Ошибка
OK
Информация
OK

Истоки: Странствующий разум

Врин

Джейс остановился перед последним лестничным пролётом.

Его семья жила почти на самом верху чародейского кольца, которое местные называли Перекрестком Силмота, в одном из жилищ, которые сделали своим домом самые бедные из манакопов кольца. Каждый раз, когда они возвращались домой, ему и его семье приходилось платить за пользование покосившимся подъемником или тащиться вверх по двадцати трем лестничным пролётам. Денег было в обрез, поэтому Джейс предпочел лестницу.

Двадцать два пролёта позади. Остался всего один.

Art by Chase Stone

Теперь, так близко от дома, он медлил. Скорее всего, его ждут неприятности, как только он откроет дверь, хотя он по прежнему считал, что всё сделал правильно.

Какой-то мужик толкнул его сзади.

Слабоумный идиот.

Джейс не мог не согласиться с этим утверждением.

Клянусь, этот Белеренов сынок…

Джейс наконец добрался до конца лестницы. Он сделал глубокий вдох и вошел в дом.

Дом.

Разумеется, дома оказался отец, как обычно, зевающий за кухонным столом. Гав Белерен, неряшливый и лысеющий, наградил сына усталым взглядом.

Хотел бы я, чтобы он был нормальным.

Мысли отца текли в привычном русле.

“У меня есть записка из школы”.

Джейс не удивился тому, что новости опередили его. Иллюзиям не надо взбираться по лестницам, да он и не торопился. Отец жестом предложил ему сесть.

“Не хочешь рассказать мне, что произошло?”

Джейс сел. Он пожал плечами и уставился в стол.

“Я думаю, ты не хочешь, чтобы тебя исключили, не так ли? Образование – твоя возможность выбраться отсюда, к лучшей жизни”.

Жизни, лучшей, чем моя. Разговор вечно сводился к этому.

“Я знаю”. – сказал Джейс.

По твоему поведению не скажешь.

“Мне нужно знать, правда ли это. И я хочу услышать об этом от тебя”.

Джейс по-прежнему таращился на стол.

У него была контрольная по манадинамике, полная вопросов, к которым он не знал, как подступиться. Он полагал, что изучил предмет и подготовился, но, глядя на задания, понял, что не знает ничего. А затем ответы просто… появились в голове. Он знал формулы. Он показал учителю свою работу. Ответы были совершенно правильны, и он знал это.

Проблема была в том, что хотя отчасти он был прав – к контрольной он подготовился неплохо, - но сами вопросы были на редкость каверзными. При их составлении даже не предполагалось, что ученики смогут дать на них ответы. Ожидалось, что он подберется так близко к решению, как только сможет, чтобы продемонстрировать свои знания – но оказалось, что он знает слишком много.

“Я не знаю”, - ответил он.

“Ты не знаешь? Какого черта это значит? Ты жульничал или нет?”

“Нет, – сказал Джейс. - Я просто… знал ответы”.

“Они говорят, что ты решил уравнение для давления маны по шести узлам в уме. Если это так, то ты должен руководить командой калибровщиков, а не сидеть на занятиях”.

Джейс пожал плечами: “Может, так оно и есть”.

Это было уже слишком. Отец ударил по столу кулаком.

“Отправляйся в свою комнату. Мы поговорим об этом, когда вернется твоя мать”.

Джейс встал и повернулся к входной двери.

“Куда это ты собрался?”

Ну почему от тебя всегда столько проблем?

“Наружу”, - сказал Джейс и выбежал из дома прежде, чем отец мог бы остановить его.

Теперь он бежал вверх по лестницам, вдоль изгиба кольца, до самой вершины, выше наблюдательной станции, проталкиваясь сквозь толпу. Мысли людей, шумные и угрюмые, мешались с его собственными. Он вскарабкался по лестнице, ведущей к служебному люку – одному из тех, о которых обычным людям не положено было знать, - и выбрался на крышу колоссальной конструкции, которую привык называть домом.

Art by Jaime Jones

Он стоял на высоте сотен футов над дном ущелья, на угловатых ржавых пластинах, из которых состояла внешняя оболочка кольца. Он обернул вокруг своей головы шарф, спасаясь от хлещущего ветра. Здесь, вдали от обитаемых частей кольца, он мог размышлять без помех. Мысли других людей были далеким эхом: он не мог различить ничего, кроме свиста ветра.

Над ним возвышалась направляющая петля, сорока футов в диаметре, казавшаяся крохотной по сравнению с самим кольцом. Он осторожно двинулся вниз по изогнутому покрытию, и присел у края с наветренной стороны. Головокружение захватило его, он наслаждался им – одним из немногих ощущений, которое точно принадлежало только ему одному. Случалось, люди падали с кольца, но чаще всего кто-то ловил их на лету. Чаще всего.

Череда чародейских колец пологой кривой уходила вдаль. Три кольца под ним были связаны друг с другом и сливались в единый канал: Перекресток Силмота. Ближайшие кольца позаимствовали это название. За Перекрестком кривая продолжалась, наискось пересекая серебряную ленту Воробьиной реки, русло которой проложили совсем иные течения.

Где-то позади него лежали гигантские манасборные станции, направляющие энергию в сеть колец. А впереди, за горизонтом, находилось Ядро, лежащее в центре паутины колец, в которое стекалась энергия всего континента, где ею распоряжалась элита магов – до тех пор, конечно, пока Сепаратисты опять не нарушат течение потока. В теории, обитатели колец находились под властью Лиги Амприна, но на самом деле они никогда не знали, в чьем распоряжении находятся принимающие станции в каждый конкретный момент времени, и, говоря по совести, их это не очень интересовало. Пока мана струится по кольцу, никому не придет в голову побеспокоить их.

Направляющее кольцо над его головой начало искрится от избытка энергии – сначала неуверенно, а затем все сильнее и сильнее. Джейсу повезло. Он улыбнулся и потянулся к сумке, где он припрятал немного мясных пирожков, предполагая, что его отправят в постель без ужина. Хлеб и зрелище.

Сквозь рев ветра донесся едва различимый звук колоколов, звонящих где-то внизу. Всё должно было вот-вот начаться. Он откусил кусок чуть теплого пирога. Неплохо.

Пока он жевал, направляющее кольцо – поменьше, и более чувствительное, чем основное, отозвалось на входящий импульс маны. Все работники кольца из второй смены разбежались по своим постам. На наблюдательной станции операторы оценили силу входящего импульса и направили магов кольца на положенные им места по всей протяженности кольца, чтобы стабилизировать поток магической энергии.

Art by Jung Park

Несомненно, координаторы на наблюдательной станции сейчас спешно решали уравнения давления маны. В этом кольце было двенадцать контрольных узлов, каждый из которых управлялся полудюжиной магов кольца, и каждый импульс маны, проходящий через него, обладал своим собственным давлением, спином и внутренней динамикой. Даже с расчетными таблицами эти уравнения должны были быть сильно сложнее, чем те, которые были в его контрольной, но наблюдатели знали своё дело.

Джейс откусил еще кусочек пирога. Что, если бы кто-нибудь попросил бы его решить такое уравнение? Выяснил бы он, что каким-то образом знает и это тоже. Он жевал, размышляя. Возможно. Вероятно. Похоже на то.

Вспышка наполнила воздух сияющей бело-голубой энергией. Поток маны хлынул через центр кольца, завихряясь, когда маги кольца направили свою энергию в узловые точки, чтобы достичь постоянного давления в кольце.

Это было удивительное зрелище. Шедевр.

Кольцо скрипело и стонало, приковывая к своей вещественной громаде и направляя поток маны в положенном ему направлении.

Вот и уродец.

Злая мысль была единственным предупреждением, доставшимся Джейсу.

Он поднялся на ноги и обернулся, но было поздно. Троица его одноклассников стояли между ним и служебным люком.

Art by Kieran Yanner

“Эй, Белерен”, - крикнул самый крупный из всех троих, перекрывая ветер. Его звали Тук. В свои четырнадцать лет он был на год старше, чем Джейс, на голову выше, а телосложением напоминал погрузочный кран.

Двое других были Каден, парень с изрытым оспой лицом, на фоне которого даже Тук казался интеллектуалом, и Джиллет, злобная девушка, пользующаяся куда большим влиянием на этих двоих, чем они отдавали себе отчёт. Однажды, еще в младшей школе, Джейс по её милости пролетел целый лестничный пролёт.

“Я уже ухожу”, - сказал Джейс, пытаясь проскользнуть между Туком и Джилл.

Она толкнула его обратно.

“Не груби, - сказал Тук. – Мы просто хотим насладиться видом вместе с тобой”.

“Мне пора домой”, - ответил Джейс. Он двинулся, чтобы обойти всех троих, но Тук выбросил толстую руку и схватил его за плечо.

“Давай пообщаемся, - сказал Тук. – Учитель думает, что ты жульничал, но это же не так, разве нет?”

Джейс попытался стряхнуть руку Тука, но коснуться его не осмелился.

“Ты хуже, чем жулик, - сказал Тук. – Ты урод”.

Под хваткой Тука кости в плече Джейса начали поддаваться.

“Выскочка, урод-всезнайка”.

Тук продолжал сжимать его плечо. Джейс смотрел в пол, будучи не в состоянии сдвинуться с места.

“Хорошо, - сказал Джейс. – Как пожелаешь”.

“Скажи это”. – усмехаясь, потребовал Тук.

“Я урод”, - прошептал Джейс.

Тук подтянул его ближе.

“Извини, - сказал он. – Я тебя почти не слышу. Каден, ты слышал его?”

“Ни писка”, - ответил Каден.

“Я урод”, - громче повторил Джейс.

“Видите, парни? – сказала Джилл. – Я говорила вам, что урод знает, что он урод”.

“Ладно, - сказал Тук. – Что мы делаем с уродами?”

Он ударил Джейса в живот, тот упал на четвереньки… и провалился в запутанные, изрезанные коридоры Тукова разума.

“Должно быть, это очень страшно”, - сказал Джейс ржавому покрытию.

“Что ты сказал?” – Тук поднял Джейса на ноги.

“Я сказал, что это должно быть очень страшно”.

Усмешка пропала с лица Тука. “Что?”

“Ждать, когда он придет домой”, - продолжил Джейс.

“Кто?” – спросила Джилл.

“Зная, что он снова пьян, - сказал Джейс. – И что он снова собирается избить тебя”.

“Заткнись”, - прорычал Так и схватил Джейса за горло.

“Ты притворялся спящим, - прохрипел Джейс. – У тебя был твой маленький нож, спрятанный в постели. И каждый раз…”

“Заткнись!” – заорал Тук и сжал руки.

“Каждый раз… т-ты говорил себе… что ты дашь сдачи, - зрение Джейса начало затуманиваться. Через глаза Тука он казался себе смазанным.

“Тук?” – спросил Каден.

“Но ни разу не сделал этого,” – шепнул Джейс.

Заткнись! Тук отшвырнул Джейса, отчего тот заскользил по гладкой холодной поверхности чародейского кольца – к самому краю.

Джейс попытался зацепиться за покрытие, чтобы остановить своё скольжение, но зацепиться было не за что. Он перевалился через край, зацепился за него и повис на одной руке. Его ноги болтались в воздухе, а пальцы мгновенно онемели.

Свистел ветер.

Внизу гудел поток маны. Он не знал, что случится, если он упадет туда. Магический потенциал сотен акров земли, пойманный и собранный в единый луч… скорее всего, он просто испарится.

Его пальцы задрожали.

Он поднял вторую руку, но карниз нависал над ним, и ему не на что было опереться. Похоже, ему понадобится помощь.

Лицо Тука появилось над ним, похожее на маску боли и ярости.

“Никто не знает этого, - прошипел он. – Никто. С тех самых пор, как мерзавец помер”.

“Тук, он упадет”, - сказал Каден.

Судорога начала сводить руку Джейса. Его хватка слабела.

“Ты хочешь, чтобы он копался в твоей голове? Рассказал Джилли, что ты говоришь о ней, когда она не слышит?”

“Извини, что?” – заинтересовалась Джил.

“Заткнись, Тук!” – заявил Каден.

“Теперь ты знаешь, что я чувствую, - Тук посмотрел вниз на Джейса. Взгляд был диким. – Никогда, Белерен”.

Он поднял ногу.

Помоги мне.

Взгляд Джейса сместился. Теперь он глядел на себя и Тука сверху, из глаз Кадена.

Рука Кадена шевельнулась. Джейс пошевелил ею. Он не знал, как, или почему, или что сейчас видел Каден. Ему было все равно.

Art by Kieran Yanner

Управляя движениями Кадена, Джейс схватил Тука за плечо и рывком оттащил от края крыши, а затем неловко подал себе руку.

Каким маленьким он казался, отчаянно болтаясь над искрящимся потоком маны. Каким уязвимым. Он ненавидел это чувство.

Снова в своей собственной голове, Джейс схватил руку Кадена и втащил себя наверх.

Он стоял, содрогаясь, и прочное покрытие снова было у него под ногами. Джейс еще не до конца поверил, что всё ещё жив. Он посмотрел на трех своих одноклассников.

Каден покачивался, стоя на ногах, и его глаза лучились синей энергией. Тук покраснел от ярости. Глаза Джилл были широко распахнуты.

Свет в глазах Кадена померк. Его глаза закатились, и он гулко рухнул на плиты.

Джейс промчался мимо испуганных лиц Джилл и Тука, мимо пустоты в разуме Кадена, вниз по лестницам – и прочь, куда-нибудь, лишь бы оказаться подальше отсюда.


Джейс принял решение.

Все его вещи были уложены в небольшую котомку, которая теперь лежала подле него на кровати. Там было немного – пара смен одежды, дневник и немного сушеного мяса. Теперь он ждал только ночной темноты.

В дверь постучали.

За эти полтора дня он лишь ненадолго покидал свою комнату. Мать несколько раз оставляла еду под дверью, но до сих пор ей хватало такта не пытаться поговорить с ним. Поначалу это пытался сделать отец, но вскоре был вынужден сдаться.

“Уходите, - сказал Джейс, - Я же сказал, что не хочу говорить об этом”.

В своей комнате ему почти удалось забыть об остальном мире. Он касался граней чужого сознания: родителей, соседей, пролетающих магов ветра, но с такого расстояния он чувствовал только их эмоции, и не мог различить окончательно сформировавшихся мыслей.

“Джейс, - сказала мать из-за двери, - Я беспокоюсь за тебя”.

Она была рядом, достаточно близко, чтобы он мог прочитать её, если бы захотел. Но он не хотел. Он никогда больше не желал заглядывать в чей-либо разум. Ему не хотелось раскапывать чужие темные секреты, управлять или манипулировать ими, и больше всего ему не хотелось видеть себя чужими глазами – маленького, нескладного, уязвимого.

“Ладно, - сказал он. – Входи”.

Она приоткрыла дверь и улыбнулась. Не прислушиваясь к её мыслям, он не мог бы сказать, была эта улыбка вымученной или искренней. Без этого он вообще мало что мог сказать.

Она села на кровать рядом с ним, бросила взгляд на уложенную котомку, но промолчала. Ранна Белерен была целительницей, к которой обращались, если где-то происходил несчастный случай. Она обладала мягким терпением человека, который видел много худшие вещи, но тем не менее понимает, что каждая боль по-своему настоящая.

“Что они сказали тебе?” – спросил он.

“Мне бы хотелось услышать твой рассказ”.

“Тук пытался убить меня, - сказал Джейс. – Они упомянули об этом?”

Она качнула головой.

“Они снова начали избивать меня, - сказал он. – Я не знал, что делать, поэтому… я не знаю. Я просто… увидел один из Туковых секретов, и начал говорить”.

“Он говорит, что ты прочитал его мысли”.

Джейс обнял свои колени. “Я не знаю, как я это делаю. – сказал он, - Я… слышу, как люди думают. Иногда я даже не знаю, чьи это мысли – их, или мои собственные”.

“Ты телепат?” – Его мать села прямо.

Джейсу казалось, что он видит, как завертелись колеса её мыслей. Ему хотелось знать, о чем она думает, но он сдержался. Он мог и подождать.

“Ты телепат, - теперь это было скорее утверждение, а не вопрос. – Мой сын: всё схватывающий на лету, мальчик, всегда знающий, когда матери нужна его поддержка. Мой сын – телепат”. Она улыбнулась.

“Ты не считаешь, что я урод?”

Она снова покачала головой. “Я думаю, что ты прекрасен, и я люблю тебя – несмотря ни на что”.

Джейс знал, что это правда, хотя и не мог с уверенностью сказать, знает ли он это благодаря своим способностям, или же нет.

“Ты не слышала, что с Каденом? ” – спросил Джейс.

Мать поджала губы. “Он все ещё без сознания, - сказала она. – Целители не знают, что с ним делать”.

“Я не хотел навредить ему”, - сказал Джейс.

“Я знаю”.


Джейс вышел в гостиную, протирая глаза. Его завтрак, холодный, стоял на столе.

После разговора с матерью он решил задержаться ненадолго на случай, если что-то изменится к лучшему. Иногда он выходил из комнаты, чтобы разделить с родителями тихий, напряженный обед или ужин. Но они с отцом по-прежнему почти не разговаривали друг с другом, и он не осмеливался покинуть дом. Прошло три дня.

Он набросился на еду и успел проглотить три сосиски и полтарелки остывшей яичницы, прежде чем заметил, что его родители стоят в гостиной и ждут его. Отец лучился нетерпением, а мать – беспокойством.

Джейс почти бессознательно пригладил волосы и обернулся: “Что происходит?”

Его отец открыл было рот, но мать заговорила первой: “Кое-кто хочет увидеть тебя. Кое-кто, кто может помочь тебе”.

Джейс оглянулся.

“Он на смотровой площадке, - сказал отец. – Сюда бы он не поместился”.

Джейс устоял перед искушением заглянуть в разум своего отца, чтобы узнать, какого такого помощника они нашли, что он не может поместиться внутри их дома. Он все еще улавливал отзвуки их мыслей и призраки эмоций, но с той злополучной стычки на крыше он ничего не сделал намеренно, и теперь он пытался не делать ничего вообще.

“Кто он?”

“Он – судья, - сказал отец. – Его работа – положить конец войне. Но при этом он … маг, вроде тебя. Он знает, как…”

“Он знает, как научить тебя контролировать свои способности”, - закончила его мать.

Другие дети сейчас были в школе, и потому хотя бы они не могли быть здесь, чтобы глазеть на Джейса и его родителей, которые прокладывали себе путь на смотровую площадку. Но теперь уже, наверное, каждый в Перекрестке Силмота слышал о том, что произошло на крыше. Пока они поднимались, люди глазели на него, или торопились убраться подальше, или шептали что-то соседям, прикрывая рот ладонью.

Как будто это может помешать мне.

Они не ненавидели его. Они боялись его. И им было чего бояться, разве нет? Он забрался в воспоминания Тука лишь для того, чтобы найти способ уязвить его, а когда речь зашла о его, Джейса, собственной жизни, он без колебаний вломился в голову Кадена.

Он и его родители поднялись по последней лестнице, ведущей на смотровую площадку – открытую секцию кольца, обнесенную перилами. Там на задних лапах сидел сфинкс.

Art by Slawomir Maniak

Он возвышался над Джейсом: с царственным бородатым лицом, огромными лапами, облаченный в золото и полированное серебро. Его оперенные крылья были сложены за его спиной.

“Моё имя Альхаммарет. А ты, Джейс Белерен, необычайно одаренный маг разума.

Эта мысль, Джейс знал это абсолютно точно, ему не принадлежала.

“Как ты…?”

“Пожалуйста, если можешь, отвечай тем же образом,” – снова зазвучал гулкий голос у него в голове.

“Вот так?” - подумал Джейс.

“Совершенно верно”.

“Маг разума?” – подумал Джейс, - Но разве маги не творят заклинания? Я не знаю ни одного”.

“То, что ты делаешь – это уже колдовство, - ответил Альхаммарет. – Ты никогда этому не учился, но уже неосознанно творишь заклинания”.

“Значит, если я творю заклинания… вы здесь, чтобы заставить меня остановиться?”

Альхаммарет улыбнулся: “Нет. Я хочу обучить тебя, чтобы тебе не пришлось этого делать”.

“Но где? - Джейс бросил взгляд на родителей. - Здесь?

“Нет, - ответил Альхаммарет. – Найти талантливого мага-телепата удается редко, но не настолько, чтобы я мог забросить свои остальные дела. Ты должен будешь отправиться со мной как мой ученик”.

“Как долго это продлится?”

“Годы”.

Подозрительные взгляды, перешептывания за спиной, страх. Он может оставить все это позади – но только вместе с любовью и поддержкой родителей.

“Они знают, что вы предлагаете?” - спросил он.

“Да, я уже говорил с ними об этом. Они желают тебе лучшего. А в твоем случае, лучшее – это использовать возможность выбраться из этого провинциального захолустья, чтобы ты мог раскрыть свой истинный потенциал. У тебя редкий дар. Не стоит растрачивать его здесь понапрасну”.

Джейс снова оглянулся на родителей. Его мать ободряюще кивнула. Отец, как минимум, должен был чувствовать облегчение. Образование – твоя возможность выбраться отсюда.

Джейс не потрудился повернуться обратно к Альхаммарету. “Я готов”, - сказал он.

Когда Джейс подхватил свои вещи и попрощался с родными, Альхаммарет присел и кивнул ему, чтобы тот забирался к нему на спину. Джейс забрался на неё и обхватил ногами серебряное оплечье, надеясь, что оно предназначено именно для этого.

Джейс взглянул вниз на своих родителей и собравшуюся толпу. Тук и Джилл с непроницаемыми лицами были здесь. Люди Перекрестка Силмота уже показались ему маленькими и далекими.

“Я вернусь, - сказал он родителям. – Обещаю”.

Он взглянул Туку в глаза: “И если ты навредишь моей семье, я разберу твой мозг на части, по одной убогой мыслишке за раз”.

Тук вздрогнул.

Родители Джейса помахали ему руками. Альхаммарет встал, вытянулся, и поднялся в воздух.

Полет! Когда-то ему довелось сделать несколько кувырков в руках мага ветра, но это не шло ни в какое сравнение. Они парили над землей, направляясь прочь от череды магических колец, в направлении, о котором Джейс никогда прежде не размышлял. Место, которое тринадцать лет было его домом, осталось позади, стало пятнышком, потом крупинкой, и растаяло вдали.

“Это было жестоко” - сказал Альхаммарет.

Джейс вздрогнул.

“Вы…? – он замолчал. Альхаммарет не давал ему дозволения говорить нормальным образом, и, в любом случае, слова потонули бы в шуме ветра. – Вы слышали это?”

“Конечно, - ответил Альхаммарет. – Тебе придется привыкнуть к этому. До этих пор ты был единственным магом разума в округе. Тебе никогда не приходилось думать о том, как иметь дело с другим телепатом”.

“Я буду иметь это ввиду”, - сказал Джейс.

“Я научу тебя контролировать твои способности. Я помогу тебе отточить их, достичь таких вершин, о которых ты даже не подозревал, получать тщательнейшим образом скрытую информацию… и делать это, не причиняя никому вреда. Если ты применишь свои способности, чтобы умышленно причинить кому-то вред, на этом твоё обучение закончится. А возможно, в зависимости от тяжести причиненного вреда, закончится и твоя жизнь. Ты понимаешь меня?”

“Полностью, - сказал Джейс. – Я просто пытался напугать его”.

“Будь осторожен на этом пути, - сказал сфинкс. – Со временем тебя станут боятся больше, чем ты можешь представить. А от страха, однажды посеянного, редко удается избавиться”.

Некоторое время они летели в молчании. Местность под ними изменилась: Засушливые горные степи уступили место зеленым холмам и широким, мелководным болотам. Только силуэты чародейских колец во многих милях вдали казались знакомыми.

“Это территория Сепаратистов?” – спросил Джейс.

“Да, на эти земли претендуют Тровианы. «Сепаратисты» - это политически окрашенный термин”.

“И вы - судья?”

“Да, - ответил Альхаммарет. – Так почему эта война все ещё длится?”

Джейс смутился. Это был его следующий вопрос. Маг-телепат!.

“Эта война тянется поколениями, - продолжил Альхаммарет. – Судьи склоняют их к перемирию каждые несколько лет, когда обе стороны оказываются достаточно истощены, чтобы желать этого. Потом одна из сторон нарушает перемирие, и война продолжается. Мы больше не пытаемся навязать им мирный договор. Это проще и честнее, если обе стороны с самого начала знают, что война снова возобновится”.

“Почему бы не позволить одной из сторон победить?” – спросил Джейс.

“Амприн и Тровианы сражаются за контроль над Ядром, - сказал сфинкс. – Но только кто-то один из них удерживает его в данный момент времени, и именно он пожинает все плоды, которые приносит сеть чародейских колец. Так почему же кольца не вооружены? Почему, когда Амприн удерживают Ядро, Тровианы не уничтожают кольца, чтобы отрезать Амприн от их источника энергии?

Джейс никогда не думал об этом.“Потому что… потому что они думают, что могут захватить Ядро, и потому они хотят, чтобы кольца были в сохранности, чтобы самим пользоваться ими.

“Совершенно точно, - ответил Альхаммарет. – и пока каждая сторона считает, что может победить, равновесие сохраняется, и кольца стоят. Города чаше покидают, чем разрушают. Дороги и мосты оставляют врагу, чтобы позже отбить их обратно. Если это изменится, - если одна из сторон сочтет, что само её существование находится под угрозой, - они начнут, отступая, уничтожать все на своем пути, чтобы оно не досталось врагу. Цивилизации на Врине может потребоваться несколько столетий, чтобы восстановиться. Если это ей вообще удастся.

Джейс ощутил внезапное головокружение.

“Это, а не просто кровопролитие – тот исход, которого арбитры стараются не допустить. Как обычно бывает, на самом деле все не так просто, как кажется”,- заключил Альхаммарет.

Они остановились на ночь, и Альхаммарет раздобыл им комнаты в безопасности нейтрального чародейского кольца. Оно не было похоже на родное кольцо Джейса – больше, и недавно отремонтированное. Ни одна из сторон не пыталась повредить кольца, но случайного урона было не избежать.

Через несколько дней они достигли своей цели: каменной стены, возвышавшейся над холмистыми равнинами. Альхаммарет поднялся выше, работая могучими крыльями, приземлился на широкой платформе, встряхнул их, и опустился на колени, чтобы Джейс мог слезть с него.

“Добро пожаловать домой, Джейс Белерен”.

Дом. Джейс надеялся, что это место станет его домом.


Джейс остановился перед последним лестничным пролётом.

Он провел два года в учениках сфинкса, изучая все способности и ограничения своего разума. К пятнадцати годам он стал выше, умнее и сильнее, чем прежде. Теперь он мог вытащить военные тайны из разума спящего стражника, не узнавая ничего о его семье, мог туманить мысли и влиять на решения людей, не причиняя им никакого вреда. Он надеялся, что родители гордились бы им. Хотя тренировка телепатических навыков была главной частью его обучения, Альхаммарет не отрицал и других магических дисциплин, и Джейс стал талантливым магом-иллюзионистом.

Поначалу он ожидал, что его обучение главным образом будет состоять из переговоров и попыток узнать что-то из разума послов. Он сопровождал Альхаммарета на встречи, и после сфинкс спрашивал его о том, что он узнал за это время – и среди этого никогда не было ничего любопытного. Однажды Джейс спросил, почему вообще стороны согласились иметь дело с телепатами на своих переговорах?

“Чтобы убедиться в честности других, - огонек блеснул в глазах сфинкса. – Они давно научились не посылать на переговоры никого, кто знает хоть что-то, о чем они не хотели бы говорить вслух”.

Джейс проводил долгие часы, изучая магическую теорию в библиотеке сфинкса, в ментальных поединках на посадочной площадке, и под постоянным ливнем вопросов, испытаний, загадок и тестов. Среди них были шифры и головоломки, настоящие и иллюзорные посетители, и даже неожиданные ловушки. И Джейсу ни разу не удалось прочитать ни малейшей мысли Альхаммарета. Впервые в жизни Джейс столкнулся с настоящим вызовом. В какой-то момент он даже забросил магию иллюзий, так как его собственные иллюзорные творения врывались в его сознание, настаивая на собственном существовании.

Art by Yohann Schepacz

Через несколько месяцев Альхаммарет начал посылать Джейса собирать информацию. Альхаммарет называл это “учебными миссиями”, но они мало чем отличались от настоящих. Под покровом ночи и иллюзий Джейс проникал в лагерь одной из сторон, там, с помощью телепатии или обыкновенной слежки узнавал о их планах, и возвращался обратно, чтобы сообщить обо всём Альхаммарету.

Сначала он пытался возражать, но эта информация позволяла Альхаммарету поддерживать мир. Часто одного-единственного упоминания о этих планах на переговорах было достаточно, чтобы на месяц или два на фронте наступило затишье.

Наконец, под руководством Альхаммарета, Джейс использовал свои способности, чтобы помогать людям. Его последние поручения были выполнены особенно успешно.

Он поднялся по ступеням и вошел в кабинет Альхаммарета.

Альхаммарет смотрел в огромное круглое окно, и не повернулся, когда Джейс вошел в комнату. Они редко утруждали себя визуальным контактом, и иногда разговаривали друг с другом из разных комнат, хотя радиус, в котором Джейс мог поддерживать такую беседу, все ещё был значительно меньше, чем у его наставника.

“Добро пожаловать домой”, - сказал Альхаммарет. – Что ты выяснил?”

Джейс не мог читать в сознании Альхаммарета, и, из вежливости, Альхаммарет не заглядывал в его разум без приглашения, если они не отрабатывали ментальную защиту. Теперь Джейс был не совсем беспомощен, хотя его учитель все еще с легкостью мог прорваться сквозь его барьеры.

В качестве ответа Джейс развернул перед взглядом Альхаммарета определенный набор воспоминаний. От высокопоставленного офицера Сепаратистов Джейс узнал, что Тровианы разработали план неожиданного весеннего нападения. Они собирались пересечь Инеистые Болота до таяния снегов, и ударить по Ампринскому Ядру. Это сражение стало бы тяжелым испытанием для обеих сторон, перенесло бы войну на прежде нетронутые гражданские территории, и, теоретически, могло бы вырвать Области Ядра из-под контроля Ампринцев. И Джейс получил эту информацию, не позволив Тровианам выяснить, кем он был и что смог узнать.

Art by Cynthia Sheppard

“Прекрасная работа, - сказал Альхаммарет. – Я думаю, выражение лица тровианского посла, когда я упомяну об этом на следующих переговорах, будет… удивительным.

Сфинкс повернулся и направился вверх по закрученной лестнице мимо Джейса. “Идем, - сказал он. – Я хочу обновить карты, пока твои воспоминания ещё свежи, и отметить их точные маршруты”.

Эта комната была совсем не похожа на крохотную библиотеку в Перекрестке Силмота, с её собранием зачитанных до дыр руководств по манадинамике, устаревших учебников истории и небольшого количества скверной художественной литературы. Вместо книг здесь были полки, полные кристальных шаров. Альхаммарет не смог бы переворачивать страницы своими огромными лапами, а его библиотека хранила больше знаний, чем могло бы быть в целом чародейском кольце, под завязку забитом книгами.

Альхаммарет нажал на несколько огромных педалей, словно у старого органа, и поместил одну из сфер в луч проектора. Карта Инеистых Болот появилась в центре библиотеки.

Джейс нанес на карту иллюзии, отобразив запланированные перемещения отрядов, но его мысли были далеко отсюда.

Безусловно, он становился все сильнее и сильнее. Раньше ему пришлось бы с боем прокладывать себе путь из тровианского лагеря, но вместо этого он замел следы своего пребывания и тихо ушел, никем не замеченный, не причинив ни малейшего вреда и унес все необходимые ему данные. Ещё пару месяцев назад такая операция была бы ему не по зубам. Вскоре он станет лучшим телепатом, чем сам…

Сфинкс отвлекся на то, чтобы нанести информацию Джейса на другие карты, чтобы проследить путь тровианской армии в сердце этих земель.

Джейс уже давно не испытывал его защиту.

Разумеется, он попадется. Альхаммарет всегда чувствовал, что Джейс пытается прочитать его. Впрочем, Джейс мог резонно возразить, что это важная часть обучения – понимать, когда оборона твоей цели ослаблена.

Он заглянул в сознание Альхаммарета.

Мысли сфинкса были огромны и могучи, как ураган ментальных сил. Осторожные попытки Джейса всегда разбивались о них, словно о стену, но теперь, с некоторым усилием, ему удалось проскользнуть между воздушными потоками.

Ощущения и воспоминания захлестнули его..

Он смотрел вниз на самого себя, тренирующегося в магии иллюзий, сосредоточенно пытающегося управлять несколькими сгустками света и звука. Он казался совсем юным.

Что-то было не так. Бело-голубая энергия искрилась в его глазах. Иллюзии все быстрее кружились вокруг него.

А затем…

…он начал…

исчезать….

Пока полностью не растворился в иллюзорной круговерти.

Art by Ryan Barger

Альхаммарет потянулся к нему, в пустоту между (многими!) мирами длинным щупальцем эфира, и вытянул юношу обратно.

Мироходец.

Джей пошевелился. Сел. Спросил, что произошло. .

И Альхаммарет стер этот случай из его сознания.

Библиотека. Его собственные глаза. Настоящий Альхаммарет проницательно изучает его.

“Джейс?”

“Тут, - ответил он, освещая область карты. – Прошу прощения”.

“Ты обессилен, - сказал Альхаммарет. – Больше никаких подвигов. Отдыхай”.

Джейс вошел к себе в комнату и захлопнул дверь. Альхаммарет узнает, если ещё не узнал об этом. Когда он снова сотрет ему память? Случалось ли это раньше? Были ли способы это выяснить?

Мироходец.

Что бы это ни значило, Альхаммарет должен был считать Джейса одним из них. Следовательно, существовали миры и за пределами Врина. Тот Джейс мог бы путешествовать среди них.

Он попытался. Ничего не произошло.

В нем проснулся мироходец, и отправился наружу с эфирными течениями. Но он ничего не помнил об этом. Как он мог бы повторить это ещё раз?

Намерения Альхаммарета были благими. Наверняка когда-нибудь старый сфинкс собирался рассказать ему обо всём, извиниться за обман, и объяснить, что Джейс просто не был готов к этому. Даже исключительно из соображений собственной выгоды Альхаммарет никогда бы не отказался от ученика-мироходца.

Но пока эта информация была в голове Джейса, Альхаммарет мог прочитать её. А если он мог прочитать её, он мог бы снова стереть её, и Джейс потерял бы свой шанс узнать правду. Он должен был защитить свой разум. Но любые отклонения от обычного поведения вызвали бы подозрения, подозрения вызвали бы внимание, а внимательное рассмотрение выдало бы его секрет.

Он вытащил из стола лист бумаги и начал писать – мелким, неразборчивым почерком, который сфинкс мог бы не разобрать, даже если он попадется ему на глаза – о том, что он видел, и каким образом он видел это. Он изложил все детали, которые смог вспомнить, и предупредил себя о том, что случится, если Альхаммарет узнает об этом. Закончив, он поставил дату на своих записях, тщательно сложил бумагу и спрятал в ящике своего стола.

Затем, медленно и очень, очень осторожно, Джейс заставил себя забыть о том, что он видел, о том, что он записал, и о том, что он это забыл.

Болела голова.

За следующие недели он несколько раз находил свои записи. Каждый раз он приходил в ярость. Каждый раз он думал о том, как поступить. И каждый раз, чтобы спрятать эту информацию от Альхаммарета, он стирал воспоминания о находке.


На этот раз он был в Ампринском лагере.

Это была церемония. Избежать солдат на дежурстве было не сложнее, чем прокрасться незамеченным мимо статуи. Загляни в чей-нибудь разум, изучи расписание патрулей, - и можешь идти куда тебе угодно.

Здесь было больше солдат, чем он ожидал – слишком много для небольшого командного пункта. Кто-то важный приехал сюда.

Это означало больший риск. Ему следовало бы немедленно вернуться к Альхаммарету и попробовать в другой раз.

Но в то же время это означало больше информации, не правда ли?

Ему пришлось заглянуть в разум ещё нескольких солдат, прежде, чем он обнаружил свою новую добычу. Генерал посещал линию фронта – седой и украшенный орденами ветеран войны. Он взял с собой два гвардейских отряда, и двое из их числа постоянно охраняли вход в его палатку.

Под покровом темноты, пока лампа в шатре все ещё горела, Джейс перешагнул через спящие тела двух стражников у входа.

Art by Cynthia Sheppard

В шатре было три человека. Двух при оружии Джейс отправил в объятия сна, и повернулся к генералу, который уже открыл было рот, чтобы позвать стражу. Но он не издал ни звука.

“Приветствую, генерал, - сказал Джейс. – Это займет всего мгновение”.

Он нырнул в его сознание.

Генерал обладал сильной волей, что позволяло ему в какой-то мере сопротивляться вторжению Джейса, но он не был телепатом, и вообще не был магом. Джейс пробил его природную защиту, и увидел…

Весь тровианский план кампании парил перед ним – иллюзорная карта, в мельчайших деталях повторяющая контуры земли. Замысел был дерзким, и без надлежащих контрмер он бы обязательно сработал.

“Вы уверены, что эта информация надежна?”- спросил генерал.

“Совершенно уверен, - сказала фигура в капюшоне. – Разве наш источник подводил вас раньше?”

“Нет, - ответил он. – как и отступников, я полагаю”.

“Разумеется, - сказала фигура. – Когда твой товар – информация, репутация превыше всего”.

“Разумеется,”- сказал он.

Человек в капюшоне – на самом деле, мальчик, нескладный и самоуверенный, - знал куда больше, чем говорил. К примеру, личность его источника. Ради блага Амприна ему следовало бы схватить юношу, выпытать имя осведомителя, а затем…

“В этом нет смысла, - сказал юноша. – Он немногое мне сообщает”. Глаза мальчишки сверкнули под капюшоном.

“Хорошо, - сказал он. – Забирай свою плату и уходи. И передай своему источнику, что мы готовы платить больше за новую информацию”.

“Я передам ему,” – сказал юноша. Он сунул деньги в карман и обернулся, и тогда генерал мельком увидел его лицо.

Из внешнего мира Джейс услышал приглушенные крики. Он слишком задержался.

И попался в ловушку. Он застрял, застрял в чужом сознании, застрял в воспоминании, застыл, не в силах отвести глаз от своего собственного лица под тем проклятым капюшоном, слушая диалог, содержание которого оставалось для него полной загадкой.

Он рванулся…

…И вышел обратно.

Генерал с пустыми глазами упал перед ним.

Топот бегущих ног. Полог палатки откинулся, и Джейс обернулся.

Три стражника. Он взмахнул рукой, и рой иллюзий закружился вокруг них.

Генерал дышал, но его разум был абсолютно чист.

Мне жаль.

Джейс выскочил из палатки, выбежал в ночь, и бежал до тех пор, пока мог переставлять ноги.


Когда Джейс вернулся в логово Альхаммарета, он направился прямо в свою комнату и упаковал свои вещи. Он не знал, куда он теперь направится. Ему было не важно.

Укладывая вещи, он нашел написанную его собственной рукой записку, говорящую о коварстве Альхаммарета и его собственной природе.

Еще одно оскорбление. Ещё одна ложь.

Джейс дописал в неё ещё пару строк, смял, сунул в карман и снова заставил себя забыть о ней. Может быть, она ему еще пригодится.

Он держал свои мысли при себе, защищая их так надежно, как только мог. Если Альхаммарету захочется узнать, о чем он думает, сфинксу придется взламывать эти барьеры.

Он проверил кабинет и библиотеку. Пусто.

Он мог уходить. Он больше не хотел участвовать в играх сфинкса.

Но он должен был знать.

Он направился к посадочной площадке. Альхаммарет ждал его там, сидя на задних лапах.

“С возвращением, - сказал Альхаммарет – Что тебе удалось узнать?”

“Расскажи мне об этом”, - сказал Джейс. Он прибегнул к словам, не желая давать сфинксу ни малейшей зацепки. Сейчас он поддерживал все ментальные барьеры, которые были ему известны.

“О, - сказал Альхаммарет. – Я так понимаю, ты узнал что-то, что пришлось тебе не по душе”. Голос сфинкса в его голове стал громче и настойчивее.

“Не совсем, - ответил Джейс. – Но мы давно не упражнялись в ментальных поединках, разве нет?”

“Да, пожалуй. Теперь ты стал сильнее. Ты можешь навредить себе”.

“Навредить тебе, ты хочешь сказать?”

“Маловероятно,” – ответил сфинкс.

“А что, если я попаду в руки к телепату наших врагов? Не может быть, чтобы мы были единственными. Испытай меня. Помоги мне понять мои пределы. Вытащи из меня информацию”.

Альхаммарет встал, и вся мощь его разума обрушилась на Джейса, словно грозовой фронт.

Art by Lin Yan

Джейс ожидал, что он почувствует вторжение, инородную силу – но вместо неё было давящее присутствие, поток мыслей и чувств, оплетающих его собственные. Альхаммарет мог бы разорвать разум Джейса на части. Но чтобы сделать это, ему пришлось прочитать его, а за это время Джейс успел сделать то же самое. Наконец-то он увидел истинную картину последних двух лет, и увидел гибельную грань, на которой балансировал все это время.

Альхаммарет разыгрывал его втемную. Он использовал его как посредника для того, чтобы собирать, доставлять информацию, и узнавать новое – прямо в процессе доставки. И каждый раз он стирал воспоминания Джейса, забирал деньги, и поддерживал течение войны. Если твоё дело – устраивать мирные переговоры, какая выгода в том, чтобы стороны заключили мир?

Теперь Альхаммарет знал все, и прочно обосновался в глубине сознания Джейса, чтобы стереть опасные воспоминания и вернуть себе это полезное орудие. Или уничтожить его, если ему это не удастся.

Джейс ударил первым.

Сфинск был сильнее, но здесь, в голове Джейса, он был уязвим, при том условии, что Джейс осмелится причинить урон собственному сознанию. И Альхаммарет был слишком самоуверен и слишком труслив, чтобы рассматривать эту возможность.

Джейс почувствовал, что падает назад, вверх, наружу – одновременно. Он не мог бы узнать свой дом, лицо матери или звук своего собственного имени. Но сфинксу досталось сильнее.

Альхаммарет забыл, как дышать.

Он упал, пытаясь сделать вдох, и контуры его головы были последним, что мироходец увидел, прежде чем рассыпаться…

…на…

…осколки…

…и…

…уйти.

Art by Eric Deschamps

Равника

Он больно ударился спиной о землю. Было ярко. Громко. И многолюдно.

Болела голова.

Силуэты вокруг него превратились в людей, звуки – в голоса, а головная боль – в мысли, которые ему не принадлежали.

“Смотри по сторонам,” – сказал голос, и его обладатель обошел его кругом.

Надо бы сдать тебя Боросам за неосторожную телепортацию.

Боросы?

“С дороги!” – прокричал другой голос, и он поднял взгляд как раз вовремя, чтобы убраться с дороги телеги, которую тянуло какое-то мохнатое копытное животное с широкими развесистыми рогами.

Появился из ниоткуда. Наверное, какой-то экспериментальный образец Иззетов.

Он поднялся на ноги. Люди глазели на него. Он выглядел не лучше, чем чувствовал себя – мокрый от пота, бледный и грязный. Джейс закрыл лицо шарфом и метнулся на обочину.

Я не экспериментальный образец. Я…я…

У меня проблемы.

Отлично. Обсудим это позже.

Он шел так быстро, как только мог, чтобы не вызвать подозрений, и осторожно касался сознания окружающих. Это была какофония, безумное переплетение голосов, и половина из них даже не принадлежала людям.

Бродяга. Вор. Бедное дитя. Проходимец.

Голова болела сильнее.

Впрочем, среди гвалта ему удавалось уловить кусочки полезной информации. Это был район портных, и его одежда – одежда жителей кольца, - подсказала какая-то глубоко закопанная часть его, - казалась обносками в сравнении с одеяниями окружающих. Приближался какой-то праздник под названием Рок-Чов. Группа, известная как Орзов, видимо, владела этим районом, или управляла им, или что-то вроде того. Сотни сознаний, и никто из них не думал ни о чем, что лежало бы за пределами города. Странно ли это? Может быть, все горожане такие?

Ему на глаза попались люди по меньшей мере двух разных организаций, занимающихся охраной закона, и он постарался как можно меньше попадать в их поле зрения. Ему нужно было место, где он привлекал бы меньше внимания. Он ухватился за самые потрепанные и мрачные мысли, которые принадлежали тем, чья одежда выглядела похоже на его собственную, и последовал за ними, словно за катящимся клубком.

Через десять минут он уже был в другом квартале, где улицы были уже, а тени – гуще, и каждый был занят своим собственным делом.

Он шел вперед, готовый к любым неприятностям, и читал мысли вокруг себя в поисках любых клочков информации, которая могла бы помочь ему.

Наконец, словно сокровище, спрятанное в мыслях грязной и голодной девочки, он он нашел его.

Эммара Тандрис.

Она подбирала беспризорников. Но где?

Овитция.

Уже неплохо.


Дверь распахнулась, и на пороге он увидел стройную женщину с длинными заостренными ушами, в изящной одежде и с молочно-белыми глазами. Её мысли были лабиринтом, скрытым глубоко под поверхностью.

Она красива.

“Если ты пришел только для того, чтобы восхищаться, - сказала она, - я боюсь, у меня нет времени”.

“Вы читаете мысли?” – спросил он и немедленно пожалел об этом.

Эльф улыбнулась. “Нет. Ты подросток”.

Он вспыхнул, и на мгновение увидел себя её глазами: грязный, нескладный, с тусклыми глазами, и читаемый легко, словно книга.

“Я пришел… из-за города, - почти сказал он, но он по-прежнему не имел понятия, что это означало бы здесь. – Из другого района. Мне нужно место, чтобы остановиться. Я слышал, вы принимаете людей вроде меня”.

“Иногда. Как твое имя?”

Он пробежался по мыслям окружающих людей в поисках местного имени, которое не показалось бы подозрительным.

“Беррим, - сказал он немного позже, чем следовало, выцепляя имя из сознания проходящего мимо слуги. – Меня зовут Беррим”.

Это казалось невинной ложью, и это было значительно лучше, чем признать правду. Насколько он знал, это и была правда.

“Заходи…Беррим, - сказала Эммара. – Давай поищем тебе новую одежду”.


Он был в безопасности. Он был чистым и сытым. У него наконец было время подумать. Сможет ли он вспомнить что-то?

Он чертил в воздухе иллюзии, случайные формы, помогающие сосредоточится. Капли, линии, кольца.

Перекресток Силмота.

Мысль всплыла из ниоткуда, принеся за собой картину высокой конструкции в форме кольца. Единственная причина, по которой он счел эту мысль своей, было то, что вокруг больше не было никого, кому она могла бы принадлежать.

Перед ним появилась фигура: вытянутое кольцо, раскрытое снизу, с кругом, паряшим в середине. Он понятия не имел, что это значит – и значит ли что-то вообще.

Джейс

Моё имя – Джейс Белерен.

Значит, что-то всё же осталось внутри него, что-то, ждущее, пока его вытащат на поверхность.

И кто такой Джейс Белерен? Он хороший человек? Он добрый человек?

Он рассеял иллюзии и сел, один, дальше от дома, чем когда либо мог представить .

Придется подождать и посмотреть.

Art by Jaime Jones


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.