Ошибка
OK
Информация
OK

Истоки: Четвертый договор

Art by Chase Stone

Дар ворона

Где-то поблизости умер человек. Он потратил свой последний вдох на нечленораздельный крик, так что только его убийца и Лилиана Весс могли его слышать. Лилиана поспешила прочь от этого звука, стараясь оставить между собой и убийцей так много сплетенных друг с другом деревьев, как только могла.

Все свое детство она провела в лесу Калиго, и знала все его дороги и тропинки так же хорошо, как свои пять пальцев. Даже ночью, когда совы и соловьи словно негромко звали среди темных ветвей, она чувствовала себя здесь как дома. Но той ночью лес превратился в поле боя, и из всех звуков слышны были лишь крики умирающих и карканье воронов, слетевшихся на мертвую плоть.

Art by Karla Ortiz

Она остановилась и прислушалась, стараясь уловить звуки погони. Могла ли она себя как-то выдать? Нет, никто из солдат ее не преследует. Только один из воронов увязался за ней, перепархивая с ветки на ветку и ожидая ее смерти.

- Не сегодня, - прошептала она, - жизнь Хосу зависит от меня.

Мысль о брате, который при смерти лежал дома в бреду, мучимый жаром, заставила ее ускорить шаг, и скоро звуки битвы остались далеко позади. Теперь она никого не встретит, если только еще кто-то не осмелился пойти ночью в лес за корнем эсиса.

- Я готова, - сказала она птице, - я вылечу его, и вместе мы сокрушим захватчиков.

Ворон что-то прокаркал в ответ.

- Не смей надо мной смеяться! – Лилиана нагнулась, чтобы подобрать камень и бросить в птицу, но когда подняла голову, той уже не было.

На месте ворона стоял человек в плаще, лицо его было скрыто за капюшоном. Лилиана швырнула в него камень, и тот попал незнакомцу в плечо. Пока Лилиана возилась с ножом на поясе, мужчина откинул капюшон.

Он был высок и благороден, на его черном с золотом костюме не было никаких следов, словно он и не шел через лес. Седые, взъерошенные капюшоном, волосы венчали голову, и только на висках черные волосы были зачесаны за уши. Взгляд его золотых, в цвет с одеждой, глаз приковал Лилиану.

- Я не причиню тебе вреда, Лилиана Весс, - сказал он.

- Ты знаешь мое имя, - ответила она, сжимая кинжал, - почему-то это не внушает доверия!

- Твой отец – наш командующий. Конечно, я тебя знаю.

- И ты преследовал меня?

- Так же как и ты, я предпочту переждать в лесу, чем стать безголовым трупом, привязанным к лошади кого-то из врагов твоего отца. Или чтобы моя кожа послужила новой обивкой для щитов.

Art by Chris Rahn

Пока он говрил, Лилиане казалось, будто где-то неподалеку слышен стук копыт.

- Мне пора идти, - сказала она.

- И куда ты пойдешь?

- К поляне…

- К той, на которой раньше рос эсис?

Она нахмурилась, - откуда ты знае… стой. Ты сказал «раньше рос»?

- Ты разве не знала? Они выжгли всю поляну.

- Захватчики?

- Да, эти их ведьмы. Теперь там только пепел, где они проводят свои обряды и пытаются собрать еще больше воинов, чтобы сражаться с твоим отцом.

- Нет, - сказала Лилиана.

Она повернулась спиной к незнакомцу и что есть сил бросилась к поляне, не обращая внимания на производимый ею шум, кусты и коряги по дороге. Она учуяла дым за сотни метров, но прекратила бежать, только увидев мерцающие угольки вдалеке вместо некогда знакомого места.

Вороньи крылья били в воздухе за ее спиной. Она повернулась и увидела златоглазого человека, который спокойно и немного печально смотрел вниз.

- Так много смертей, - сказал он.

Лилиана опустила глаза и замерла в оцепенении. Повсюду здесь лежали мертвые солдаты, облаченные в цвета ее отца – черный и золотой. Некоторые погибли от страшных ран, прочие – сгорели или были обезглавлены. В воздухе остался неуловимый привкус черной магии. Птиц, желающих пообедать мертвечиной, здесь не было.

- Даже с корнем эсиса, - проговорил незнакомец, - твой брат обречен.

- Нет, - чуть ли не плакала Лилиана, - я не дам этому случиться.

- Дашь, - тихо сказал мужчина, и его тихий, уверенный голос разжег огонь страха в груди девушки.

- Должен быть путь, - спорила она, - должен быть еще корень Эсиса. Должна быть другая поляна…

- Ты знаешь, что другой поляны нет.

- Почему ты так говоришь?! – Лилиана уже переходила на крик, - или ты знаешь иной способ спасти Хосу? Так каков же он?

Незнакомец поднял руку и указал в сторону поляны, где еще тлели угли. Она повернулась в том же направлении, и тихий голос прошептал за спиной:

- Ты знаешь.

Но она не знала. Годами она училась у Леди Анны, запоминала лекарственный свойства трав и корней, изучала симптомы сотней болезней и лучшие способы лечить раны. Корень эсисы был единственным средством.

- Но поляны больше нет, корень исчез.

- Ты знаешь еще кое-что!

Все из того, что она учила столько лет: все эти рецепты снадобий, зелий, долгие уроки смешивания трав – все говорило, что корень эсиса – это единственное возможное средство. Если только…

Ну конечно. За всеми этими травами Лилиана стала практиковать магический подход к делу. Это было не совсем то, чему ее учила Леди Анна, но что может быть надежнее магии жизни и смерти, если она направлена на благое дело? И, кажется, она помнила заклинание, которое могло превратить пепел корня Эсиса в лекарство для Хосу. По крайней мере – в теории.

Art by Bastien L. Deharme

Но откуда он это знал?

- Я еще не готова, - тихо сказала она, - мне еще так многому надо научиться.

- Уверен, Хосу подождет, пока ты закончишь обучение.

Лилиана яростно выругалась себе под нос и сделала несколько шагов по направлению к выгоревшей поляне. Он пошел за ней.

- Ты не можешь позволить себе ждать, Лилиана Весс, - говорил он ей прямо в ухо, - Ты уже знаешь достаточно. Ты великая волшебница, хотя и не признаешься себе в этом. И ты станешь еще сильнее, когда осмелишься принять свое могущество.

Паника понемногу оставляла ее, сменяясь пьянящим волнением. Она сильна, и она всегда это знала. Она долгое время старалась прятать это за своим обучением, боясь порицания. Даже самой себе она не могла признаться, что порой делать запрещенные вещи – весело.

Она резко повернулась к нему, уперла руки ему в грудь и с силой оттолкнула.

- Откуда ты так много знаешь о моей магии?

Лилиана почувствовала всплеск маны внутри себя, все встрепенулось, повеяло холодом, словно сама смерть коснулась ее.

- Полагаю, мы оба представляем из себя больше, чем кажется, - ответил незнакомец.

Лилиана всегда это знала. Никто этого не видел, но она ощущала в себе необычайную мощь. И сейчас она чувствовала, словно часть ее вырывалась на свободу, будто темный лотос расцветает где-то глубоко в болоте.

- Теперь ты видишь, - сказал мужчина, - корень эсиса был самым безобидным решением. Но ты знаешь и более действенное средство.

Она действительно знала. Все чувства обострились, она впитывала ману с мрачной улыбкой, даже не замечая, что странный незнакомец снова пропал. С каждым шагом сила, что освобождалась внутри нее, расцветала все сильнее, придавая Лилиане уверенность и решимость. Еще десяток шагов – и вот она уже вышла на поляну.

Это был выжженный и покрытый пеплом круг радиусом несколько десятков метров с тлеющими головешками по краям. Ужас в сердце Лилианы боролся с яростью – она вспомнила, какой мирной была раньше эта поляна. Три мрачные худые фигуры в центре, глаза закрыты. Похоже, они были в трансе и занимались плетением заклинаний.. Три ужасных черепа с налипшими кусочками мертвой плоти и светящимися пурпурным цветом глазами плавали по периферии.

Итого шесть врагов, а Лилиана одна. Но жизнь Хосу зависела от нее, и силы, расцветающей у нее в груди, более чем достаточно.

- Здравствуйте, дамочки, - проворковала Лилиана.

Один из черепов со страшным визгом направился в ее сторону. Лилиана зашевелила губами, создавая заклинание. Она подняла ладонь, и иссиня-черный клинок сорвался с кончиков ее пальцев и вонзился в череп, разрывая его магическую составляющую. Пурпурное сияние пропало, и череп упал в пепел, покрывавший некогда цветущую поляну. Ведьмы открыли глаза и одновременно повернулись к ней. С двумя оставшимися черепами Лилиана проделала то же самое, что и с первым.

- Похоже, вам нужны телохранители посерьезнее, - сказала она. Ее уверенность в себе росла с каждой секундой, стоило только открыться своей же силе. Она была хороша, и она это понимала. Это было так удивительно просто и, конечно, куда интереснее, чем изучать соцветия с Леди Анной.

Три ведьмы ударили в ответ. Их голоса слились в один, и резкая боль сковала Лилиану, словно тысяча когтей одновременно вцепились ей в кожу. Она закричала.

Но Лилиана смогла обратить свой крик в заклинание и использовать боль, чтобы сконцентрироваться. Заклинание сорвалось губ и погребальным звоном покатилось по поляне, обретая форму. И вот уже три призрачных руки, сплетенных из тени вынырнули из земли и направились к колдуньям.

Art by David Palumbo

Настала их очередь кричать. Призрачные руки ударили в грудь и прошли насквозь. Ведьмы свалились на землю, их крики переходили в жалостливые стоны. Они держались за грудь, что есть силы пытаясь удержать свои души в телах. Одна из них пыталась что-то сказать Лилиане, возможно – пыталась произнести заклинание. Как бы то ни было, девушка ничего не почувствовала.

Призрачные руки сделали свое дело и вернулись к Лилиане, прыгнув в землю у ее ног.

С ухмылкой она начала склоняться к поверженным врагам, когда крик ворона за спиной испугал ее и заставил обернуться. Один из трупов, что она видела за пределами поляны, шаркающей походкой двигался к Лилиане.

- Так ты действительно колдовала, - сказала Лилиана умирающей ведьме, - отважно с твоей стороны. Но это было твое последнее заклинание.

Глубоко вдохнув, Лилиана сконцентрировалась и вырвала из тела зомби то подобие жизни, которая заставляла труп двигаться. Ведьма за спиной сдавленно захрипела. Лилиаана посмотрела на солдата, его разорванные доспехи, окраваленную одежду.

- Столько смертей, - сказала она и подняла глаза на ворона, - и это только начало.

Она наклонилась и опустила ладонь на землю в том месте, куда нырнули ее призрачные помощники. Затем она подняла руку, держа в ладони корень эсиса, отливавший золотым. Теперь зелье выйдет намного сильнее, чем она планировала изначально, ведь в этом корне жизни, украденные у ведьм. Незнакомец был прав - она действительно знала, что делать.

Прижимая корень к груди, она пошла к дому своего отца.

Лилиана ухмыльнулась ворону, когда тот пролетал мимо нее.

- Спасибо.

Обещание пустоты

Из корня эсиса вышло зелье, которое светилось золотым цветом как утренний туман. Это свечение обнадеживало. Лилиана взяла сосуд с зельем в руки и пошла по гудящему как муравейник дому. Ей нравилось, что благодаря темной магии вышел свет. Слуга, попавшийся ей на пути, поклонился и побежал дальше по своим делам. Отовсюду были слышны крики «Холодная вода», «Новое постельное белье», «Где бульон», «Воды!»

Она игнорировала шум, потому что была убеждена, что приготовленный эликсир положит конец происходящему.

- Леди Лилиана вернулась, - крикнул другой слуга прямо у нее над головой. Лилиана все же оторвала глаза от эликсира.

Она стояла в холле рядом с комнатой Хосу. На крик слуги вышла Леди Анна и, осмотрев девушку и жидкость в ее руках, уперла руки в бока.

- Это не корень эсиса, - сказала целитель.

На секунду Лилиана потеряла уверенность перед лицом наставника, но вдруг услышала крики из комнаты: «Черепа! Черепа плавают меж деревьев». Она вспомнила, что ей пришлось сегодня пережить, и что стояло на кону. Она выпрямила спину и вызывающе посмотрела на Леди Анну.

- Это лучше! – сказала девушка.

- Тут я буду решать, что лучше. Как ты это сделала? Каковы компоненты.

- Нет времени на объяснения! Хосу умирает!

- Мы не можем позволить себе спешку, - возразила целительница, - от некоторых зелий больше вреда, чем пользы.

«Ведьмы! Ведьмы! Пламя» - кричал Хосу.

- Это корень эсиса, - сказала Лилиана, - но я его усилила.

- Услила чем?

«Огонь, все в огне!» - орал Хосу, и Лилиана слышала, как над ним суетятся слуги, как они пытаются сбить ему жар, прикладывают мокрые полотенца, чтобы облегчить его страдания.

- Отойдите в сторону, Леди Анна, - потребовала девушка, - Хосу должен выпить это. Прямо сейчас.

Лицо Анны покраснело, - ученик не должен так разговаривать с учителем!

Лилиана сделала глубокий вдох. Это не просто сила внутри нее, расширялось даже ее сознание, выходя за привычные рамки. Это было ее время. Жизнь ее брата висела на волоске, и она знала, что делать.

- Значит, - сказала она, - время моего обучения подошло к концу. В любом случае ты мне не ровня. Я намного сильнее.

- Сильнее? Целительство не имеет ничего общего с силой!

- Ты так думаешь? – рассмеялась Лилиана, - тогда отойди в сторону и смотри.

Она с силой портолкнулась в комнату Хосу и упала на колени перед его постелью.

- Отойди от моего пациента! - закричала Анна.

Долгие годы обучения Лилианы этот тон означал немедленное послушание, поэтому она даже сначала рефлекторно попятилась. Но тут Хосу взял ее за руку и посмотрел на нее. Точнее сквозь нее. И все остальное стало не важно.

- Хосу, - прошептала она, - ты меня слышишь?

- Ведьмы, - кричал он будто от страха, - они содрали кожу.

Лилиана поднесла флакон к губам брата, и золотой свет ударил ему в глаза.

- Вот, выпей! Это поможет тебе.

- Нет! – вскрикнула Анна. Но было уже поздно.

Art by Izzy

Зелье попало в рот, и несколько золотых капель стекли по подбородку. На мгновенье страх исказил его лицо, и Лилиана хотела заставить Хосу выплюнуть, однако он несколько раз сглотнул, потом его глаза закрылись и он откинулся на подушку.

Он был практически недвижен. Только поднимающаяся и опускающаяся при дыхании грудь выдавала в нем жизнь. Лилиана вытерла Хосу пот со лба, пригладила волосы, и в уголках его рта появилось подобие улыбки.

- Лилиана, - выдохнул он.

За спиной у Лилианы какая-то женщина удивленно сказала: «Он узнал ее». Слуги возбужденно перешептывались между собой.

- Ну хорошо, - проговорила Анна, - у тебя получилось. Но теперь-то ты можешь мне сказать, из чего…

- Лили, - Хосу крикнул. Его веки широко распахнулись, обнажая два угольно-черных шара. Лилиана на мгновение увидела в них свое отражение, в котором ее собственные глаза давно сгнили, а ветхая кожа обтягивала кости.

Он напрягся, его пустые глаза смотрели в потолок. Лилиана заметила черные пятна в том месте, где зелье касалось губ. Хосу словно сжимался: глаза ввалились в череп, кожа стала похожа на воск и натянулась, скулы заострились, губы истончились и оголили зубы.

- Что же ты наделала, дитя, - прошептала Леди Анна и отодвинула Лилиану в сторону, склоняясь над Хосу.

Лилиана не могла поверить в происходящее. Как могло выйти так, что ее зелье не только не спасло Хосу, но убило его.

Все ее усилия ничего не стоили, было бы лучше, если бы она совсем ничего не делала.

Леди Анна постаралась поскорее выгнать всех из комнаты и склонилась над Хосу. Лилиана села у подножия кровати и взяла его холодную руку, как будто стараясь передать свое тепло.

Внезапно Хосу схватил Лилиану за горло, острые ногти впились в шею.

- Как больно, - прохрипел он.

Он приподнялся в постели и наклонился к Лилиане, - Что ты со мной сделала?

Вонь и смрад его дыхания резал ноздри девушки, несмотря на то, что она практически не могла дышать.

- Столько боли! – вопил Хосу. Он отбросил Лилиану, и та, ударившись о стену, рухнула на пол.

- Прости меня, - пошептала она.

- Простить? – он поднялся на ноги, - ты прокляла меня, сестра!

Хосу поднес руги к собственной шее, - ты обрекла меня на вечные страдания, - он вонзил когти в шею и с силой дернул руки вниз, оставляя на груди глубокие раны. Но ни одна капля крови не упала на пол.

Art by Izzy

Опирасясь о стену, Лилиана смогла подняться на ноги и постаралась отойти подальше от брата, но тот, несмотря на кажущуюся неуклюжесть, был очень быстр. Он снова схватил ее за шею и прижал к стене.

- Дай мне помочь тебе, Хосу, - простонала она, - вернись, дай нам все исправить.

- Помочь мне? – хрипло бросил он ей прямо в лицо, - я потерян в пустоте, Лили. Как мне остаться здесь?

- Я не знаю, брат, я не знаю. Но мы все исправим! Доверься мне.

- Довериться тебе, - он выплюнул эти слова сестре в лицо и крепче сжал ее горло, - ну нет!

- Отпусти меня..

- Пустота получит и тебя тоже, Лили. Ее голод не унять, она получит нас обоих.

- Отпусти меня – сказала она снова. Откуда-то из глубины души наружу сочился холодный липкий страх. Память о местных спокойных пейзажах уступала место струящейся в крови мане.

- Я больше никогда тебя не отпущу, сестренка! Теперь мы навсегда останемся вместе. Мы разделим эту агонию на двоих!

- Отпусти меня! – ярость Лилианы превратилась в черные тени, которые отбросили Хосу. Они плясали вокруг него, иногда ныряя под кожу. На мгновение Хосу застыл в изумлении.

- Моя маленькая сестренка баловалась некромантией, -ухмыльнулся он, - и превратила меня в ЭТО. Он поднял руку, и целый водопад теней сорвался с кончиков его пальцев.

Лилиана подняла руки, чтобы защититься, но заклинание прошло сквозь нее и пробило стену, о которую она опиралась. Девушке это не причинило никакого вреда (разве что она почувствовала легкий холод), но стена за ее спиной рассыпалась в пыль. Лишившись поддержки, Лилиана снова упала.

Лилиана с трудом понимала, что происходит вокруг. Прислуга плакала, суетилась. Кто-то скулил от боли, а кто-то ревел от страха. Интересно, как все могло пойти не так? Ведь она была уверена в себе, чувствовала силу. А теперь эта сила словно коллапсировала внутри нее, оставляя за собой одну лишь пустоту.

Нет! Она должна все сделать правильно!

Хосу снова двинулся на нее, в то время как Лилиана пыталась судорожно сообразить, как исправить то, что она сделала. Как превратить эту вымученную искусственную жизнь в жизнь подлинную. Но в тоже время надо было держать Хосу подальше от себя. Она произнесла заклинание, и черные капканы вырвались из пола, зажимая его ноги. Хосу взвыл от боли и обрушил на Лилиану поток грязных ругательств. Казалось, вместо того, чтобы остановить Хосу, ее заклинания лишь делали его сильнее.

И это имело смысл. Лилиана поняла, что долгое время обманывала себя. Она считала, что изучает некромантию и черную магию во благо ее дару целительства, чтобы обратить магию смерти на поддержание жизни. Ведь настоящий целитель обязан использовать все доступные ему инструменты. Но теперь, на примере собственного брата, она видела результат слияния жизни и смерти. Ее заклинания, призванные манипулировать живыми, не могли причинить никакого вреда мертвым.

Хосу возвращал все заклинания как свои собственные, ломая стены и выбивая окна. Вот один из взрывов пришелся в кого-то из слуг, и того разорвало на части, казалось, даже душа не успела покинуть тело.

- Столько смертей, - подумала Лилиана, - и если я что-то не придумаю, - я следующая.

Атаки Хосу не прошли незаметно. Ее защита ослабла, в руках и ногах чувствовался холод, думать было тяжелее. Хосу, или то, что раньше им было, протянул к ней руки, и тьма окутала Лилиану. Тени подняли ее в воздух, вырывая из нее последние пылинки жизни. Она задыхалась, тени заползали ей в рот, заполняя легкие. Она могла чувствовать только холодную, как сама смерть, магию своего брата.

Теперь он стоял прямо напротив нее, глядя ей в глаза. Его руки были подняты, словно это он своими руками выдавливал жизнь из Лилианы.

- Присоединяйся, сестричка, и мы разделим муки пустоты!

Глазами она умоляла его остановиться, но ждать пощады было бессмысленно. Она сдалась, не в силах сражаться с кошмаром, что сама создала. Смерть настигла Лилиану. Она потеряла сознание.

В этот момент душевного опустошения что-то загорелось внутри Лилианы. Искра бесконечной тьмы, холоднее тисков смерти и жарче солнца, бесконечнее самой Пустоты. Сила творить и уничтожать жизнь. Лилиана ухватилась за эту последнюю возможность так крепко, как только могла.

Ее душа загорелась изысканной энергией, и магия Хосу, неспособная с ней совладать, рассеялась. Она открыла глаза и посмотрела на брата – его лицо исказилось недоумением.

Она подняла руки, и трупы прислуги, коих здесь было немало, поднялись и двинулись на Хосу. Толпа зомби завалила его своими телами.

Art by Izzy

Пока Хосу боролся с прессом из мертвой плоти, Лилиана почувствовала, будто дом начинает вращаться вокруг нее, создавая длинную спираль. Стены, пол, крыша, мебель – все это превращалось в пыль и затягивалось в воронку. Ее ноги не двигались, но Лилиана чувствовала, что переносится в другое место. Возможно даже, в другой мир.

И вот дом и все, что было в нем, включая Хосу и зомби, пропали. Лилиана опустилась на колени на болотистую почву неизвестного мира.

Когда-то мы были богами

- Ты опоздала, - прогремел величественный голос прежде, чем Лилиана оставила другой мир позади и ступила на мраморный пол большого зала. Она чувствовала, какая сила бурлит в этом голосе.

- Еще нет, - ответила она с ухмылкой, - и впредь не буду, если ты поможешь мне, как и обещал.

Впереди маячила перспектива смерти, медленного угасания. Рано или поздно время берет свое для всех, но Лилиану это не устраивало, и она пришла за помощью к самому могущественному существу в Мультивселенной. Могущественному настолько, что даже сама смерть, казалось бы, боится его.

Дракон хмыкнул в ответ. Лилиане пришлось задрать голову и сделать несколько шагов назад, чтобы видеть его целиком. Зал был огромен, но и он едва вмещал этих чудовищных размеров фигуру, чью голову венчали два витых рога. Расправь он крылья - и они уперлись бы в стены с обеих сторон. Лилиана постаралась совладать с собственными эмоциями. Ясно, что он хотел запугать ее, чтобы напомнить, кто здесь говорит с позиции силы. Хуже всего было то, что у него получалось.

- Я могу помочь тебе, Лилиана Весс, - сказал он, - но ты должна понимать, что сейчас бессмертие недосягаемо для всех нас.

Art by D. Alexander Gregory

- Сказал Дракон, которому тридцать тысяч лет, - съязвила Лилиана и снова повернулась к нему спиной. Она старалась держаться достойно, но не только ее тело подводило мироходца. С обвисшей кожей можно было смириться. Хуже было, что ссыхалась и пустела ее душа.

- Как низко мы пали, - тихо сказал дракон, - раньше мы были богами, разведывавшими пути между мирами, известными и неизвестными.

Эти слова задели Лилиану. Они были Мироходцами, не богами. Но в первые несколько лет разницы видно не было. Искра, что однажды зажглась в ее сердце, выпустила наружу столько мощи, сколько она себе и не могла представить. Она мнила себя бессмертным и всемогущим командиром армий мертвых, она путешествовала по мирам и часто целые миры склонялись перед ней, неспособные ей противостоять. Только одно было вне ее власти – изменить то, что она однажды сделала с Хосу.

А затем Мультивселенная изменила саму себя. Лилиану, как и всех остальных мироходцев, ограбили, лишив богоподобной силы. Кто-то звал это «починкой», исправлением появившегося дисбаланса, но только не она. Лилиана провела десятилетия в попытках вернуть себе хотя бы часть силы, что она потеряла. Но этого было недостаточно, чтобы держать смерть на расстоянии. Хосу тогда сказал, что они вместе разделят ужасы смерти, и теперь ее цепкие когти тянулись к Лилиане, чтобы исполнить обещание брата.

- Ты не пал так низко, - резко сказала Лилиана, не в силах сдержать обиду.

- Ты не видела меня в мои лучшие годы. Я потерял столько Силы, что ты бы не увидела и за десяток жизней.

- Тогда дай мне сотню! Посмотри на меня, Болас, я чувствую, как смерть дышит мне в затылок.

- Возможно, так происходит, потому что прежде она была тебе слишком близким союзником?

- Не союзником. Инструментом. Что-то, что припасено для других, не для меня.

- Я думаю, - проурчал дракон, - многие из твоих учителей с этим не согласятся. Хотя, безусловно, ты многому научилась на Иннистраде среди личей и вампиров, мастеров некромантии. Не они ли учили тебя принять смерть и пойти даже дальше?

Пока Никол Болас говорил, он постепенно приближал голову к Лилиане до тех пор, пока она не увидела свое лицо, отражавшееся лишь в одном его зрачке. Морщинистая, дряхлая, блеклая, с мертвыми глазами и смертью за плечами. Такие глаза были у Хосу много лет назад. Она не выдержала и отвернулась. «Я больше, чем то, что я вижу», - мелькнуло у нее в голове.

- Королеве не обязательно быть одной из своих подданных, чтобы править ими, - возразила она, - если бы я предпочла пойти по этому пути, я бы осталась на Иннистраде, а не пришла сюда. Так ты поможешь или нет?

- Как я уже говорил, я могу подтолкнуть тебя к тем, кто сможет тебе помочь.

- Ты говорил о четырех демонах. И цена всему – моя душа. Выплата с момента смерти, все верно?

- Все не так просто.

- Ну еще бы было просто, - ухмыльнулась Лилиана, - с тобой, Болас, вообще просто не бывает.

- Напротив, многие вещи, которые недоступны твоему пониманию, для меня очень просты.

- От твоей скромности просто дух захватывает – фыркнула она.

- Простая констатация факта, Лилиана Весс, ведь ты – всего лишь человек.

- Когда-то мы были богами, и я хочу свою власть обратно! Мою силу и молодость! Даже, если это будет стоить мне души.

- Отлично, - дыхание дракона обжигала шею, - но душа – это не побрякушка, которую ты сдаешь демону как в ломбард и которой он сможет воспользоваться в случае твоей смерти. Ты отдаешь душу потому, что никто, у кого есть душа, не справится с заданием, которое тебе будет поручено.

Лилиана постаралась подавить дрожь.

- Но чего тебе бояться, - прошипел дракон, - после всего, что ты уже сделала. Ты обучалась у лучших некромантов всех миров, ты сотнями убивала ангелов, и ты превзошла того, с кого начался твой путь. Как ты его звала? Вороном?

Лилиана рассеянно кивнула, вспоминая их первую встречу с человеком-вороном и те ужасные события, которые за этим последовали. Как и сказал дракон, она смогла превзойти его. Но не смогла убить. Пока еще.

- В конце концов, - заключил дракон, - возможно, у тебя уже нет души.

С удивлением Лилиана поняла, что перспективы ее не очень-то заботят. Болас во многом был прав, с самого момента встречи в лесу, когда она выпустила свою силу на волю, она шла на один моральный компромисс за другим, сползая все ниже и ниже во тьму. То, что от нее осталось, мало отличалось от мерзейших злодеев Мультивселенной.

Лилиана повернулась и твердо посмотрела в немигающие глаза дракона.

- Давай покончим с этим.

Начертано на коже

В четвертый раз Болас отправлял ее из своего просторного зала в мир, название которого она даже не знала. После подписания трех договоров с тремя разными демонами, сила текла сквозь нее, но она все еще была марионеткой в лапах дракона. И она все еще была стара.

Болас закинул ее в другой зал, на входе в который плясало пламя. Правда, с ее появлением, оно исчезло. Демон появился в поле зрения сразу. Вместо ног у него был подобный змеиному хвост, объятый пламенем, голова была сильно выпячена вперед. Неизменная демоническая ухмылка демонстрировала острые клыки. Выставленные в разные стороны рога венчал какой-то непонятный головной убор, изорванные кожистые крылья были сложены за спиной, а руки тянулись почти до самого пола.

Art by Tianhua X

- Лилиана Весс, - сказал он, пригнувшись к ней так, что его дыхание окатило ей лицо. Его голос походил на злой шепот, и словно змея цокнула, когда он закончил произносить ее имя, - я – Котофед.

- И мое имя тебе известно, поэтому, я полагаю, с любезностями мы покончили.

Демон коротко рассмеялся, - Действительно. Так понимаю, я – четвертый из твоих покровителей. Все ли тебя устроило до этого момента?

- Вполне. – Болас предупреждал не говорить о других демонах и условиях сделок, и она старалось так и поступать.

-Правда? – прошипел Котофед, - тогда, быть может, и эта сделка ни к чему, раз у тебя уже есть все, чего ты хотела?

Лилиана ухмыльнулась, - я довольна каждым предыдущим соглашением, и думаю, останусь довольна и этим, когда оно завершится.

- Учти, что я буду самым требовательным твоим кредитором, Лилиана Весс, у меня на тебя большие планы. И если в душе твоей есть сомнения – ты вправе отказаться. Ты и так уже получила очень много силы.

- Недостаточно, - сказала она. Болас предупреждал, что если она решит отказаться от сделки, демоны будут вольны убить ее. И даже с вновь полученной силой Лилиана не была уверена, что сможет справиться с Котофедом. Темной маной от него веяло как жаром от костра.

- Как сильна в тебе жажда бессмертия – Котофед скользил вокруг нее, - но ты собрала достаточно силы, чтобы поддерживать в себе жизнь десятки, а может – и сотни лет. За это время ты могла бы проложить собственной путь в Мультивселенной. Неужели этого недостаточно?

- Держать смерть на расстоянии вытянутой руки? Нет, мне это не подходит. Я хочу быть свободной от теней и страхов.

«Как это было до случая с Хосу», - подумала она.

- Но ты уже приняла смерть, - сказал демон за ее спиной, - ты пустила ее в свою душу, сплела со своей Искрой и каждым своим магическим движением. И она отбрасывает на тебя очень длинную тень, моя дорогая.

- Смерть других. Но не моя, - сказала она больше самой себе, чем демону.

Пока она говорила, комната вокруг нее растаяла, и Лилиана очутилась на бесплодной равнине. Трупы лежали в поле везде, насколько хватало глаз, и вороны перелетали от тела к телу, собирая лакомые кусочки.

- Я твоя смерть, - прошептал Котофед ей прямо в ухо, - убей меня, и никогда не умрешь.

Лилиана зашевелила губами, плетя заклинание, но демон тут же исчез. Она услышала его лающий смех уже в паре десятков метров от себя. Лилиана подняла руки, и воронье взмыло в воздух – все трупы, которыми было усеяно поле, поднялись и двинулись в сторону Котофеда.

- Впечатляет, - сказал демон, при этом лицо его осталось невозмутимым. Он щелкнул хвостом, и зомби в один миг повалились на землю.

- Я только разогреваюсь, - сказала Лилиана, пытаясь скрыть свой страх. Болас говорил, что демоны договорились ее не убивать, пока она будет следовать условиям сделки. Но Котофед, похоже, решил разорвать договор еще до заключения. Это сражение не было похоже на испытание.

Полдюжины мерцающих всеми оттенками черного теней прошли тело Котофеда насквозь. Каждая из них могла вырвать душу из человека за секунду, но и шести не хватило, чтобы хоть как-то задеть демона.

Лилиана чувствовала пульсацию и ритм заклинаний. Она создала вокруг Котофеда темную ауру. Она собиралась вытянуть из демона энергию, питаться его собственной силой, но тут он скользнул ближе и ударил в ответ. Волна темной силы, исходящей от него, сбила Лилиану с ног.

Она посылала одну волну зомби за другой, призывала души мертвых, закручивала спирали теней, но все усилия рассыпались в прах, когда Котофед всего-то щелкал хвостом. Зато она купила себе время. Время, чтобы собрать страх умиравших здесь людей и превратить его в оружие – ядовитого монстра из плоти и костей павших, с призрачными когтями и силой не уступавшей титанам.

Сначала Лилиане показалось, что ее творение может справиться. Два чудовища вцепились друг в друга и катались по земле. Но когда она подошла ближе, стало понятно, что Котофед контролирует течение поединка. Еще несколько мгновений, и он разорвал противника.

А потом он схватил Лилиану.

Холодное дыхание демона коснулось кожи, когти вцепились в тело. Одной огромной рукой он держал ее, а когтем другой провел от лба до кончиков пальцев. Лилиана закричала. Котофед сделал огромный разрез. После этого он раздвинул кожу, словно свежевал кролика. Но неожиданно Лилиана увидела за старой кожей новую – скользкую и липкою от крови, но молодую и упругую.

Котофед поставил ее на ноги, и она почувствовала холод мрамора. Поле исчезло, они снова были в зале демона.

Она осмотрела себя. Ее черное платье осталось на месте, но тело ее стало снова молодым, вернулись легкость и грация. Она снова была красивой.

- Что это было? - спросила она.

Демон рассмеялся.

- Если это был тест, - продолжила Лилиана, - то я его явно провалила. Так почему я все еще здесь? И почему я снова молода?

Демон подавил смех и наклонился к ней так близко, что мог смотреть ей прямо в душу.

- Это был не тест, - сказал он, - а урок. Я полагаю, этого ты никогда не забудешь.

Он снова поднес коготь к ее лицу, и Лилиана вздрогнула, предвкушая новую волну боли.

- Стой смирно, я еще не завершил свою часть сделки.

На этот раз его прикосновения были не такими болезненными. Он осторожно водил когтем по ее лицу.

- Ты – мироходец, - сказал Котофед, не отвлекаясь от своей работы, - и это делает тебя особенной. Кроме того, ты – одна из сильнейших магов всех миров, и это, в свою очередь, делает тебя исключительной.

Art by Aleksi Briclot

«Да, - подумала она, - так и сказал Ворон когда-то».

Закончив с лицом, Котофед перешел к плечам и шее.

- Но по сравнению со мной, - продолжал он, - ты ничто. Твои самые могущественные заклинания не могут причинить мне вред. Твой человеческий ум никогда не сравнится с моим.

«Продолжай так считать», - подумала Лилиана сквозь боль. Да, сегодня демон смог сокрушить ее. Но теперь мощь внутри нее расцветала с новой страстью, новой силой. И это стоило того, чтобы немного потерпеть.

- Если ты снова решишь проверить меня на прочность, я снова разрежу тебя, но на этот раз под старой кожей уже не будет молодой Лилианы.

Следы, которые оставлял Котофед, не кровоточили. Они светились бледно-лиловым цветом, как будто в них самих была какая-то сила. Несмотря на угрозы демона, она чувствовала, что смерть отступает от нее. Она останется молодой на протяжении многих веков.

Или пока демоны не придут вернуть должок.

Но Лилиана понимала, что бояться стоит как раз Котофеду. Она представляла из себя больше, чем казалось на первый взгляд, а он ее недооценивал, как и многие до него. Теперь ее судьбой было свергнуть демонов, с которыми она заключила сделку. Лилиана чувствовала это, словно это чувство, это знание, - было частью ее души. И сейчас Котофед писал судьбу свою и всего человечества.

Писал на ее коже.

Art by Karla Ortiz


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.