Ошибка
OK
Информация
OK

Память крови

Предыдущий рассказ: Выжившие с Небесной Скалы.

Когда-то Калитас и Гет собирались превратить всех вампиров Малакира в рабов Эльдрази, однако Драну этот план не устраивал. Ей удалось вернуть контроль над Малакиром и изгнать предателей из города. К сожалению, победа была не окончательной, и спустя некоторое время уже самой Дране пришлось покинуть Малакир вместе со своим народом.

Ряды вампиров вскоре пополнили тысячи смертных, у которых попросту не было выбора: они или присоединятся к Дране, или будут уничтожены Эльдрази. Теперь эта разномастная армия – последний оплот цивилизации в Гул Дразе, и всем им предстоят долгие скитания в мире, практически лишенном надежды.


С бесцветно-серого неба упала стая птиц. Не было силы, которая убила бы их: ни стрел, ни заклинаний. Птицы просто на секунду замерли в воздухе, перестали дышать, и камнями упали на землю. Дране показалось, что они решили сдаться, и, возможно, это был разумный выбор.

Тысячи повозок вокруг. Повозок, что везли вампиров и смертных, беженцев всех сортов. Трулли вместо лошадей, безмозглые, бубнящие что-то. Они шли вперед. Не куда-то конкретно, а просто вперед, подальше от Эльдрази. Подальше от верной смерти. Но с каждым днем мест, куда можно отправиться, становилось все меньше, и все шире расползалась зараза Эльдрази.

Драна поднялась в воздух, отлично понимая: все, что она увидит, не придаст надежды. И все равно она летела. Внизу огромные толпы обессиленных беглецов да небольшие отряды разведчиков-вампиров, сопровождаемых смертными, еще способными держать оружие. Пятнадцать тысяч жизней, и хорошо, если пятая часть из них в бою стоит дороже, чем кровь в их жилах. Драна часто вспоминала время, когда они смогли одолеть предателей, занявших сторону Эльдрази. Тогда казалось, что эту войну можно выиграть. Тогда их было втрое больше, а главное – почти все могли сражаться.

Вампирша поднялась выше, чтобы взглянуть на позиции Эльдрази. Ей хотелось бы сказать, что их были тысячи, но обманывать себя было глупо. Врагов было так много, что совершенно бессмысленно было называть какие-то цифры. Над всем этим жутким живым морем возвышался Прародитель – огромный, высотой с соседние холмы. Конечно, Уламогу в размере он уступал, но было понятно: и его мощи более чем достаточно, чтобы превратить Гул Драз в меловую пыль. Несколько пар конечностей описывали в воздухе круги. Как же много вампиров погибло от этих рук в тщетных попытках атак.

Art by Tyler Jacobson

От хозяина Эльдрази веяло холодом, неизбежностью и самой смертью. К счастью, он был медлительным, и в течение дня беженцы могли немного оторваться, чтобы передохнуть ночью. Порой они уходили так далеко, что преследователей даже не было видно. Но теперь справа и слева подтягивались дополнительные силы Эльдрази, лишая зендикарцев возможности маневрировать. У Драны всего пара миль гандикапа, а побережье уже совсем рядом, и все их надежды сводятся к тому, чтобы… остаться сегодня в живых. Теперь это было основной целью. Единственной целью – пережить сегодняшний день. И с каждым закатом она становилась все труднее.

Эльдрази были повсюду. Земля, которую Драна знала тысячи лет, умирала. Ни скалы, ни лес, ни сама жизнь не противились меловой пыли, которая оставалась после атак Эльдрази. Драна думала о трупе земли, из которого высосали всю кровь до капли, лишь бы утолить голод ненасытного хищника. «Мы были созданы, чтобы быть в тени» - думала Драна уже не в первый раз. «Мы похожи. Не внешне, но по поступкам». Горькая правда была в том, что Эльдрази были намного более совершенными вампирами, чем сами вампиры.

Она повернулась, чтобы рассмотреть побережье, их пункт назначения. За морем, находился Тазим, и некоторые из вампиров считали, что смогут найти там убежище. Но большинство, включая саму Драну, не питали иллюзий по этому поводу. Почему там должно быть иначе? Если вампиры, сильнейшая раса Зендикара, не смогла одолеть Эльдрази, чего тогда ждать от более слабых? Но каждый день несколько вампиров заражались бессмысленной надеждой на новый дом за морем.

Драна наблюдала за точкой в небе над горизонтом. Через какое-то время точек стало пять, потом – десять, а потом – еще больше. Они двигались со стороны Тазима, и несколько разведчиков вылетели им навстречу. Точки стали приобретать различимые очертания, похоже, их было около сотни.

- Это Кайтсейлы. Коры. Убить их или встретить? – Кан знал ее много лет, понимал, как она думала, чего хотела. Драна ценила эту эффективную лаконичность, однако, сегодня он выглядел усталым. Равно как и сама Драна. Ей было несколько тысяч лет, но еще никогда она не чувствовала себя настолько обессиленной. Что ж, новый опыт – Драна улыбнулась.

- Встреть их, - сказала она, - коры решили присоединиться к нам в предсмертный час этого мира. Мы должны быть гостеприимны.

Art by Dan Scott

Лидер делегации коров был высоким, хорошо сложенным, но при этом немного худощавым воином. Драна чувствовала запах чистой здоровой крови. Она не ела уже несколько дней, и в последний раз пришлось питаться кровью умирающих, обреченных. Но кровь коров пахла сладко. Вампирша широко улыбнулась и тут же отдала должное командиру отряда: тот стоял спокойно, не отшатнулся, даже не попытался схватиться за меч. Кровь смельчаков на вкус лучше всего, жаль, что не удастся попробовать. Впрочем, с начала вторжения Эльдрази, Драна во многом себе отказывала. Слишком во многом.

Предводителя отряда звали Энкинди, их прислал Гидеон из Врат Моря для того, чтобы отыскать выживших на Гул Дразе и переправить на Тазим, чтобы те вступили в ряды армии Гидеона. Драна уже слышала это имя, передвижной лагерь полнился слухами о великом воине и маге. Однако когда вампирша спрашивала, победил ли он Эльдрази на Тазиме, ответ был одним и тем же: «Нет, но он еще жив». Дране это не казалось каким-то выдающимся достижением, в конце концов, они все это время тоже выживали. Но надолго ли еще их хватит?

Как бы то ни было, если Гидеон может себе позволить отправить сотню обученных бойцов на поиски новых союзников на других континентах, то, видимо, он добился в этой войне больших успехов, чем жители Гул Драза. Легарь остановился. Вампиры надзиратели ходили среди закованных в цепи труллей, бросая им под ноги куски полуразложившегося мяса. Труллей вообще несложно накормить, в отличие от смертных. Чем дальше, тем становилось очевиднее: от людей будет больше толка как от еды, они слишком истощены для сражений. Но они всё еще могут стоять на ногах. Все, кто мог сам идти, слезли с повозок.

Art by Anthony Palumbo

Вампирам приходилось питаться – едой служили в основном умирающие, порой – и вовсе мертвые. Драна провела воинов с Тазима через ряды из тысяч беженцев. Даже в это тяжелое время у некоторых людей хватало сил не сдаваться. Маги и целители тут и там предлагали свою помощь тем, кто почти отчаялся. Но всем было понятно: именно вампиры поддерживают жизнь в смертных. Разведчики каждый день уходили на поиски всего, что было похоже на еду, которой в Гул Дразе становилось все меньше. Сегодня их добыча была очень скудной. Но сегодня они хотя бы вернулись.

- Вы здесь умрете, - голос Энкинди звучал жестко, но в нем не было ни капли осуждения. Кор просто констатировал факт.

- Но мы еще живы, - Драна оглянулась на чумазые лица окружавших ее людей и поняла, что «живы» - это уж очень громко сказано.

- Сегодня – да. Но что дальше. Сколько вам осталось? Гидеон верит, что если мы объединим усилия, то сможем…

- Погибнуть вместе?

- Победить. Многие из вас еще сильны. Мы знаем, на что вы способны. Присоединяйтесь к нам!

- А с ними что делать? – Драна махнула рукой в сторону людей. Смертные стояли, опустив головы, уставившись под ноги. И так они будут стоять, пока не прозвучит сигнал к концу стоянки. Никто не хочет привлекать внимание вампиров. Драна все понимала. Поедать больных и умирающих – единственный компромисс, который можно было себе представить. При этом все были недовольны.

- Я..., - Энкинди колебался, - Я не знаю. Но если мы не справимся, они все равно умрут.

Драна отвела кора к маленькой группе людей в хвосте лагеря. Только здесь были какие-то признаки жизни: кое-кто был напуган и сидел смирно, но были и те, кто мог себе позволить бегать, кричать, играть.

- Дети. Они…, - слова застряли в горле.

«Отлично»

- Нет, они не дети. Воины, прямо как вы, - мягкий, томный, бархатистый голос Драны. Она словно вот-вот собиралась вонзить клыки кому-нибудь в шею. Пусть она не может есть, зато охотиться никто не запрещает.

- Мелиндра, дитя мое, подойди сюда, - Драна говорила тихо, но слышно было всем.

Маленькая девочка подбежала к вампирше и кору. Короткие волосы, неровный срез которых говорил, что стригли ее кинжалом, причем, скорее всего, ее же сверстники. Все лицо и руки были перепачканы, а одежда больше походила на лохмотья. Драна протянула ребенку небольшой кусок мяса, который принесла с собой. Девочка тут же проглотила его, почти не пережевывая, и широко улыбнулась. У нее была очень красивая и открытая улыбка.

- Разве вы дети, Мелиндра?

- Нет! Мы солдаты! Мы – Отряд Сирот. Вы сказали придумать, как мы будем называться, вот мы и придумали, - с этими словами Мелиндра выхватила из самодельных ножен кинжал. Это смотрелось комично и грустно: девочка в лохмотьях с острым кинжалом в руке, готовая драться до последнего.

- Да, все так и было. Отряд Сирот, - Драна потрепала девочку по волосам, и та снова улыбнулась.

Энкинди посмотрел на ребенка и потом снова на вампира, на глаза навернулись слезы, а взгляд пылал гневом.

- Они же дети! Маленькие коры…

- И люди. А еще мерфолки, эльфы. Смертные, знаешь ли, умирают. Вы рожаете детей, но это не решение проблемы смерти.

- Вы действительно собираетесь бросить их в бой? Да что же ты за зло? Они же…

Art by Karl Kopinski

- Дети, верно, - она продолжала гладить Мелиндру по голове, - быть ребенком не значит быть защищенным от смерти. Это война, а по моему опыту, войны непременно приводят к смерти детей. Возможно, для того войны и нужны?

Рука кора дернулась, взгляд стал сосредоточенным и суровым. Дране стоит быть осторожнее, до сих пор ей не удавалось спровоцировать кора, но тут она, похоже, перегнула палку.

- Прими это, Энкинди. В войне против Эльдрази мы все дети.

Плечи кора опустились, он посмотрел себе под ноги, а затем снова поднял глаза на вампира. Во взгляде читалась опустошенность и потерянность. Как спасти то, что спасти невозможно?

- Я не оставлю их здесь одних, - спокойно сказала Драна, - никого из них. Вы просите меня пойти с вами за Узкое море и драться на стороне этого вашего Гидеона. Убивать Эльдрази на Тазиме вместо того, чтобы уничтожать их здесь. Вы просите меня спасать других детей, а этих оставить на верную смерть. У меня есть предложение получше: я пойду с тобой, Энкинди, но сперва ты и твои воины поможете мне убить чудовищ, которые в этот самый момент подбираются все ближе. Годится? - она протянула руку так, как это делают смертные, и когда кор пожал ее, Дране стоило немалых усилий побороть соблазн и не укусить его в шею.

Драна отправила своих командиров начинать приготовления, с Энкинди они договорились встретиться в воздухе. Так спокойнее. Им предстоит спланировать сражение.


Солнце показалась только около полудня. Свет был бледным и блеклым, словно Эльдрази смогли высосать силы даже из него. План битвы был составлен быстро. Тяжело сражаться против бесчисленных орд врагов, но есть и преимущество – можно позволить себе довольно прямолинейную стратегию. Каждый день, каждый час ее армия слабела, лучше ударить прямо сейчас. Одобрительный гул побежал по лагерю, когда стало известно о предстоящем бое. Никто не боялся исхода сражения – любой исход будет лучше, чем жить каждый день в страхе.

Драна не была склонна к самоанализу, но глупо было бы отрицать тот факт, что сегодняшний день может стать для нее последним. Она прожила несколько тысяч лет, и все это время у нее был выбор. Она могла заставить себя запомнить каждый день своей жизни, каждое мгновенье тысяч прожитых лет. А могла забыть. Драна предпочла забыть.

Воспоминания о ее жизни теперь походили на хрупкий замок из песка, песчинка на песчинке. Драна с трудом могла отследить самые большие и важные из них, все они были в основании, погребенные под миллионами других песчинок. Но эти воспоминания нужны ей, возможно, именно в них ключ к выживанию всего вида вампиров. Сегодня она все вспомнит. Или умрет.

Перспектива была ясна: Эльдрази приближались с трех сторон. Основные силы во главе с гигантским Прародителем двигались с востока, два Эльдрази поменьше – с севера и юга. Драна расположила большую часть войск на пути самой серьезной угрозы, здесь в основном были вампиры и те смертные, которым можно было доверять в бою. Люди, которые были слишком капризны, чтобы выполнять приказы вампиров, остались в арьергарде – ухаживать за больными. Драна решила не оставлять им инструкций на случай, если сегодня Гул Драз потерпит поражение – разберутся сами. Да и времени им останется не так уж много.

Лучшие командиры координировали действия в небе. Способных летать осталось совсем немного, но сотня воинов Энкинди придавала уверенности. Без поддержки с воздуха вся их затея не имеет никакого смысла, и в первую очередь это касалось Прародителя.

Эльдрази были уже близко. Тысячи, десятки тысяч мерзких тварей всех форм и оттенков. Они прыгали, ползали, скользили, некоторые – даже летали. Внезапно земля задрожала, в ней открылись щели, в ту же секунду поглотившие несколько сотен монстров – это сам Зендикар вступал в бой, пытаясь избавиться от захватчиков.

Art by Raymond Swanland

Шествие Эльдрази было страшным зрелищем. Все, чего они касались, умирало, сама жизнь покидала этот мир. Эльдрази несли не просто смерть, с ними приходила пустота.

Смертные и вампиры плечом к плечу встретили первую волну наступления с остервенелой жестокостью. Весь страх, все отчаянье последних недель превратились в чистую слепую ярость, Воины сражались храбро, искусно, самоотверженно. Если мир переживет этот день, то об этом бое будут сложены песни. Но Эльдрази было все равно, они просто продолжали наступать.

Один из дронов попытался ударить Драну по голове, но та успела перехватить щупальце, одновременно обезглавив другого Эльдрази. Чудовище, видимо, не поняло, что должно умереть, схватило кого-то из людей и разорвало несчастного на части. Еще двое попытались бежать, но тщетно. Они лишь купили себе пару секунд. Драна разрубила Эльдрази пополам, а за ним – еще одного. Она рычала, скалилась, хрипела, но Эльдрази не боялись ее. Страх на них не работал, напротив, он был их основным оружием. Единственное действенное средство против Эльдрази – убивать их. Всех.

Захватчики пробили оборону и проникли вглубь войска, и это только первая волна, а сколько их еще будет. Всех убить не хватит сил, нужно найти другой способ победить.

Art by Todd Lockwood

Драна поднялась выше в воздух и какое-то время наблюдала, как отряд кайтсейлов ловко управлялся с летающими Эльдрази, разрывая их своими острыми крюками. Да, видно у них не один такой бой за спиной.

- Кан, - крикнула она, - мобилизуй Отряд Сирот и направь их к Прародителю.

Кан молча повиновался. Энкинди был достаточно близко, чтобы слышать этот приказ, он направил свой кайтсейл по дуге, чтобы оказаться рядом с Драной. «Монстр». Лицо кора было искажено гримасой гнева. По пути он разрубил напавшего на него Эльдрази, и капли желатиновой крови забрызгали Дране лицо.

- Ты отправила этих детей на смерть! – казалось, Энкинди своим криком хотел рассечь вампиршу пополам. Надо сказать, Драна и не сопротивлялась бы, если бы вместе с ней погибли и еще сотня-другая чудовищ.

- Мы все тут умрем, так что лучше погибнуть, пытаясь победить. Нам нужно убить этого огромного выродка, иначе у нас не будет даже крохотного шанса. Эти дети хотя бы заманят его туда, куда мы хотим, - каждое произнесенное слово было чистой правдой.

На земле группа детей в сопровождении отряда вампиров приближалась к линии фронта. Они еще не знали, что такое настоящий бой, но каждый ребенок был готов драться, как любая живая душа в Зендикаре. Цели и намеренья зендикарцев Эльдрази были не интересны.

Энкинди парил в воздухе, покачиваясь взад и вперед, и большая часть его отряда уже примкнула к нему, разделяя чувства командира. Ненависть, страх, отвращение. Энкинди смотрел на прародителя Эльдрази, сорокаметрового гиганта, неприступную крепость в лице одного отвратительного существа. Драна понимала, что происходит в голове у кора – он пытался прикинуть, какие шансы у них в этом бою, и едва ли результат ему нравился.

Ненависть и отчаянье отразились на лице Энкинди, когда он принял решение.

- Пусть твоя смерть будет медленной и мучительной, - кричал он, что было сил, и Драна аплодировала ему про себя, - пусть после смерти ты не найдешь покоя!

Он повернулся к своему отряду.

- За мной! Мы должны прикончить его.

Отряд коров встал в боевой порядок и направился на Эльдрази.

Драна выждала несколько мгновений и последовала за ними. Сегодня, когда она увидела в небе кайтсейлы, она впервые за несколько недель испытала чувство надежды. С самого первого ее сражения с Эльдрази Драна утратила веру. Ее бойцы были бесстрашны, сильны, неутомимы, свирепы в бою, но тысячи вампиров никогда бы не смогли сделать то, на что отважилась сотня коров. Самопожертвование во имя общего блага.

Энкинди направил свой отряд прямо на Эльдрази, и Дране был понятен его план: шея и голова (или то, что максимально на это походило) были самым уязвимым местом в теле чудовища. Коры двигали стремительно, но Эльдрази был быстрее. Огромное щупальце обвилось вокруг кайтсейла Энкинди, ломая крылья и кости, добралось до головы. Щелчок, и обезглавлено тело предводителя отряда уже падало на землю. Один за другим коры гибли от щупалец Прародителя.

Art by Karl Kopinski

Драна схватила одного из коров прежде, чем тот разбился. Он был еще жив, хотя по всему было видно – осталось недолго. Она укусила. Глубоко, в шею. Глаза кора на секунду широко распахнулись, затем медленно и спокойно закрылись. О, какой изысканный вкус, как она изголодалась по настоящей, сладкой крови. В самый раз для последнего обеда. Драна выпила его полностью, и лишь потом позволила телу коснуться земли. Ей нужна каждая капля энергии, которую только можно получить. Вампирша призвала на помощь все силы, все резервы, вкладывая в заклинание скорости всю мощь. В небе осталось всего несколько кайтсейлов, почти все коры были мертвы или схвачены Эльдрази (что также означало «мертвы»). Эльдрази был действительно на удивление быстр, но сегодня она быстрее.

Драна врезалась в живот чудовищу, разрывая и пробивая плоть, прокладывая себе путь к сердцу твари. Ее мир взорвался.


Заклинание позволило Дране видеть больше, намного больше. Энергия была повсюду, злая, чужая, болезненная, и она была везде. Я – охотник. Я – хищник. Все остальные – добыча. Ей хотелось пить. Она жадно вонзила клыки прямо в сердце врага. И все… стало… ясно.

В начале всего был голод. Только голод. Он был основной целью и одновременно мотивом. Все, что мы должны были делать – утолять голод. Нам нужны были глаза и уши, чтобы найти добычу. Нам нужны были руки и ноги – чтобы поймать добычу. Нам нужен был разум, чтобы перехитрить добычу. Мы ели и перерабатывали то, что получали, чтобы получать еще больше.

Предназначение было понятно. Сначала – лишь на уровне ощущений, слова пришли позже. Грубый перевод, который не мог точно передать мысли и чувства. Но слова были не нужны, Драна понимала все без них.

Ты должен уничтожать. Ничего не должно остаться. Все, что сломано, должно быть уничтожено без следа.

Драна не знала, что значит «сломано», она не понимала, что под этим понятием представляют Эльдрази. Возможно, эти чудовища под «сломанным» понимали все сущее, все миры и все жизни.

Она пила еще и еще, впитывая энергию Эльдрази, отнимая её. Но чудовище все еще стояло на ногах, все еще убивало смертных и вампиров. Оно не останавливалось. Нужно больше!

Понимание приходило долго, годы, может даже сотни лет. Теперь невозможно разобрать. Я и голод не едины, я и мой хозяин – не одно целое. Я больше не часть всепоглощающей силы по имени Уламог. Я – Драна. И я сама по себе.

Но сперва была тревога. Страх того, что она – всего лишь часть другой, большей силы, просто в другой форме. Страх, что там, на грани двух сущностей – своей и Уламога – она забудет саму себя. Забудет свои мечты.

Они не должны быть здесь. Им здесь не место. Каким-то непостижимым образом они понимали, что их место вдали от Зендикара, но сейчас они здесь, и их цель – уничтожать. Это они и делали.

На долю секунды память нарисовала картины ее прошлого. Её былые цели волной бежали по бесконечному морю только чтобы разбиться о рифы. Перестать существовать.

Ты будешь уничтожать, ничего не останется.

Памяти больше не было. Фиолетовая энергия, которую она высосала из Прародителя, пульсировала в ее жилах. Вот только теперь она пожирала саму Драну.

Art by Clint Cearley

Ты будешь уничтожать, ничего не останется.

Из спины и плеч начали расти щупальца. Мерзкие отростки точь-в-точь как у Эльдрази, ее создателей. Мы были созданы, чтобы быть в тени.

Ты будешь уничтожать, ничего не останется.

Странное существо в самом сердце Прародителя Эльдрази кричало, и в этом крике не было ни надежды, ни искупления, только весть о скором конце света.

Момент между ударами сердца, голос из глубины сознания, из тени прошлой жизни. «Меня зовут Драна, я не служу никому».

Замок из песка, песчинка на песчинке.

Ты будешь уничтожать, ничего не останется.

Песчинки развеяны по ветру фиолетовым потоком.

Я никому не служу!

Песчинки соединялись друг с другом, обретали форму на фоне бушующих цветов: фиолетового и черного. Повсюду звучали одни и те же слова.

Я никому не служу!

Ты будешь уничт…

Я никому не служу! Я Драна, и я – свободна!

Она пила, впитывала каждую частичку энергии, окружавшую ее, купалась в ней. Плоть, окружавшая Драну, взорвалась, теперь она свободно парила в воздухе, наблюдая резню на земле. Ее армия была практически разбита, и даже смерть Прародителя не меняла положения. Победа Эльдрази была близка.

Так вот, что значит быть богом. Энергия переполняла каждую клетку ее тела, Драна могла уничтожить целую армию, взорвать Солнце. Сила, заливавшая ее, безгранична. Зрение стало в десть раз острее. Теперь Она могла разглядеть каждую деталь там, на земле. Драна видела, как Эльдрази атаковали Отряд Сирот, как некоторые дети нашли в себе смелость сражаться, в то время как другие бежали. Или умирали.

Драна должна уйти. Она может отправиться прямо к Уламогу и убить его, может покинуть Зендикар. Зачем оставаться в гибнущем мире, когда сотни других ждут? Энергия внутри нее бушевала – такую власть плоть не в силах удержать.

Люди внизу гибли. Должна ли она спасти их? Какое значение имеют смертные или даже вампиры, когда боги ждут?

Я не принадлежу никому.

Драна видела, как Мелиндра с криком вонзила кинжал в голову одного из дронов. Тот был ранен, но все еще боеспособен. Его щупальца поднялись, чтобы нанести ответный удар.

Я не принадлежу никому.

Мелиндра не видела движения дрона, не замечала смертельной угрозы. Сейчас она умрет.

Я не принадлежу никому. Но я в ответе за них.

Драна закричала, давая волю невероятной, чудовищной силе. Пурпурное сверкающее солнце посреди дня. Лучи фиолетового света залили поле битвы, излечивая раны вампиров и смертных, придавая им сил, делая их неуязвимыми.

Art by Mike Bierek

Дрон ударил Мелиндру в плечо, и щупальце рассыпалось прахом. Детский смех – не самой уместный звук на поле боя, но девочка хохотала. А потом бросилась к следующему Эльдрази, и убила его. Все перевернулось с ног на голову, теперь армия зендикарцев громила захватчиков повсеместно.

Энергия продолжала литься. Драна отдала уже половину полученной силы, но все равно понимала: нет силы в Зендикаре, способной ей противостоять. Но ее подданным нужно было больше, и вампирша не скупилась. Раны затягивались, слабость уходила.

Поток истощался. Волны стали каплями, с каждым пульсирующим ударом Драна опускалась все ниже, неохотно подчиняясь законам природы. Сил, чтобы летать, не осталось.

Насколько хватало глаз, живых Эльдрази не наблюдалось, все они были перебиты. Меловая пыль все ближе. Она прекрасна. Она омерзительна. Драна опустилась на землю и отдалась забвению.

Art by Jonas De Ro


- Мы можем вернуть себе Гул Драз, - за многие тысячи лет их знакомства, Драна никогда не видела Кана таким взволнованным. Возбуждение вообще было самым распространенным чувством в лагере. В живых осталось около двух тысяч вампиров и смертных, и все были здоровы и полны сил. Волшебство Драны и вкус первой победы вселяли надежу. Вампирша не разделяла всеобщую эйфорию: едва ли она рискнет повторить проделанное. Да, сегодня им повезло, и ей удалось сохранить саму себя в этой силе, но что будет в другой раз?

- Кто-то из коров выжил?

Кан отрицательно покачал головой. Что ж, они хорошо исполнили свой долг. Драна не обязана была чтить их жертву, даже если сама ее спровоцировала. Таковы законы природы – они всего лишь добыча. И тем не менее…

- Приготовьтесь пересечь море, мы направляемся в Тазим, к Вратам Моря.

Кан на мгновенье поднял бровь, прежде чем развернуться и исполнить приказ. Несколько надзирателей сделали то же самое, но никто не спорил. Желание остаться на Гул Дразе не шло ни в какое сравнение с чувством долга и повиновения. Предводительница спасла их от смерти в самый трудный час.

Драна шла по лагерю, и все, будь то люди или вампиры, кланялись ей. Так было и раньше, но теперь никто не опускал голову, напротив – все желали встретиться с ней взглядом. Глаза народа Гул Драза горели благодарностью. Но бессмертная явно кого-то искала.

Мелиндра сидела вместе с другими выжившими детьми из Отряда Сирот и точила нож. Несмотря на то, что внешний вид ее не изменился (разве что пятен на изорванной одежде стало больше), теперь она не выглядела как бродяга. Девочка бросила на Драну уверенный, сильный и ласковый взгляд, улыбнулась и вернулась к своему занятию.

Решение принято. Спонтанно, в пылу битвы, там, в самом сердце Прародителя, Драна все поняла. Эльдрази не принадлежат этому миру, возможно, они и сами предпочли бы оказаться в другом месте. Но самое главное, теперь она знала: есть места, куда эти твари хотят попасть..

Драна не знала, что найдет за морем, но отступать было поздно. Она встретится с этим загадочным Гидеоном, о котором в Зендикаре прежде никто не слышал. Быть может, он тоже не из этого мира?

Эльдрази есть, куда идти, и именно туда мы должны их вышвырнуть. Или мы можем отправиться туда сами.

Драна потрепала девочку по волосам и улыбнулась.

Art by James Paick


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.