Ошибка
OK
Информация
OK

Родные воды

Предыдущий рассказ: Странствие Ниссы.

Когда мы в последний раз встретили мироходца Киору, ей едва удалось избежать поражения в бою с Тассой, теросской богиней моря. Не сумев достичь своих целей, Киора, тем не менее, ушла не с пустыми руками, и покинула Терос, сжимая в руках священное оружие морской богини.

Теперь она вернулась на Зендикар, чтобы вступить в бой с чудовищными Эльдрази, угрожающими разрушить её родной мир. Огромные и беспощадные, Эльдрази – не простые чудовища. Долгое время мерфолки Зендикара почитали их как богов.

Но Киоре уже доводилось сражаться с богом, и даже удалось уцелеть, чтобы рассказать об этом.


"Пойдем!"- сказала она, не просыпаясь.

Она схватила Тури за маленькую перепончатую ладошку, и потянула за собой.

"Старейшина Миша рассказывает истории. Скорее! Мы все пропустим!"

Она потащила сестру за собой, и когда старейшина Миша начала рассказ, юные мерфолки уже уселись на берегу рядом с остальной детворой. Все взрослые ушли на дальний конец пляжа, едва видимые в лунном свете, и рассказывали там свои, взрослые истории. История Миши была для детей. Мягкий голос старейшины отчетливо перекрывал шум прибоя.

"Давным-давно, в нашем собственном море, великий бог Ула собирался на охоту".

Ула, создатель морей, был верховным богом обитателей океана, гордым и неумолимым. Она показала Уле язык. И Тури тоже.

"Однажды Ула разозлился на дельфинов, резвившихся вокруг, потому что принял их игру за оскорбление своего величия. И потому он решил поймать и примерно наказать одного из них, чтобы как следует напугать остальных. Но все дельфины – обманщики и шуты, любимцы Коси, величайшего из всех обманщиков".

История про Коси! Все самые лучшие истории были про Коси, хотя взрослые почему-то никогда их не слушали.

"Так что Коси решил испортить Уле его охоту. Ночью Коси прокрался к его ложу на дне океана и подменил его огромное копье чаячьим перышком, заколдованным, чтобы тот ни о чем не догадался. Эмерия видела его из своих небесных чертогов, но ничего не сказала. Ей нравилось смотреть, как ссорятся остальные боги".

"Утром, перед охотой, Ула произнес целую речь о своем могуществе и величии. Дельфины собрались вокруг, чтобы послушать его – ведь Коси сказал им, что бояться нечего. И от этого Ула разозлился еще сильнее. Он взмахнул своим копьем, которое вовсе не было копьем, - раз, два, - но дельфины лишь смеялись, ведь на самом деле это было перышко, которое только щекотало их гладкие бока".

Старейшина Миша неожиданно удачно изобразила высокий, переливчатый смех дельфинов. Дети захихикали.

"Ула так и не понял, что дельфины остались невредимы, но осознал, что над ним потешаются. Он опять кинулся на них, нанося удар за ударом, пытался проворачивать свое копье в ранах – которых не было. Дельфины визжали от восторга. В ярости, Ула сломал свое бесполезное копье о колено – и увидел, что в руках у него остались только две половинки простого перышка. Дельфины так смеялись, что даже сегодня вы можете услышать их смех…"


Киора ударилась руками и коленями о песок. Перед глазами плыло. В ушах звенело.

Путешествия между мирами. Ха.

Ха, ха, ха.

Киоре больше нравилось плавать – опускаться все ниже и ниже, до тех пор, пока холодные и темные глубины океанов двух миров не сливались воедино, как мост над бесстрастным хаосом – еще холоднее, и еще глубже. Но в данном конкретном случае ей повезло, что она вообще добралась сюда.

Дом. Зендикар.

Она втянула воздух и закашлялась. Жабры открывались и закрывались. Она дрожала от изнеможения, вся покрытая илом с океанского дна – дна другого мира.

Ладони онемели, и она не могла бы сказать, есть в них что-нибудь, или нет. Она надеялась, что принесла с собой из Тероса не только грязь.

В глазах прояснилось. Она опустила взгляд.

В её крепко сжатых руках до сих пор было оружие богини.

Она хрипло рассмеялась.

Я выиграла, - подумала она, - я победила бога. Я выиграла!

Двузубое копье всё еще было выше её роста, хотя в руках богини Тассы оно было бы ещё длиннее. Казалось, оно вообще ничего не весит. Пока Киора смотрела на него, звездное небо – метка божественной природы, которую обитатели Тероса называли прикосновением Никса, - истончилась и растаяла, испарилась – как будто воздух другого мира был губителен для неё. Вскоре двузубец выглядел, как обычный высохший коралл. Жаль.

Киора надеялась, что оно по-прежнему было оружием, достойным бога. Но даже если оно превратилось в простое копье, это все равно был лучший из её трофеев. Может быть, она отдаст его Тури, вместе с остальными напоминаниями о её путешествиях.

Если Тури ещё жива. Если хоть кто-то из них жив.

Если Эльдрази еще не убили их всех.

Киора поднялась на ноги. Голова все еще кружилась после магической схватки, после удушающей хватки богини моря, и после отчаянного, очертя голову, побега между мирами. Но это был Зендикар. Он был опасен, особенно теперь.

Она огляделась.

Island | Art by Noah Bradley

Она стояла на берегах Тазима. Волны набегали на берег. Сияло солнце. Огромные камни парили в небесах, отрицая земное притяжение.

Зендикар жил!

Киора радостно вскрикнула и ринулась в набегающую волну, позволив водам зендикарского моря смыть с неё грязь Тероса. Коснувшись воды, двузубец издал короткий чистый звук. Только один – но это уже было что-то.

Чистая холодная вола струилась вокруг неё, вымывая из жабр донный привкус схватки с Тассой. Киора была чистой, была свободной – и была дома. Она нырнула в море, которое было не похоже ни на одно другое, и устремилась вдоль берега, кружась, ныряя и дугой взлетая над поверхностью воды.

В середине прыжка Киора заметила нечто неправильное: участок берега был покрыт тонкой серой пылью – пористой и хрупкой.

Она изогнулась, чтобы посмотреть, вошла в воду под неестественным и болезненным углом, и вынырнула на поверхность. Берег выглядел неправильно – он даже звучал неправильно: набегающие волны с шипением исчезали на нем, оставляя песок неестественно, невозможно сухим. Она нырнула, подобрала небольшого краба с полосы прибоя, и выбралась на скалистый островок рядом с мертвым берегом.

"Прости, приятель", - сказала она и бросила его на неестественно серый берег. Краб оправился от падения, угрожающе поднял клешни и засеменил обратно в воду.

Удовлетворенная тем, что эта штука, кажется, не собиралась мгновенно убить её, Киора вышла на берег. Материал больше походил на пыль, чем на песок, и она чувствовала, как он буквально впитывает влагу с её ног. То, что раньше было монолитными валунами, теперь превратилось в источенные и осыпающиеся глыбы. Работа Эльдрази?

Порыв ветра взвихрил пыльный полог. Тело Киоры отреагировало так, как будто она была под водой – глаза и легкие закрыты, жабры – наоборот. Она сплюнула с отвращением, и, моргая, снова бросилась в море.

Она представила, как эта удушливая пыль попадает в океан, струится с течениями, засоряет все кругом, и так до тех пор, пока жизнь не станет попросту невозможна.

Киора схватила двузубец и сфокусировалась на нем. Медленно, по мере того, как она проваливалась в него, её чувства охватывали все большее пространство. Течения и приливы, материковые шельфы и подводные вулканы, водорослевые луга и бескислородные ущелья – она чувствовала их все, ощущала, как они выстраиваются вокруг, словно пальцы её собственной руки. Ужасное побережье позади мертвым грузом повисло на ней, зияющая дыра в её восприятии.

Вдоль побережья и даже за его пределами, на морском дне, она ощущала другие мертвые проплешины, лишенные всех жизненных сил прикосновением Эльдрази. Эльдрази в океане! То, что они нападают на сухую землю, уже само по себе было плохо – но теперь они перебрались и в воду, плавали в её океане, высасывая его жизнь, опустошая морское дно. Она чувствовала это.

Впрочем, в океане были не только Эльдрази. Она не могла ощутить их, но мерфолки Зендикара все еще были живы где-то там, все ещё сражались. Иначе быть не могло.

Киора отплыла прочь от безжизненного побережья и повернула к северу, следуя изгибам береговой линии в поисках любых признаков обитателей Зендикара.

Kiora, Master of the Depths | Art by Jason Chan

В некоторых местах Зендикар казался таким, каким был всегда. В других – превратился в пропитанную порчей пустошь. Поселения мерфолков стояли заброшенные на прибрежных равнинах, и их заносило водорослями, или они разрушались, превращаясь в шаткие, безжизненные руины, задыхающиеся от пыли. Киора приблизилась к нескольким из них в поисках уцелевших, но нашла только мелких Эльдрази, шарящихся по развалинам в поисках одним богам ведомо, чего.

Богам ведомо, чего, - подумала она. Ула, Коси и Эмерия были богами мерфолков Зендикара, которые на деле оказались титанами Эльдрази: Уламогом, Козилеком и Эмракул. Были ли они настоящими богами? Были ли у них какие-то намерения, касающиеся Зендикара? Или они были всего лишь безмозглыми чудовищами, пожирающими без мысли и цели?

Заметив Эльдрази, бродящих вокруг руин, она стала держалаться вдали от заброшенных поселений. Ничтожная вероятность обнаружить кого-то из обитателей не шла ни в какое сравнение с опасностью быть захваченной врасплох в узких переходах.

Когда солнце низко повисло над горизонтом, она нашла пещеру в стене высокого утеса, в которой можно было переночевать. Собрав последние силы, она нашла в глубинах Зендикара гигантского осьминога. Он поднял её к устью пещеры, и сам устроился внизу, чтобы охранять её от возможного вторжения Эльдрази.

За узким отверстием входа лежало открытое пространство, залитое вечерним светом. Стены были сложены из обтесанного камня, а в дальнем конце стоял алтарь, посвященный Троим.

Shrine of the Forsaken Gods | Art by Daniel Ljunggren

Она не единожды путешествовала со своим племенем к алтарю, как две капли воды похожему на этот, чтобы возложить дары к ногам безразличных каменных богов. Паломники приносили Эмерии осколки эдров и земные плоды, жемчужины и раковины – Уле, и ничего – Коси.

Они с Тури, крадучись, возвращались обратно ночью, чтобы оставить Коси спутанные веревки и прошептать секреты ему на ухо – и когда они появлялись, его алтарь никогда не пустовал. Они были детьми, и возносили свои почести запретному богу ради азарта и чувства недозволенного. Она задумывалась порой, сколько старейшин её племени в юности поступали так же – и сколько из них никогда не переставали этого делать.

Никто не поклонялся Коси. Это знали все. Взрослые отказывались слушать истории о нём – и, как она узнала позже, не потому, что это были детские истории, а потому, что они были святотатственными – и слушать их было постыдно. Но почему они позволяли кому-то рассказывать детям эти истории? Почему бы тогда не придерживаться благочестивых, дневных рассказов о трех богах, создающих небо, воду и землю? Зачем рассказывать истории, в которых боги оказываются в дураках?

Зачем вообще ставить статуи Коси?

От пустого, безжалостного взгляда богов её пробрала дрожь. Было бы просто, слишком просто почитать их несмотря ни на что, думать, что восставшие чудовища действительно были богами, достойными поклонения. Это было бы просто… если бы она не помнила историй о Коси, похищающем одеяния Эмерии, или о Коси, обманом заставившего Улу проглотить камень. Она вспоминала, дрожа, залитое лунным светом побережье, теплые тела её сородичей, смеющихся над высокомерием богов, живых, смертных и беззаботных.

Эти истории научили её не бояться богов. И не доверять им.

Теперь к ней пришло понимание. Её детство было полем незримой битвы. Почтенные мерфолки всего мира предпочли бы стереть память о Коси, полностью забыть бога-обманщика. Но его последователи, тайные и явные, никогда бы не позволили этому случиться. Если им хотелось воздвигать статуи Коси, оставлять ему подношения, рассказывать детям еретические сказки – кто мог бы остановить их? Обманщики могли заставить неприятности племени раствориться в ночи, здесь и сейчас, но они же могли совершить куда более ужасные вещи, если бы кто-то попытался встать у них на пути. И в каждом племени мог быть свой Обманщик.

Другие народы не рассказывали своим детям таких историй – историй, насмехающихся над обычаями и богами. Но у других народов не было Коси. Коси оставался настороже. Его Обманщики не забывали о том, что даже боги могут допустить оплошность. Сколько бы обратилось на сторону чудовищ, или расстались со всякой надеждой, или просто сошли бы с ума, когда появились Эльдрази, если бы не эти истории? Не в этом ли заключался их изначальный смысл? Или им просто повезло?

Медленно, против воли задерживая дыхание, она подошла к статуям Трех. Она взглянула вверх на них, возвышающихся над ней. И затем плюнула в пустое, глупое лицо Улы.

"У тебя здесь нет власти, - сказала она, и её голос эхом отразился от сырого камня, - И никогда не было".

Ничего не произошло. Ничего не изменилось. Только тишина и плевок на камне.

Киора фыркнула и свернулась под статуей Коси.

Единственный честный бог, - подумала она, - Мы всегда знали, что ты лжец.

Под каменным взглядом ложных богов, сжимая в руках украденное оружие, Киора забылась беспокойным сном.


На следующий день она нашла свой народ.

Сначала она увидела Эльдрази, кишащих в воде и пикирующих с неба. Они окружили стаю мерфолков, и теперь не подпускали их к берегу.

Киора перехватила двузубец и прибавила скорости.

Drowner of Hope | Art by Tomasz Jedruszek

Там была, наверное, сотня мерфолков, плывущих редким строем. Водные Эльдрази – судя по их виду, из выводка Уламога, с костяными, лишенными черт, лицами, и множеством извивающихся щупалец, вклинились между ними и берегом. Мерфолки-солдаты удерживали Эльдрази на расстоянии сетями и копьями, но чудовища выхватывали из строя тех, кто отстал или отбился от стаи. Один из Эльдрази схватил мерфолка и сжал его своими щупальцами, затем расслабил их, но вместо тела она увидела только клубящееся облако той ужасной пыли. Киору передернуло.

Она послала зов гигантским существам глубин – сейчас, когда Зендикар сам был готов прислать союзников, не было нужды в ритуалах. Она позвала – и услышала их ответ. Между тем: двузубец! Наконец-то.

Она нащупала безымянное подводное течение, и качнула двузубцем. Воронка возникла рядом с одним из Эльдрази, заставив того опрокинуться. Сложно. Она попробовала снова, качнула сильнее, и новый водоворот утянул другого Эльдрази в глубины. Она засмеялась, пуская пузыри. О, да. Это было хорошо. Но с более крупными Эльдрази расправиться будет сложнее.

Еще несколько водоворотов – и её союзники наконец подоспели к месту сражения – несколько гигантских осьминогов и огромный покрытый наростами морской змей. Они принялись за дело, смахнув младших Эльдрази, и занялись более крупными. Тем временем мерфолки воспользовались ситуацией и устремились к берегу. Солдаты держались позади, прикрывая отступление.

Один из спрутов погиб, лишившись слишком многих щупалец. Другой сцепился с самым крупным из Эльдрази, и они закружились в толще воды. Щупальца с присосками переплелись с неестественно яркими щупальцами Эльдрази, и противники превратились в один огромный ком плоти и ярости. Муть, поднявшаяся со дна, скрыла место сражения. Первый из мерфолков уже достиг берега, но если этот Эльдрази сможет одолеть её осьминога…

Ему требовалась помощь. Она направилась к берегу, передавая силу через приятно светящийся двузубец. Осьминог воспрял, исполненный силой глубин. Киора наощупь добралась до берега через полосу мутного прибоя, и победно выпрямилась во весь рост, когда спрут выдавил последние капли ложной, неправильной жизни из тела большого Эльдрази.

Tightening Coils | Art by Tyler Jacobson

Когда она закончила, и израненный осьминог уполз обратно в пучину, берег уже был полон мерфолками-беженцами. Пожалуй, сотни бы тут не набралось – но их было немногим меньше. Уцелевшие разбрелись по берегу, сбиваясь в тесные группки. Здесь были мерфолки из самых разных племен, и, хотя они были в её родных водах, она не видела ни одного знакомого лица.

Киора тяжело опустилась на камень в стороне от толчеи, положив двузубец на колени. Никто не позаботился о том, чтобы поблагодарить её, но она не винила их. Они были заняты заботой о раненных и подсчетом потерь. А кем была она? Незнакомка со странным оружием.

"Киора!" – донесся голос из толпы.

Она встала.

Молодая мерфолк с горящими глазами протолкнулась мимо нескольких групп беженцев. Она была увешана сумками со свитками.

Тури!

Coralhelm Guide | Art by Viktor Titov

Киоре едва хватило времени, чтобы отодвинуть в сторону свой двузубец, прежде, чем юная мерфолк с осьминожьей силой обвила её руками.

Тури повернулась к сородичам позади неё, все еще крепко обнимая Киору.

"Это она! – крикнула Тури, - Моя сестра! Я же говорила вам, что она вернется"

Все еще улыбаясь, Киора закатила глаза: "Что за сказки ты про меня наболтала, рыбешка?"

Тури отстранилась на длину руки и усмехнулась.

"Только правду, - сказала она, - Я рассказала им, что моя сестра бывает в таких местах, о которых они даже не слышали, и приносит мне сокровища. И как бы долго её не было, она всегда возвращается, даже если перед этим её проглотил морской змей у меня на глазах!"

Киора вздрогнула от воспоминания. Теперь Тури с такой легкостью говорила об этом, но прежде это был самый ужасный момент в их короткой жизни. По настоянию Киоры они забрались слишком далеко за кромку материкового шельфа, и наткнулись на поднявшегося из глубин змея. Киора отвлекла его на себя и рванулась вперед, велев сестре возвращаться – и не оглядываться.

Shoal Serpent | Art by Trevor Claxton

Тури все равно оглянулась, и паника на её лице была последним, что увидела Киора прежде, чем челюсти чудовища сомкнулись вокруг неё, и мир исчез в кипящей панике, в которой зажглась её Искра мироходца. Прошли месяцы, прежде, чем она нашла дорогу обратно на Зендикар к своему народу. Открытие новых миров меркло по сравнению с осознанием, что она сделала недостаточно, чтобы уберечь Тури. Когда же она наконец вернулась, она поразилась остекленевшим глазам сестры и тому, как она исхудала за это время, обвиняя себя в гибели Киоры.

После этого они заключили сделку. Киора дала обещание всегда возвращаться к ней, а Тури - всегда ждать её.

"И они поверили тебе?"

"Ну..."

Киора снова обняла свою сестру: "Посмотрим, что я смогу сделать. Не хотелось бы тебя подвести".

Тури разглядывала двузубец.

"Это для меня?"

Киора часто приносила ей побрякушки из других миров. Но на этот раз ей не хватило на это времени.

"Нет! – ответила Киора, с улыбкой отодвигая оружие, - Я абсолютно честно украла его для себя".

"Ты украла его? У кого?"

Киора усмехнулась.

"У морской богини, - сказала она. – У настоящей морской богини".

Тури показала ей язык.

"Это правда! – подняла руку Киора, - Пусть Коси заберет меня, если вру".

Тури побледнела. Пара мерфолков неподалеку уставились на них.

"Киора, - тихо сказала Тури, - Люди больше… больше так не делают. Не клянутся богами".

Киора вскинула голову.

"А почему нет, - в полный голос спросила она, - Они готовы поносить богов, но не чудовищ?"

"Перестань, - прошипела Тури сквозь сжатые зубы, - Некоторые из них видели Коси. Козилека. Прежде, чем он ушел. Потеряли дома и семьи. Подумай, каково им".

"Ушел?"

Тури застонала – не в этом дело! – но вставать на пути безжалостного любопытства сестры точно не собиралась.

"Уже несколько месяцев его никто не видел, - объяснила она. – Ни его, ни Эмракул. Только Уламога. Некоторые говорят, что те двое отправились туда, откуда пришли".

Киора нахмурилась. Возможно ли это? Могли ли они просто взять и… уйти?

"Я поверю в это, когда увижу своими глазами, - сказала она. – А что случилось с нашим племенем?"

Тури обхватила себя руками, отчего внезапно показалась совсем юной.

"Я не знаю, - сказала она, - Я училась во Вратах Моря… "

"Училась? – переспросила Киора, - Ты?"

люблю узнавать новое", - с уязвленной гордостью ответила Тури.

"Как и я, - сказала Киора, - Именно поэтому я путешествую".

Киора не хотела обидеть её, но Тури вздрогнула.

"Значит, ты была во Вратах Моря, - осторожно продолжила Киора, - И что потом?"

"Эльдрази, - сказала Тури. Её взгляд погрузился в глубины памяти, - Они заполонили все. Мне повезло выбраться оттуда. Это… удалось не всем. Я присоединилась к этой группе, чтобы попасть домой. По пути из Врат Моря мы видели вдали Уламога".

Ulamog, the Ceaseless Hunger | Art by Michael Komarck

"Уламог во Вратах Моря?"

Неуместный вопрос. Она знала, что это был неуместный вопрос. Но, проклятье, ей нужно было это выяснить.

"Мне плевать, где теперь Уламог! – крикнула Тури, - Я пытаюсь попасть домой, Киора! К нашей семье. Тебя вообще беспокоит, что с ними случилось?"

Окружающие отводили взгляды, делая вид, что ничего не слышат. Очень мило с их стороны.

Киора положила руки на плечи Тури.

"Сестрёнка, - начала она, - Я знала, что здесь происходит. Я беспокоилась о тебе все время, которое провела в пути – обо всех, но в первую очередь, о тебе. Ты не представляешь, как много для меня это значит – знать, что ты в порядке".

"Я представляю, - тихо ответила Тури, - Каждый раз, когда ты уходишь, я думаю, вернешься ли ты. А если с тобой что-то случится, я никогда об этом не узнаю. Я никогда не смогу отправиться с тобой".

"Если бы я могла взять тебя с собой, я бы так и сделала".

"Нет, - грустно сказала Тури, - Ты бы не взяла. Ты бы оставила меня здесь, в безопасности, разве нет?"

"В Зендикаре нет безопасных мест, - ответила Киора. – Теперь их больше нет. Именно поэтому я не собираюсь искать наше племя. Поэтому я отправляюсь в Врата Моря. Если никто не остановит Уламога, погибнут все, где бы они ни были".

Titan's Presence | Art by Slawomir Maniak

Слишком громко. Мерфолки стали оборачиваться к ним.

"Назад к Вратам Моря? - спросила Тури, - Нет".

"Киора, верно?" - хриплый голос прервал абсолютно личный разговор. Хам.

Киора отпустила Тури и повернулась к незнакомцу. Он был стар и покрыт шрамами, а его чешуя потемнела от времени, проведенного вдали от воды. В его речи звучал характерный акцент мерфолков Седжири, и он говорил, как некто, уверенный, что его выслушают, даже на таком удалении от дома. Киоре он сразу не понравился.

"Это я", - ответила она, надеясь, что её голос звучит вызывающе жизнерадостно.

"Меня зовут Йенай, - ответил старый мерфолк. – Благодарю тебя за помощь".

Sea Gate Loremaster | Art by Dave Kendall

"Не стоит благодарности, - ответила Киора, - Теперь мы все на одной стороне, не так ли, Седжири?"

В лице Йеная отразилась боль, хотя она и не поняла, почему. Этнические границы среди мерфолков поощряли соперничество, но не вражду. Изменилось ли это?

"Разумеется, - сказал он, - Я надеюсь, что мы направляемся в одном направлении?" "Зависит от того, куда вы стремитесь, - ответила Киора, - Я иду к Вратам Моря".

Это была правда. Пару минут назад все ещё было иначе, но если Уламог находился именно там, она не собиралась терять время, прячась где-то ещё.

"Мы только что ушли из Врат Моря, - сказал Йенай, - и мы не станем возвращаться".

"Какая жалость, - сказала Киора, - Думаю, тогда я возьму свою сестру, своих чудовищ, и отправлюсь в путь".

"Киора, не делай глупостей! – воскликнула Тури, - Мы говорим о титане. О боге. Ты не устоишь перед ним. Козилек и Эмракул ушли. Может быть, Уламог тоже уйдет. Мжоет быть, они оставят нас в покое. Бесполезно бросаться им под ноги".

"Во Вратах Моря не осталось убежищ" – сказал Йенай.

Он забрался на камень, и повысил голос:

"Наши планы не изменились. Мы отправимся дальше вдоль побережья, вдали от основного роя. Вдали от Уламога. И хотя наша дорога будет долгой и трудной, мы знаем, куда мы должны попасть".

Он повернулся и окинул взглядом огромный, бескрайний океан. Что за идиот.

Island | Art by Vincent Proce

"Через море, в Мурасу. Мы слышали, что там дела обстоят лучше. В любом случае, хуже уже некуда".

Собравшиеся закивали. К разочарованию Киоры, Тури присоединилась к ним.

"Неплохая речь, - сказала Киора. – У тебя хороший голос. Голос рассказчика, в самом деле".

Йенай пристально смотрел на неё.

"Ты знаешь какие-нибудь истории о Коси?" – спросила Киора.

Глаза Йеная широко раскрылись.

"Как ты смеешь?.."

"Ну ты же знаешь, - продолжила Киора, - Истории о Коси. Как та, об Уле и ракушке. Или о том, как Эмерия перепутала медузу с луной..."

"Насмешка и святотатство! - сплюнул Йенай, - Тури, ты не говорила нам, что твоя сестра – Обманщик. Это сберегло бы нам немного ещё нерастраченной надежды".

"Она не Обманщик", - возразила Тури, но без особой уверенности в голосе.

На самом деле, Киора не принадлежала к числу искренних приверженцев Коси. Она была просто озорною душой, которая так и не повзрослела достаточно для того, чтобы перестать показывать богам нос.

"Все в порядке, - сказала она, - если ты не знаешь историй о Коси, можно было просто так и сказать".

Тури схватила её за руку.

"Киора, перестань".

Киора стряхнула её руку и вышла на полосу прибоя. Острия двузубца оставляли следы на воде позади неё, похожие на вихрящиеся клубки. Она потянула за один из них, и почувствовала его движение.

"Я знаю историю о Коси, - сказала она, - Эта история о том, как Коси научил смертного, как украсть копье Улы".

Она вышла обратно на берег, волоча за собой двузубец – и море.

"Смертный схватил копье и убежал. А когда Ула явился в поисках своего оружия… "

Толпа слушала молча, - в ярости или в восхищении, Киора не рискнула бы предположить.

"…смертный плюнул прямо Уле в глаз".

Огромная волна поднялась за ней и вокруг неё, и обрушилась на берег, расступилась вокруг собравшихся мерфолков, лишь щекочуще прикоснувшись к их ногам, прогрохотала мимо, вверх по пляжу, и с ревом разбилась о прибрежные скалы. Волна пощадила даже Йеная, хотя Киоре стоило больших усилий удержаться от искушения и не позволить волне унести его и его хрупкое величие куда-нибудь с глаз долой.

"Я не собираюсь прятаться в какой-то дыре, или рисковать жизнью на дороге через море, пока Эльдрази пожирают мир, - сказала она, перекрыв шум отступающей воды. – Я иду к Вратам Моря. Я буду сражаться".

Она подняла двузубец. Повисла тишина.

"Итак?"

Вокруг неё несколько дюжин мерфолков с круглыми глазами качали головой.

"Нет, - сказал Йенай, - Ты сошла с ума".

Киора повернулась к Тури.

"Киора, нет, - взмолилась Тури, - Я не смогу вернуться туда. Не могу. Пожалуйста, не надо".

"Я должна, - сказала Киора, - Ты знаешь это".

Губы Тури дрожали.

"Я только-только дождалась тебя, - сказала она. – Мы только что встретились, и я думала…"

Киора тепло обняла сестру.

"Я вернусь, - сказала она на ухо Тури, - Я обещаю".

Старые, истертые слова.

"Я буду ждать тебя", - сказала Тури.

Киора отступила назад, в прибой, и начала призывать змея. Если она хочет добраться до Врат Моря прежде, чем Уламог ударит и лишит её возможного преимущества, ей надо спешить.

Полдюжины мерфолков тихо подошли и встали рядом с ней.

Йенай удрученно наблюдал за ними. Он не мог не знать, что с ней ушли большинство, если не все последователи Коси в его небольшом отряде. Может быть, с их уходом неприятностей будет меньше. Может быть. А может быть, они столкнуться с неприятностями, которым могут противостоять только Обманщики – и тогда ему, и Тури, придется справляться без их помощи.

"Моя сестра, - тихо сказала Киора, - она отправится с Йенаем. Мне нужен кто-то, кто присмотрит за ней. Прошу вас".

Высокая женщина кивнула и снова опустила голову. Она заслуживала благословения – но Коси не давал их.

Киора повернулась спиной к берегу, где Тури, её безымянная защитница, Йенай, и прочие стояли и смотрели, кто с печалью, кто с гневом – а кто просто с усталостью.

"Пусть вам повезет", - сказала Киора. Везение. Удел Коси. Несмотря на то, что искренне желала им добра, она не устояла перед возможностью еще раз поддеть их.

Потом морской змей выкатился на берег, и она вместе со своей небольшой шайкой Обманщиков забралась на его спину. И когда берег, прибой и лица Тури, Йеная и остальных начали пропадать вдали, Киора, прощаясь, вскинула руку, прежде, чем движения змея окончательно унесли их прочь.

Она узнала имена своих товарищей, и услышала их мрачные истории о том, как изменилась к худшему жизнь Зендикара. Она узнала, что Бала Гед и Седжири были разрушены, и почувствовала легкий укол сожаления, что напомнила Йенаю о его потерянной родине.

Потом она рассказала им о том, как похитила двузубец, и поклялась, что это абсолютная правда – до последнего слова.

Врата Моря манили. Уламог ждал. Змей плыл.

И смех Обманщиков разносился над морем.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.