу. Подчинись, или мы назначим твою казнь на утро."

Я прошептал себе под нос семь слов. Раксимар тряхнул головой и навострил уши.

"Что? Я не расслышал этого."

Я щелкнул пальцами и один из стражей вздрогнул. Он делал несколько неровных шагов в мою сторону, вытащил меч и протянул его мне. Я снова щелкнул пальцами и остальные шесть стражников в комнате безжизненными куклами рухнули на пол. Волна высвобожденной магии встала комом горячей смолы в глубине моего горла.

Раксимар вытащил собственный меч и встал, справившись с остолбенением. " Что это? Стража!"

Я улыбнулся. "Ни звука не выйдет за эти стены в ближайшие несколько минут. А твоя стража? Я проклял их несколько лет назад. До этого момента я не был уверен, что чары продержатся так долго. Мне повезло."

Раксимар порывисто огляделся и смолчал.

"Вот что теперь будет: мы с тобой сойдемся в Обряде испытания, а затем я завладею твоим войском."

Он засмеялся. "Ты никогда не удосуживался заглянуть в старые кодексы. Обряд испытания? Бред."

"Разумеется, ты прав. Это нонсенс. Но ты известен, как человек чести. Ты вполне можешь сделать подобную глупость. И в любом случае я намерен убить тебя и сказать твоим людям, что все произошло именно так. Так что от этого ничего не изменится.

Раксимар захлопнул забрало шлема перед своим раскрасневшимся лицом. "Ты трус, Никсилис. Если ты хочешь умереть именно так – твое дело."

Я занял оборонительную позицию и указал на него острием меча.

"Начнем."

Двуручный меч – оружие, которое легко недооценить. Новичок чувствует его тяжесть и размах, и делает вывод, что следует полагаться на грубую силу. Ничего подобного. Это невероятно сложный инструмент, клин и рычаг, а вовсе не большая металлическая дубина, которой следует со всей силы размахивать кругом, особенно когда имеешь дело с громилой вроде Раксимара.

Greatsword | Art by Nic Klein

Раксимар был больше, быстрее и моложе. Он мог держать свой меч одной рукой, а сила его удара одинаково дробила камни и кости. Поэтому я позволил ему подобраться ближе. Он начал с серии размашистых косых ударов, и я держал дистанцию, оставаясь на самом краю его досягаемости. Я держал равновесие, избегая необходимости непосредственно парировать его удары. Жесткое парирование почти не отличается от пропущенного удара. Он нанес длинный продольный удар, и я сделал шаг навстречу, перенаправляя его клинок высоко над моей головой. Это позволило мне нанести сокрушительный удар в бедро. Несмотря на броню, я знал, что удар повредил кость. Раксимар рухнул, но, к его чести, мгновенно поднялся на ноги.

Но это было уже не важно. Такая рана ограничивала его подвижность, а в бою с противником, которому некуда торопиться, это означало, что бой окончен. Я заставил его упасть в следующие две минуты, нанеся скользящий удар в плечо, а затем быстрым выпадом достал его колено. Он споткнулся, нанес отчаянный удар, и я обрушил свой меч на его запястья, сломав их и заставив выронить меч

Раксимар упал на колени, с трудом удерживаясь над полом. Он задыхался, отчаянно хватая воздух, отчаянно желая найти выход отсюда. Я вонзил меч в основание его шеи, и все было кончено.


После этого все пошло наперекосяк.

Отряды Раксимара почему-то не поверили в мою версию событий. Я пробился к своим отрядам, но мои люди ожидали исхода переговоров. Некоторые, сохранившие верность, помогли мне бежать из лагеря Раксимара, но было ясно, что вскоре нас изловят во второй раз, и на этот раз с куда меньшими церемониями.

Я бежал в увенчанные руинами холмы.

Мы встретили несколько засад. Большинство предпочло сдаться, а не умереть. Впрочем, оглядываясь назад, я впечатлен, что они вообще были достаточно глупы, чтобы умирать за меня. Мы бежали и бежали, а наши ряды все таяли и таяли, пока, наконец, только трое из нас не оказались загнаны в пещеру. Она уходила вглубь, и мы слышали шум воды. Мы запечатали вход. Пусть это конец, но, по крайней мере, мы могли умереть на своих условиях.

"Мы должны выйти и сражаться", - сказала капитан, до сих пор остававшаяся рядом со мной. Я не помнил её имя, но, наверное, сейчас не стоило предпринимать что-либо по этому поводу. – "Им придется сполна заплатить за мою жизнь своими."

Второй человек, простой солдат, сел и сказал: "Это не важно. Мертвые мертвы. И мы мертвы. Мы тоже мертвы."

Мои глаза блуждали по стенам пещеры. "Вам не кажется, что эти стены сложены из обработанного камня?"

Казалось, меня не услышали. Но я был прав. Пол и стены пещеры были слишком ровными, чтобы быть творением природы. Я вызвал из небытия небольшой огонек и направился в темноту.

Мне понадобилось время, чтобы расчистить обрушившийся туннель, но за завалом находилась небольшая комната. Я сразу узнал её. Это был кеосианский зал призыва, и он был в прекрасном состоянии.


Разумеется, при мне не было моих записей, поэтому расшифровка гравировок потребовала времени, но её суть оказалась достаточно простой. Два пьедестала, на каждом большая обсидиановая чаша. Наполняешь обе чаши кровью и кладешь в них руки. Об остальном позаботится комната. И так уж случилось, у меня как раз были в запасе две жизни, чьей кровью можно наполнить чаши.

Covenant of Blood | Art by Seb McKinnon

Желания моих спутников исполнились. Одна умерла, сражаясь. Второй погиб без толку. Я наполнил их кровью чаши, и когда я закончил, никто бы уже не смог сказать, кому из них она принадлежала.

Остальной ритуал был до смешного прост. Могущественные воплощения жаждут быть призванными. Уверен, я сделал пару ошибок в произношении, но это никак не повлияло на исход дела. Тонкие двери преграждали дорогу созданиям, к которым был обращен мой призыв, и когда я потянул створки, они распахнули их с той стороны. С этим справился бы и ребенок. Они сами желали прийти.

Я чувствовал их в своем сознании. Они грубо рылись в нем, выискивая мои желания. Я пытался направить их, указать на проблему, требующую немедленного решения, заставить врага прекратить погоню. Но они знали лучше. Они знали, чего я желал на самом деле, и они сделали то, о чем я просил.

Они положили конец этому миру.

Это было обыденно, словно невзначай. Ни воя ветров, ни извержений крови и огня, ни злобных крылатых тварей, рыщущих по земле. Мир просто кончился. Каждая живая душа в нем просто упала и умерла. От тех, кто разбирал завал, стремясь добраться до меня, до последнего земледельца на далеком материке. Они просто умерли. Все.

Кроме меня.

Много дней я шел по опустошенным землям. Я видел лагеря, наполненные гниющей плотью. Укрепления, охраняемые только трупами. На десятый день я заметил существо, таящееся в моей тени. Той ночью оно пришло к моему костру.

Он принял мой облик, воспроизвел его до малейших деталей, но его голос был подобен пустоте.

"Мои поздравления, Лорд Никсилис. Ты сделал это. Ты принес мир этим землям."

"Мир. Да, думаю, так и есть."

"Восьмой и последний Катаклизм. Ты хорошо сыграл свою роль."

"Столетия войн. Может быть, тысячелетия. Ради этого?"

"Миры – лишь игрушки для тех, кто сильнее нас. Они создают и ломают их в свой черед. Мы существуем, чтобы награждать и взимать плату."

Я улыбнулся. "Здесь сидит Об-Никсилис, единственный выживший в мире, который видел только войну, так? Хорошо. Во всяком случае, мне выпала участь получше, чем всем остальным." - Я вытащил флягу с водой из своей поклажи. – "Значит, так тому и быть."

Я сделал глоток и оглянулся. Я был совсем один.

Ob Nixilis of the Black Oath | Art by Daarken

Абсурд произошедшего обрушился на меня, как волна. Целая жизнь, полная борьбы за власть и могущество, и целую жизнь я танцевал на чужой сцене. Все мои стремления, вся жажда, все знания, боль и труды. Все впустую. Это был конец этого мира. И это было то, чего я желал всю свою жизнь. Ловушка, расставленная для меня за тысячелетия до моего рождения.

Я смеялся, пока не начал задыхаться. Я упал на землю, завывая и хватая воздух. Конец мира.

Стало очень темно.

Когда я открыл глаза, новый мир лежал передо мной.

Низвергнуть его было куда проще, чем первый.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.