Ошибка
OK
Информация
OK

Великий Учитель

В другом времени не было драконов. В том времени Нарсет была ханом клана, известного как Джескай. Она уже знала, что способнa на большее – но так и не успела реализовать свой потенциал, потому что её жизнь оборвал Зурго Шлемобой, хан Марду. Но та временная линия исчезла и навсегда потерялась среди бесконечных вечностей. В новой реальности небеса Таркира полны драконами, нет ни клана Джескай, ни ханов, а Зурго – всего лишь звонарь. Но одна вещь осталась неизменной – тайная сила пылает внутри Нарсет, и эта беспокойная сила жаждет вырваться на свободу.


"Ты должна научиться позволять вещам случаться. " – слова матери роились в разуме Нарсет, балансирующей на грани Вечностей.

Как бы ей хотелось этому научиться. Как она мечтала забыть обо всем и шагнуть в неизвестное. Мурашки нетерпеливого ожидания бежали по коже, а ноги подрагивали и пылали привычным беспокойством, которое терзало её всю жизнь. Теперь оно лишь усилилось: как будто её тело говорило ей, что именно сюда она шла все эти долгие годы.

Больше, чем чего-либо на свете, она хотела сделать еще один шаг.

Там, снаружи было столько всего. Столько нового. Столько можно было узнать. Столько увидеть.

Почему же она не сделала этот шаг? Что удерживало её?

Оджутай

Воспоминание почти отрезвило её.

Именно он был причиной, по которой она цеплялась за эту грань, причиной, по которой она столько лет боролась с собственной неугомонностью.

Оджутай. Её учитель. Её дракон.

Она уже давно не размышляла о нём с этой точки зрения.

Она мечтала собрать все кусочки головоломки, а затем сложить их воедино так, как они были сложены когда-то, тогда, когда она еще не знала того, что знала теперь, тогда, когда Оджутай был всем, когда он знал всё на свете, и пока он держал своё обещание поделиться этим знанием с ней.


"Свежие фрукты! Медовые яблоки!"

"Морковь, только что с грядки! Смотрите, с неё еще земля не обвалилась! Взгляните!"

"Горячий хлеб! Нет ничего лучше еще дымящегося горячего хлеба!"

Крики торговцев, яркие товары, приторные запахи стенами вставали внутри городского рынка, и он казался слишком тесным, слишком назойливым и близким. Ноги Нарсет подкашивались, и каждый вдох давался с трудом. Она то и дело тянула за воротник платья, которое душило ей. Должно быть, её мать слишком туго зашнуровала его.

"Стой смирно, - откуда-то сверху проворчала её мать. – ты что-нибудь опрокинешь." Мать рассматривала яблоки в куче, слишком высокой, чтобы Нарсет могла её как следует разглядеть.

Нарсет пыталась стоять неподвижно, но ей это никак не удавалось. Беспокойство внутри неё требовало выхода. Иногда ей удавалось отвлечься от этого ощущения. Она могла бы считать что-то, искать узоры, или изучать выражение лиц окружающих её людей. Но она слишком хорошо знала этот рынок, знала все его цифры и его покровителей. Она уже провела свою инвентаризацию. Человек с тростью сегодня меньше хромал, увереннее перенося свой вес на больную ногу. Нарсет предположила, что мазь, которую он купил у травника неделю назад, сделала свое дело и облегчила его боли. Как обычно, три дюжины кусков мяса свисали с прилавка мясника, и на каждой, в среднем, было восемнадцать жил. Эта цифра почти никогда не менялась, хотя на разных ломтях их число могло и разниться. На рукавах торговца тыквами было нечетное количество пятен, и три рваные нити свисали с его передника. Должно быть, он зацепился за свою тележку, и ему пришлось выпутываться обратно. В куче перед Нарсет было шестьдесят восемь яблок, если принять в расчет объем внутри неё, которого Нарсет не видела, но легко могла прикинуть на глаз. В куче могло бы быть уже шестьдесят семь, если бы её мать наконец выбрала хотя бы одно.

Её мать колебалась, пальцы порхали над яблоками, оценивая каждое, но она не решалась остановить выбор на каком-то одном.

Она так никогда не выберет ни одного, - подумала Нарсет. – Мы никогда не уйдем отсюда. Паника поднялась в ней. Взгляд помутился, в ушах зазвенело, лоб покрылся испариной. Нарсет судорожно искала хоть что-то, на чем можно было бы сконцентрировать внимание, но ничего не находила. В восемь лет Нарсет была слишком мала, чтобы увидеть хоть что-то за чередой людей и прилавков. Ей казалось, что она оказалась в бесконечном лабиринте высоких, потных, пахучих людей-деревьев.

Она была в ловушке.

Art by Daniel Ljunggren

Она старалась наполнить легкие плотным, тяжелым воздухом, но его явно не хватало. Тело чесалось и горело. Казалось, кожа предупреждает её о том, что не собирается больше оставаться на одном месте. Если она не пошевелится, то кожа уйдет сама по себе, и кожи у неё больше будет. Её было необходимо сдвинуться с места. Убраться как можно дальше отсюда.

"Возьми вот это." – Нарсет указала на ближайшее яблоко.

Её мать наклонилась, чтобы как следует рассмотреть его. "Нет, нет. Оно битое. – отмахнулась она. – И прекрати ёрзать, Нарсет".

Нарсет проигнорировала замечание: "Тогда вот это."

"Плохое пятнышко." – мать едва взглянула на яблоко. Её пальцы танцевали вокруг плода на вершине яблочной горы.

Если её мать хотела получить яблоко оттуда, с высоты, то так оно в итоге и произошло. Нарсет подпрыгнула: "Тогда вон то!" Она указала на один из верхних плодов, - и её рукав смахнул длинный ряд фруктов на землю.

То, что произошло следом, происходило очень медленно. Яблоко качнулось вперед – и назад. Нарсет потянулась, чтобы остановить его движение, но уже была на пути вниз после прыжка, и когда её пальцы коснулись яблока, они увлекли его за собой в пропасть. Мгновение оно качалось на краю, а затем обрушилось вниз.

"Не-ет!" – услышала она отчаянный крик торговца откуда-то сверху.

Она протянула руку к его драгоценному товару, который вывалился из пирамиды и устремился навстречу земле.

Она могла предсказать траекторию его падения: она много раз наблюдала за падающими предметами, и потому её рука поймала фрукт за мгновение до того, как он коснулся земли.

"Ха! Поймала!" – Она гордо подняла сжимающую яблоко руку, а множество других дождем посыпались вокруг, стуча по полу, натыкаясь друг на друга, подпрыгивая и раскатываясь по земле.

"О нет." Этого не должно было случиться, подумала Нарсет, если бы куча была сложена так, как надо. Но, так или иначе, если в ней было всего шестьдесят пять яблок, приходилось допустить существование некоторой структурной неустойчивости, и тогда такое развитие событий не вызывало особого удивления.

"Мои фрукты! Все мои прекрасные фрукты! Все пропало!" – кричал торговец.

"Мне жаль, мне очень жаль! – её мать заметалась, подбирая упавшие яблоки. "Видите, они в порядке, - она подняла один повыше. – С ними все будет хорошо."

Торговец вышел из-за прилавка. "Они побились."

"Сколько их было? – спросила Нарсет. – Потому что если их было всего шестьдесят пять, вы должны были… "

"Ты! – торговец резко обернулся к ней. – Отойди от моего прилавка!"

Нарсет отскочила назад, ударившись о угол прилавка. Еще одна дюжина яблок оказалась на земле.

"Убирайся! Убирайся!" – закричал торговец.

Нарсет посмотрела на свою мать: "Я просто пытаюсь объяснить. Он неправильно разложил их."

"Как ты смеешь сваливать всё на меня? – заревел торговец. – Я раскладываю яблоки десятилетиями. Десятилетиями! А потом приходишь ты, и одним махом уничтожаешь все, что я собрал за целый день!"

"Но, господин…"

Рука матери на запястье Нарсет заставила её замолчать. "Прошу тебя, - сказала мать. - позволь вещам случаться".

"Но…"

"Подожди снаружи, - её мать кивнула в сторону выхода с базарной площади. – Я попробую все уладить".

Нарсет не стала говорить о том, что именно это она и пыталась сделать: все уладить. Ей не хотелось спорить, ведь мать наконец произнесла именно те слова, которые ей отчаянно хотелось услышать. Наконец-то ей разрешили покинуть слишком тесную рыночную площадь, и позволили выйти наружу.

Art by Florian de Gesincourt

Она проложила свой путь, протолкавшись сквозь толпу под тяжелыми взглядами торговцев и покупателей, ставших свидетелями разгрома. Она нырнула под прилавок с дынями, перепрыгнула через три корзины хлеба, и вылетела наружу через приоткрытые занавески, прежде чем кто-либо мог её остановить.

Она была свободна.

С первым вдохом свежего воздуха её настроение стремительно улучшилось.

Солнечное тепло на коже, запах рыбы в реке неподалеку, и огромное, бесконечное пространство впереди казались ей совершенством. Именно так все и должно было быть. Нарсет побежала. Она просто не могла не побежать, видя перед собой столько неизведанного простора. Она никогда раньше не бывала в дальнем конце рынка, и все вокруг было для неё новым. Это радостное предвкушение погнало её вниз по течению реки, и вечное любопытство сменилось восторгом. Ветер шумел в густых волосах, приятно холодя кожу, а ноги чутко ощущали камни тропы. Она наблюдала за рекой, бегущей мимо, и запоминала узоры её течений и водоворотов. Она подсчитывала и классифицировала растения, как цветущие, так и отцветшие, и только собирающиеся цвести. В её разуме кружились детали мира, открывающегося перед ней, все до мельчайшей подробности.

Она была создана для этого: идти, находить, учиться, искать, бежать, стремиться…

"Стремиться к просвещению."

Голос испугал её. Он звучал так, как будто кто-то говорил ей прямо в ухо. По её спине пробежали мурашки, и она замедлила бег.

"Здравствуйте?" – она обернулась через плечо. Там никого не было. Она сказала себе, что это просто игра ветра, ничего более, и снова побежала со скоростью речной воды.

"Преследовать мудрость", – голос снова зазвучал в ухе.

Нарсет судорожно вдохнула, и обернулась так быстро, что едва не упала в реку.

"Кто здесь?" Неужто кто-то следовал за ней?

Она не видела ничего, кроме низких кустов, обрамляющих берег, травянистый луг на другом берегу, а за ним… "Подождите". Этого не могло быть.

Нарсет отшатнулась и замахала руками, чтобы удержать равновесие. Именно так. Она точно знала, на что смотрит, хотя никогда не видела этого прежде. Там, вдали, возвышалось величайшее из всех святилищ: Драконье Око. И на его вершине сидел Дракон-Владыка Оджутай, Великий Учитель. Она узнала его с первого взгляда, хотя отсюда он был едва различим. Его гибкое, сильное тело темнело на фоне солнца.

Art by Filip Burburan

"Собирать знание."

Это был его голос! Нарсет споткнулась. Это голос Оджутая звучал в её ушах. Но как такое возможно? Он же так далеко. И разве он не должен говорить на Драконьем языке?

"Искать истину."

Когда она поняла, что происходит, она услышала его голос таким, каким он был на самом деле. Его речь была значительно сложнее, чем что-либо, с чем ей доводилось встречаться: причудливый поток ворчания, щелчков, скрежета, писка, рыка, и, возможно, рёва. Но каким-то образом ей был ясен смысл всего этого, её жадный до знаний ум постигал его значение.

Слушая звуки, долетающие издалека, она поняла, что он, должно быть, ведет свой урок. Нарсет слышала о занятиях, которые дракон ежедневно проводит в своем гнездовье, но никогда не думала, что ей доведется услышать одно из них.

Она всплеснула руками и засмеялась от воодушевления. "Это потрясающе!"

Дракон повернул голову в сторону Нарсет, и она инстинктивно съежилась. Смотрит ли он на неё?

"Это начнется здесь", - сказал он.

С ней ли он говорит?

"Я покажу тебе путь."

"Мне?"

"Ты ищешь знания, ты странствуешь в поисках мудрости", – сказал Оджутай.

"Да," – ответила Нарсет. Он понял её. Великий Учитель сразу понял то, что она так долго не могла объяснить своей матери.

"Ты пришла в правильное место. Я знаю всё, что можно знать. – дракон гордо расправил плечи. – И я буду учить тех, кто готов учиться."

Она знала, что это было бы странным, но не могла отделаться от мысли, что его слова были обращены к ней и только к ней. "Я готова, - голос Нарсет сорвался на шепот. – Я хочу узнать всё". Она всмотрелась в фигуру дракона, и хотя он был не больше, чем пятнышко на горизонте, она почувствовала себя ближе к Оджутаю, чем к кому-либо за всю свою жизнь. "Я хочу быть твоим учеником, - сказала она. – Пожалуйста, позволь быть твоим учеником".

Дракон кивнул.

Она видела это. Это не было игрой света. Оджутай, величайший дракон на свете, кивнул в знак согласия. Она будет его учеником, а он – учителем. И она узнает всё, что только можно узнать.


И она училась. Училась всему.

С этого дня Нарсет с нетерпением ожидала каждого путешествия на базарную площадь. Её мать сочла, что лучше позволить Нарсет ждать снаружи, где она не могла ничего развалить и обеспечить свою семью большим количеством яблок, чем они могли надеяться съесть, при условии, что Нарсет останется там, чтобы на исходе дня помочь отнести домой полные мешки. Ей разрешили гулять вдоль берега до самой излучины, и оказалось, что излучина была превосходным местом для наблюдений. Оттуда она могла видеть отчетливый силуэт Оджутая и ясно слышать его голос, разносящийся над водой.

Следующие три года Нарсет училась, тренировалась и упражнялась под руководством далекого Великого Учителя. Она прикоснулась к древней мудрости драконов и бездонным кладезям знаний, которыми они обладали. Она узнала, что из всех драконов на свете Оджутай был старейшим, мудрейшим и могущественнейшим. И он был её учителем.

Со своим наставником-драконом она изучала драконью сущность коварства и оттачивала свой разум, решая загадки и головоломки. Она упражняла свое тело, наблюдая за силуэтом Оджутая и подражая его движениям. Она тренировалась каждую свободную минуту, и вскоре стала значительнее сильнее, ловчее и выносливее. Мешки, которые она носила домой с рыночной площади вскоре стали казаться ей легкими, как сумки с хлопком. И если ей этого было мало, она могла бы дополнительно облегчить их заклинанием. Её пытливый ум наслаждался сложностью магического искусства. В нем было столько составных частей, столько вещей, за которыми надо было следить, и так много подходов и концепций, в которые было необходимо вникнуть со всем тщанием. Она с радостью принялась за эту задачу, и в итоге научилась пользоваться магией мира, как это испокон веков делали драконы Таркира.

Art by Lake Hurwitz

Владеющая ей неугомонность пошла на убыль, но не иссякла до конца. До сих пор все внутри Нарсет сжималось, когда она думала о том, как далеко отсюда святилище Драконьего Ока. Конечно, во многих смыслах она была рядом с Оджутаем, но физическое расстояние между ними было огромно. Она мечтала однажды оказаться в его гнездовье, и каждый день безмолвно просила его об этом.

"Оджутай, мой дракон, - она стояла на одной руке на берегу реки, устремив взгляд на фигуру Оджутая в отдалении, - моё величайшее желание – до конца постичь твое учение." Она набралась храбрости и продолжила: "Я зашла так далеко, но я знаю, что смогла бы достичь куда большего, если бы училась рядом с тобой. Помоги мне найти дорогу к тебе, и я вечно буду твоей самой преданной ученицей".

"Здравствуй, ученица." Незнакомый голос напугал её. Это не был голос Оджутая, и это вообще не было голосом дракона. Он доносился сверху откуда-то от её ног.

Не будь она столь хорошо натренирована сохранять концентрацию и равновесие, она упала бы на землю. Но ей удалось удержать свое тело, и медленно встать на ноги с едва заметной дрожью в левой лодыжке. Она бросила туда взгляд, тихо проклиная её: лодыжка была её слабым местом, часто подводившим её в упражнениях.

"Впечатляюще."

Нарсет обернулась, и на расстоянии вытянутой руки увидела величественную женщину-авена.

"На твоем месте я бы так не переживала из-за этой лодыжки, - сказала авен, кивком указав на левую ступню Нарсет. – Порою те вещи, которые мы считаем своими самыми вопиющими несовершенствами, становятся нашими самыми большими преимуществами".

Нарсет открыла рот от удивления. Авен носила богато украшенные одеяния, которые она сразу узнала – одеяния Голоса Драконов!

"Я вижу, что побеспокоила тебя, и приношу свои извинения, - продолжила авен. – Обычно я не стала бы прерывать занятия ученика, но это сообщение исходит от самого…"

"Оджутая." – Нарсет без раздумий назвала имя дракона, но теперь уже была в этом уверена. Одеяния Голоса Дракона говорили сами за себя – пряжа, украшения, все говорило об одном. Кровь отхлынула от лица Нарсет, и она поклонилась: "Ишай, Голос Дракона".

Art by Zack Stella

"О, так ты знаешь, кто я, - Нарсет заметила, как авен вскинула голову. – Опять-таки, впечатляет".

Нарсет встала, опять едва не врезавшись в изящную авена. "Ты…ты его…и ты, ладно, ты здесь и ты говоришь со мной! Голос Оджутая говорит со мной!" Её голос сорвался, и она в испуге прикрыла рот ладонью, не в силах поверить, что этот звук слетел с её губ перед лицом Голоса Оджутая.

Авен коротко и тепло рассмеялась: "Да, ученица. Я здесь, чтобы говорить с тобой. Оджутай, - это имя она произнесла с правильным драконьим акцентом, должным образом взмахнув крыльями, чтобы до конца передать всё его значение, - Оджутай узнал о твоих прилежных тренировках. Мы все узнали. О тебе много говорят в Святилище Драконьего Ока".

"Святилище Драконьего Ока." Голова Нарсет закружилась, а её лицо бросило в жар и холод одновременно. Она пошатнулась.

"Не забывай дышать, юное создание", – Ишай – Голос Оджутая! – поддержала её своим крылом.

Нарсет последовала совету авена, и сделала длинный глубокий вдох. Медленно, но верно мир остановил своё вращение.

Ишай осторожно потрепала Нарсет по плечу, ободряя. "Мне очень нравится видеть твой энтузиазм. А Оджутаю это понравится ещё больше. Если, конечно, ты согласна отправиться со мной".

"В…в Святилище Драконьего Ока?" – прошептала Нарсет.

"Да, - ответила Ишай. – Чтобы учиться у Великого Учителя".

"Вы серьезно?" – Нарсет взглянула в глаза Ишай.

Авен поймала её взгляд: "Конечно."

Это была правда. Это происходило на самом деле. Наконец-то пришло её время отправиться к вершине горы. Она наконец-то встретится со своим учителем лицом к лицу. Она наконец-то сможет узнать все, что только можно узнать.

Всё, что она смогла сделать – это кивнуть.


Их первая встреча прошла именно так, как она надеялась, и как она мечтала – в точности. Когда Оджутай приветствовал её, она ответила ему на драконьем языке, и Великий Учитель улыбнулся. В следующие несколько лет она много раз видела его улыбку. Пока она училась наравне с другими послушниками Драконьего Ока, взгляд дракона нередко останавливался на ней. Этот взгляд придавал ей сил, и когда он смотрел на неё, она целиком вкладывалась в свои упражнения. И дракон улыбался её успехам.

Часто она чувствовала, что и его слова предназначены ей одной. Казалось, они двое заняты личной беседой, а все остальные всего лишь подслушивают их разговор. Никто другой не мог надеяться понять истинные глубины слов, проходящих мимо, потому что никто не обладал разумом, подобным её разуму и разуму Оджутая, никто – даже Небознатцы. Нарсет не хотела показаться заносчивой или самоуверенной – это были просто факты. Её разум больше походил на разум дракона, чем на человеческий. Она училась легче и быстрее, чем любой другой ученик в Святилище, и чем больше она узнавала, тем ощущала себя ближе к своему учителю.

Art by Chase Stone

Теперь, оглядываясь назад, она сочла бы время, проведенное в Святилище, лучшими годами в её жизни. Там она была более счастлива, чем где бы то ни было: у неё была задача, был вызов, были цель и признание. Её беспокойство больше не посещало её, вместо него пришло чувство умиротворения. И даже когда она не двигалась физически, она знала, что находится на Пути, становясь тем, кем должна стать. Оджутай вел её по этому пути, и не было ни дня, когда бы она не благодарила дракона за его дар.

Нарсет овладевала знаниями быстрее любого другого ученика, стремительно продвигаясь вверх по иерархии Святилища Драконьего Ока, от самых нижних этажей, до высочайших террас, до тех пор, пока Оджутай не призвал её на свой собственный насест. Для этого он прервал занятия, и потребовал её присутствия сразу после того, как она выиграла учебный бой против Тайгама, её соученика. Поднимаясь по верхнему пролету лестницы, Нарсет чувствовала, как его взгляд обжигает её спину. Тайгам провел в Святилище куда больше времени, чем она, и она знала, что он жаждет оказаться на её месте. Но в то же время она знала, что он не окажется там до тех пор, пока не научится искать чистой мудрости, вместо силы и власти.

Она отбросила своё беспокойство о Тайгаме и очистила свой разум, перед тем, как сделать шаг в покои Оджутая. Это был самый важный шаг из тех, что ей доводилось совершать.

"Моя ученица, Нарсет, время пришло. Твоя жажда знаний – твоя величайшая сила. Ты стала сильной, могущественной и мудрой, потому что никогда не останавливалась в своем поиске просвещения, - дракон посмотрел вниз на неё. Она знала, что сейчас произойдет, и в этот прекрасный миг все вокруг казалось ей совершенным. – Теперь я дарую тебе звание Мастера, без сомнений, заслуженное тобой, и вместе с ним – всю славу и ответственность, которую оно налагает". Оджутай наклонил голову и положил ей на плечо свою огромную лапу.

Нарсет кивнула в ответ и сжала своей маленькой рукой драконью лапу, не пытаясь стереть горячую слезу, прочертившую её щеку. В свои пятнадцать лет она была самой юной из всех, кого Оджутай когда-либо нарекал мастером. Она достигла вершины.

Она обернулась, чтобы с высоты Святилища Драконьего Ока посмотреть на мир внизу. Внезапно она осознала, что это первый раз, когда она не смотрит вверх, за все время, проведенное ею в гнездовье Оджутая.

Это было странно.

Ученики внизу приветствовали её – по крайней мере, большинство из них. Небознатцы парили вокруг, в знак почета. И яркие вспышки магии Оджутая танцевали в небе.

Art by Willian Murai

И было так. Она победила. Она дошла до конца…

Легкий звон появился где-то в ушах.

Больше некуда было идти.

Больше нечему было учиться.

Её лицо вспыхнуло, и мгновение поблекло. Она снова попалась. Взгляд помутился, и на лбу выступила испарина. Ей казалось, что она опять оказалась на рыночной площади.

Оджутай взглянул на неё сверху, и гордость светилась в его глазах. Она была уверена, что он ждал, что она заговорит, поблагодарит его, и присоединится к торжеству. Но всё, что она могла – это бороться с желанием убежать. И хотя сама мысль приводила её в ужас, ей казалось, что в этом есть вина дракона. Ей казалось, что этот момент должен был быть иным, и она ничего не могла с этим поделать. Должно было быть что-то ещё. Он обещал, что знает всё – но всё не могло просто так взять и закончиться. Ей хотелось кричать. Её путешествие не могло подойти к концу.

Теперь она думала: знал ли он, как она поступит? Мудрый Оджутай, Великий Учитель, который знал всё, знал ли он, что она убежит? Она не хотела этого делать. Она никогда бы не оставила его по своей воле. Её хотелось сказать ему об этом. Она сказала бы ему, если бы думала, что он будет её слушать.

"Прости меня," – прошептала она.

Ответа не было.


Почти год Нарсет боролась с всепоглощающим беспокойством, но оно только усиливалось. Словно буря разрывала её на части изнутри. Ей надо было двигаться, надо было стремиться куда-то. И поскольку забраться выше она уже не могла, Нарсет решила спуститься вниз.

Нисхождение прошло быстрее, чем она ожидала. Единожды начав бежать, она уже не замедляла ход. И когда она достигла долин, она не остановилась, потому что ноги сами несли её вперед.

Она не останавливалась до тех пор, пока не нашла потайную дверь, скрытую в горных утесах, и крепко запечатанную. За ней был проход и ступени, ведущие вниз. Она последовала за ними. И когда они привели её на площадку, с которой начинался новый пролет, она спустилась и по нему тоже.

Она спускалась все ниже, и ниже, и ниже, проносясь по проходам и пробираясь по частично обрушившимся туннелям. Она могла бы вечно забираться все глубже и глубже под землю, наблюдая камни, изучая песок и ил, но туннель закончился слишком быстро.

Поначалу неудовлетворенность снова воспряла, но прежде, чем она успела вонзить в Нарсет свои когти, та заметила, что путь еще не был окончен. Стены комнаты покрывали свитки. Она могла прочитать их, а значит, они могли бы привести её куда-то, и научить чему-то новому.

И когда она в отчаянном порыве метнулась к ближайшему свитку, она уже смутно осознала, где оказалась: эта комната должна была быть древним архивом, местом, запретным для всех Оджутай. Её это не беспокоило – просто не могло побеспокоить: все, что она чувствовала – это необходимость читать, искать и познавать.

Art by Chase Stone

Со всей осторожностью, на какую хватило её жаждущего разума, она развернула самый длинный из свитков. Он был хрупким, но невредимым. И он был полон слов – чудесных слов, которые хранили историю, мудрость и знание. Она опустилась на колени на пыльный кирпичный пол, развернула свиток перед собой, и погрузилась в чтение. Ей казалось, что она снова бежит вперед.

Древние свитки хранили записи о прошлом Таркира, но оно не было похоже на то, чему она училась до сих пор. Некоторые вещи перекликались с тем, что говорил Великий Учитель, но отдельные части то и дело вступали в противоречие. Детали искажались: кланы служили ханам вместо Драконов-Владык, появлялись сведения о незнакомой ей магии и чарах, и из того, что было сказано в этих свитках, следовало, что до Оджутая были и другие драконы.

Разве Великий Учитель не был старейшим драконом Таркира? Разве он не был мудрейшим? Разве он не был всеведущ?

Идея пустила корни в разуме Нарсет. Ей была нужна правда. Ей необходимо было знать, есть ли на свете что-то ещё, что она могла изучить.

Когда запасы свитков в архивах под Драконьим Оком истощились, она решила поискть их где-нибудь ещё. Она поднялась вверх по лестнице, выбежала на свет, и затем врезалась прямо в мускулистую грудь Тайгама.

"Я знаю, что ты была там внизу", - бросил Тайгам.

"Пропусти меня", - Нарсет не собиралась терпеть его детские обиды. Не сейчас.

"Ты знаешь так же хорошо, как и я, что вещи, лежащие там внизу, не подобают последователям Оджутая. Особенно тем, кто обладает званием мастера". На этом слове он помедлил.

"Тайгам, прошу, уйди с дороги. Мне надо идти", - жажда деятельности гудела в Нарсет, жгучее желание узнать истину само стало силой, толкающей её вперед. Она не могла долго сопротивляться ей.

Art by Jason A. Engle

"Мне придется доложить о твоем святотатстве. Ты предала Оджутая. Ты выбрала темный путь, и за это Великий Учитель покарает тебя".

"Тогда пусть карает!" – взорвалась Нарсет, и рванулась мимо Тайгама, не обращая внимания на его крики.


Нарсет в точности помнила, что она чувствовала в тот момент. Это было то самое чувство, которое в юности толкнуло её под прилавок с дынями, через корзины с хлебом и наружу, к свободе. Это было то же самое чувство, которое вело её вверх Святилищу Драконьего Ока, через все обучение, к насесту Оджутая. И это самое чувство теперь бурлило у неё в груди, толкало её вперед, требовало сделать новый прыжок – и уйти прочь.

Она ненавидела это чувство. Всю её жизнь оно приносило ей только боль, но ни разу эта боль не была так сильна, как тогда, когда она разыскала истину, касающуюся Оджутая.

Покинув архив Драконьего Ока, Нарсет отдалась своей беспокойной жажде знания, и позволила ей руководить её действиями. Эта жажда хотела большего. Она всегда хотела большего. Там, снаружи, ждали новые знания, она буквально чувствовала их, и теперь отчаянно желала получить их.

Под Горой Кори и Речным Колесом она нашла другие архивы, а в них – другие свитки. Из слов, записанных там, она составляла свое новое видение истории Таркира. Она узнала о Уджине, Духе-Драконе, который был источником всей магии мира, равно как и драконьих бурь. Она узнала о временах, когда кланы вели войну друг с другом, а драконы держались особняком.

Всё это приводило её в восторг.

Этого должно было бы быть довольно, но нет. Она искала большего.

И тогда она нашла архив под Диргуром.

В отличие от других хранилищ, архив в подземельях Диргура плохо сохранился. Казалось, он был разрушен и разграблен множество лет назад. Какая-то часть её надеялась, что он окажется пуст: что-то говорило ей о том, что если она продолжит поиски, открытия не придутся ей по душе.

На четвертую неделю поисков она нашла то, что казалось единственным уцелевшим свитком в этом хранилище. Он хранился за запертой дверью глубоко под землей. Нарсет долго смотрела на него, и с трудом могла поверить, что нашла хоть что-то. А затем, с отчаянно колотящимся сердцем, потянулась к нему дрожащими пальцами.

Она развернула свиток на полу, зажгла холодные огоньки на кончиках своих пальцев, и начала читать.

Знаки были нечеткими, писали явно второпях, как будто неведомый автор знал, что у него очень мало времени. И, читая, Нарсет поняла, почему.

На этом свитке был описан последний совет ханов далекого прошлого.

Art by Yeong-Hao Han

Она узнала о том, как ханы надеялись покончить с драконами, чтобы спасти свои кланы, о их намерениях и разногласиях, и ещё она узнала имя: Сархан – человек, дракон, хан, - который спас Духа-Дракона и тем самым спас драконов Таркира. А потом она узнала еще одну, последнюю истину: внезапный конец встрече ханов положило нападение двух драконов и их стай, собравшихся вместе и атаковавших цитадель. Одним из этих драконов был Оджутай.

Увидев имя своего учителя, Нарсет выпрямилась, сжав кулаки. Хрупкая бумага ломалась в её пальцах. И вместе с ней сломалось что-то внутри неё. Она почувствовала, как что-то вылупляется, словно из яйца, у неё в груди. Чем бы оно ни было, оно было горячим и сильным, пробежало по её ребрам, стремясь вырваться наружу из её тела. А затем сила, равной которой она никогда не ощущала прежде, потянула её назад – и вышвырнула за пределы Таркира.

Другой мир лежал перед ней. Новый мир. Неизученный мир. Он обещал: обещал знания, возможности, неизведанные просторы.

Это было чудесно.

И Нарсет почти сделала шаг вперед.

Но в последний момент все же рванулась назад.

Дрожа и задыхаясь, Нарсет, словно куча тряпья, упала на последний свиток истории Таркира.


Она все еще не могла объяснить, почему не ушла тогда.

С того времени почти ежедневно и ежечасно она чувствовала силу, тянущую её за собой. Было бы так легко подчиниться ей. Это было бы правильно. Но она держалась. Вместо того она прочесывала Таркир – каждое ущелье, каждую горную вершину, убежденная, что в них скрыто ещё множество загадок.

Теперь она прошла полный круг, она обошла все земли и узнала их тайны. И снова присела у излучины той самой реки.

"Мы должны всегда находить время, чтобы обдумать то, что мы узнали," – хриплый голос заставил Нарсет поднять глаза.

Оджутай.

Её дракон, её учитель, черным силуэтом вырисовывался в первых лучах восходящего солнца. Он спустился с своего гнездовья, чтобы провести утренний урок.

Art by Steve Prescott

"Итак, что ты узнала?" – он повернул голову к ней. Он смотрел на неё.

"Что ты нашла?"

Он обращался к ней.

Нарсет затрепетала. Так много времени она считала, что он отрекся от неё, как и обещал Тайгам. Она была еретиком. Она ослушалась.

"Что ты знаешь?"

Может быть, Тайгам ошибался. Может быть, Оджутай все ещё её учитель. Его вопрос звенел в ушах Нарсет. Что она знала? Она знала Таркир. Она знала его весь, его красоту, его чудеса и его изъяны. И часто эти изъяны были его самыми главными достоинствами. Она улыбнулась, глядя на своего дракона. Он был частью Таркира, и от его присутствия земля, люди и история была лучше. Мир был сильнее: он был совершеннее. Теперь она это понимала.

"Я узнала правду," – шепотом ответила она.

Оджутай кивнул. И хотя Нарсет не видела этого, она знала, что он тоже улыбается. Тепло и покой наполнили её. "Когда же мы обдумаем всё, мы должны двигаться дальше, - сказал Оджутай. – Все, что нужно человеку, это… "

"Искать просвещения," – закончила Нарсет.

"Потому что всегда есть, чему еще можно учиться", - с этими словами Оджутай расправил крылья и взмыл в утреннее небо.

"Спасибо," – сказала Нарсет. И ветры Таркира унесли с собой её слова.

Narset Transcendent | Art by Magali Villeneuve


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.