Ошибка
OK
Информация
OK

Жалость

Гоблин. Вонючий гоблин. Толстый вонючий гоблин. Сидиси с непокрытой головой развалилась на троне: её корона пропала. Украдена проклятым гоблином прямо с головы. Последние несколько месяцев она не могла думать ни о чем, кроме гоблина и того, что бы она сделала с ним и с его кланом, попадись они ей в руки. Это стало навязчивой идеей. Один за другим самые приближенные советники предостерегали её от слепой мести – и один за другим отправлялись в пасть Матери Крокодилов в центре Храма Керу.

Jeering Instigator | Art by Willian Murai

"Джину, - прошипела Сидиси. – Я голодна. Принеси еды."

Когда-то Сидиси лично сняла эту корону с отсеченной головы предыдущего хана. Как все ханы Султай, она делом доказала свои способности к обману и коварству, и сама взяла судьбу в свои руки. Когда она сбросила в ямы его безжизненное тело, это стало знаком для всех стоящих у подножия трона, о том, что та же судьба может постигнуть и их самих. Чистка, устроенная в рядах потенциальных соперников, напугала всех прочих претендентов до такой степени, что они могли только кланяться своей госпоже, и это стало началом золотого века спокойствия в султайской политике. Но теперь храмовые залы Керу непривычно опустели, и было неясно, то ли наполнявшая их знать и торговцы испугались знаменитого нрава Сидиси, то ли собирали собственные армии, готовясь отнять у неё трон, то ли просто были мертвы. Она многих отправила к крокодилам. Очень многих.

"Моя королева, - поклонился тощий лысеющий человек, ведущий на цепи безрукого сибсига с вазой фруктов, установленной у него на голове. – надеюсь, это вам понравится."

Джину принадлежал к торговцам, и происходил из одной из богатейших семей во всей Империи Султай. Стремясь выслужится перед Сидиси и заработать право единолично собирать налоги со всех земель на берегах реки Нираж, он принес Сидиси головы трех гоблинов, заявив, что именно они совершили это кощунственное деяние. Мартышка ничего не знала ни о магии ракшасов, ни о том, с какой легкостью Королева Султай может заставить двигаться мертвые губы. Три гоблина не знали ничего о её короне – они были всего лишь дезертирами, утонувшими при попытке пересечь Нираж, чтобы поживиться чем-нибудь съестным на прибрежных фермах. Хитрость и обман были неотъемлемой частью политики, но ошибки в этом ремесле дорого стоили тому, кто их совершил. Сидиси оставила его в живых в качестве напоминания о том, что есть вещи похуже смерти.

"Скажи мне, Джину, - произнесла Сидиси, положив в рот виноградину и проглотив её целиком, - прошло уже много времени с тех пор, как кто-то из твоих родственников приходил торговаться за твою жизнь. Ты им больше не нужен, или их у тебя просто не осталось?"

"Они… Они боятся, моя королева. – сказал Джину, - Они не хотят разгневать тебя предложениями, недостойными твоего величия."

Сидиси прошлась пальцами по плоду, стряхнув на пол те части, которые не вызвали у неё аппетита, на пол. "И что случилось с тем, последним, который принес золото и драгоценности?"

Dutiful Return | Art by Seb McKinnon

Джину взглянул на прикованного к стене сибсига, который держал в руках знамя Султай.

"Разве у тебя нет больше братьев? – спросила Сидиси. – я была уверена, что у тебя их, как минимум, двое."

Джину посмотрел на сибсига, которого привел за собой.

"Ах да, - сказала Сидиси. – я думала, я поставила его около клеток с мандрилами."

"Мой племянник, - ответил Джину. – это его ты поставила у клеток."

"Что ж, - произнесла Сидиси, кладя в рот следующую виноградину, - если не осталось никого, кто мог бы выкупить твою жизнь, может быть, ты стал бесполезен. Возможно, я должна избавиться от тебя. Отправить тебя в ямы."

"Нет, нет, моя королева!" – Джину растянулся на полу перед нею. "Мне очень жаль. У меня есть другая семья, я отправлю больше писем. Я уверен, кто-то еще придет, чтобы выкупить меня."

"Посмотрим. Пока я собирала армию, мы отправляли в ямы все меньше людей. Червь вроде тебя не заслуживает второй кожи."

"Мне…мне жаль. – пятясь подальше от хана, повторил Джину. – прошу вас, прошу…я привел вам рекрутов, которых вы желали осмотреть."

Сидиси знаком велела ему привести их. Собирая свою армию, она потребовала, чтобы пять процентов населения каждой провинции Султай встали в её ряды. Разумеется, сперва она получила всех преступников, нищих и прочих нежеланных обитателей каждой провинции, большая часть которых не слишком годилась даже для крокодильих ям, не говоря уже о том, чтобы встать в первых рядах величайшей армии Султай за последнее тысячелетие. Чтобы выразить свое неудовольствие, Сидиси потребовала снова – на этот раз, старших детей из каждой семьи. Не все с готовностью приняли эту новую повинность, но эмиссары-ракшасы быстро навели порядок в непокорных областях. По повелению Сидиси, сильнейшие из рекрутов были присланы ей для личного осмотра. Лучшие из них станут её личной гвардией, воины-нежить, способные оградить ее от оскорблений, подобных тому, которое она потерпела от лап того мерзкого гоблина.

"Позвольте представить отряд провинции Нираж," – сказал Джину.

Сидиси осматривала рекрутов, не вставая с своего трона. Это были сильные воины в расцвете лет. На их второй коже не будет изъянов, которым подвержены простые сибсиги: слабых плеч, слабых коленей, зубов, которые не в силах оторвать плоть от костей.

"Стой. Что это за мелочь?" – сказала Сидиси, остановившись на середине ряда. Перед ней стоял юноша не старше тринадцати лет. - Это такая шутка, Джину? Я полагала, ты сам осматривал эту партию.

"Я уверяю вас, моя королева, - ответил Джину, - все они сильные воины и хорошо послужат вам. "

Сидиси гневно взмахнула хвостом, сбив на пол чашу с фруктами вместе с головой сибсига. "Не шути со мной, мартышка. Я знаю, что это твоя родная провинция, и я не проявлю снисхождения, позволив им присылать мне таких детей."

"Моя королева, - с поклоном произнес Джину, - если вы сами осмотрите юношу, вы убедитесь, что он столь же силен, как и все остальные."

Сидиси покинула трон и подошла к Джину: "Я знаю, что у тебя еще остались родственники, а если нет – то друзья и торговые партнеры. Еще раз ослушайся меня, и я очищу империю не только от тебя, но и от всех, кого ты знал, так, что некому будет произнести твое имя."

Джину поднял голову и коротко кивнул. Уголком глаза Сидиси заметила, что юноша долю секунды промедлил, а затем устремился к королеве. Ничто не сковывало его движений – кандалы не крепились ни к чему и были просто уловкой. Этим мартышкам редко удавалось развить такую почти змеиную скорость. Похоже, мальчика привезли из земель Джескай: силой или как добровольного участника заговора. Мгновение заминки позволило Сидиси среагировать, и её хвост со сверхъестественной скоростью схватил Джину за ногу и швырнул в юношу. Он взвыл, когда они растянулись на мраморном полу дворца. Юноша попытался сохранить равновесие, но хвост королевы уже обвился вокруг его шеи. Он потянулся за кинжалом, но тот оказался за пределами досягаемости.

Throttle | Art by Wayne Reynolds

На полу Джину боролся за каждый вдох, и черные полосы быстро ползли по его коже от того места, где кинжал оцарапал её. Сидиси узнала этот яд. Его называли Дыханием Силумгара, и делали из очищенного настоя сотен стеблей орхидей, растущих в сердце Обжунгских болот и расцветающих один раз в десятилетие. Этот яд был столь же редок и дорог, сколь и силен. Он убивал медленно, болезненно, и от него не существовало противоядия. Единственной царапины было бы достаточно, чтобы убить её за несколько дней, или, в лучшем случае, недель, в течение которых она выгнила бы изнутри. Это было личное покушение.

"Ты был прав, Джину, - сказала Сидиси, сломав юноше шею и отбросив тело на землю, - этот был силен. Он будет достойным пополнением моей стражи. "

"Я… - ответил Джину, извиваясь от боли, - я не мог позволить тебе победить меня. Я заставлю тебя заплатить за то, что ты сделала со мной и моей семьей."

"Я придавала тебе слишком мало значения, - сказала Сидиси, проводя кончиком хвоста по содрогающемуся и покрытому испариной лбу Джину, - я считала тебя беспомощным глупцом, но была права только отчасти. Тем не менее, ты напомнил мне кое о чем. Я стала слишком беспечна." Сидиси вытащила кинжал и по рукоять вонзила в грудь Джину. "Какого удовольствия я бы ни получила, наблюдая за твоей агонией в ближайшие пару дней, я не повторю этой ошибки."

Сидиси вернулась к своему трону с высоко поднятой головой. Она снова вспомнила о своем предназначении, о величии драконов и о том, что их безжалостность так долго позволяла им править этим миром. Оставить Джину в живых, чтобы наслаждаться его страданиями, было проявлением скрытой жалости. И жалость, величайший их всех грехов, чуть не стоила Сидиси жизни. Она больше никогда не поддастся этому чувству, даже в самом малейшем его проявлении.

Sidisi, Brood Tyrant | Art by Karl Kopinski

Если бы гоблин был вооружен луком или копьем, возможно, ему удалось бы нанести смертельный удар. На счастье Сидиси, Марду любили войну больше, чем победу. Сидиси знала, что её армия ещё далека от завершения. Ей нужна была армия, которой не было равных со времен Тасигура. Армия сибсигов, которая сможет покрыть собой всю степь, и неутомимым маршем двигаться на Марду, пока их кони не падут от усталости. И она будет уничтожать один лагерь за другим, поднимая мертвецов, если потребуется, чтобы они смогли присоединиться к неотвратимому походу своих братьев. Вскоре сам великий орк Зурго украсит её дворец в качестве драгоценной добычи. Из него можно будет сделать поднос. Или, может быть, кресло.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.