Ошибка
OK
Информация
OK

Возрождение

Предыдущий рассказ: Возмездие Об-Никсилиса.

Поколениями эльфы Зендикара приспосабливались к изменчивой природе этого мира. Их сплоченные деревни упрямо и стойко противостояли разрушениям, которые приносил Вал, и снова разрастались вместе с джунглями.

Но с приходом Эльдрази два из трех великих эльфийских народов – Мул Дайя и Джорага оказались практически уничтожены. Перед племенем Мул Дайя, с его богатыми традициями и клановым укладом, встал тяжелый выбор: умереть вместе со своими Вещими на опустошенных руинах своей земли, или отправится в далекий путь в поисках помощи. Друид-зеленоплёт Мина и её брат Денн – двое одиноких беженцев, которые преодолели весь континент в поисках помощи и способов отвоевать свой разрушенный дом.


Дни сменялись неделями, а вокруг по-прежнему лежала Пустошь. Тяжелое, сырое дыхание древних лесов Гуума сменилось иссушающим шепотом равнин, до костей обглоданных семенящими тварями. Мина внимательно следила за солнцем, упрямо пробираясь к месту, о котором ей доводилось слышать только неохотное бормотание и туманные соображения.

Теперь уже близко, - успокаивала она себя.

Пыль Пустоши покрывала её одежду и обволакивала босые ноги. Ступни, более привычные к густым мхам её потерянной родины, оставляли на твердой каменистой почве замысловатые отпечатки. Усталая, но полная решимости, она добралась до ущелья, за которым начинались опушки лесов Мурасы.

Или того, что когда-то было лесами. Ослепительно-белая порча взметнулась вверх кручеными шпилями, которые когда-то были скалами, животными и деревьями. Тишина волнами прокатывалась по долине между безукоризненно белых утесов. Она тяжелым грузом давила на неё – с детства окруженную звуками родной земли, голосами семьи и старейшин. Шепоты, крики, мольбы, приказы – звук всегда связывал её с кем-то или с чем-то. Здесь она, одинокий клочок звука и цвета, сама по себе была вызовом, брошенным в окружающую её пустоту.

Она рассеяно пнула землю ногой, облако белой пыли послушно поднялось и рассеялось хлопьями золы. Словно снег без зимы – подумалось ей. Пустота наполняла глаза и уши тусклым звоном - белым шумом чувств, отчаянно жаждущих применения. Она медленно повернулась, зорко вглядываясь в горизонт покрасневшими глазами в поисках малейших признаков жизни: цвета или звука. Слепые утесы бросали на неё косые взгляды. Значит, Пустошь добралась и сюда.

Art by Jason Felix

Предки, - мысленно взмолилась она, - Денн будет недоволен. Она была уверена, что здесь они найдут рощу Таджуру, и потому в полдень они разделились, чтобы охватить больше мест в своих поисках.

Пальцы Мины сомкнулись на знакомой деревянной рукояти её длинного ножа, и гарда приятно скользнула на своё место. Уже привычная волна горечи, теплая и дикая, вскипела у неё в груди, застучала по ребрам. Она испустила долгий, рваный крик, эхом отозвавшийся в ущелье внизу. Мина улыбнулась, радуясь любому звуку, способному разорвать давящую тишину.

Что-то зашевелилось на другом конце ущелья. Силуэт высотой в два роста Мины, выбрался на свет, выстукивая костяными отростками по пораженной порчей земле. Она затаила дыхание. Это существо не могло уйти далеко от места кормежки, а значит, где-то рядом ещё может быть неоскверненная земля. Оно повернулось к ней и глухо зашипело.

Прекрасно, оно заметило её. Мина оскалилась, обнажив острые зубы, и ринулась вниз с неуклюжим энтузиазмом щенка балота, оставляя за собой облако пыли и обломков. Достигнув дна ущелья, она сорвала с пояса нож и устремилась вперед одним плавным и текучим движением.

Существо на мгновение замерло, щупальца вокруг безглазого лица вытянулись в её сторону, а на шкуре расцвели и встали дыбом гребни ложноножек. Существо издало протяжный плачущий звук, возможно, подчиняясь неслышным Мине приказам. Она нырнула под его тушу, схватив ложноножки одной рукой, другой нащупала туловище и покрытый письменами клинок с легкостью скользнул в тело чудовища. Кровь стучала в висках Мины: плоть чудовища была упругой и неожиданно холодной. Из надреза, достаточного, чтобы выпотрошить любого обычного зверя, показались скудные капли едкой серой жидкости.

Ничего нового. Она с радостью ухватилась за возможность выразить благодарность от имени своих истертых, покрытых пылью ног – менее опрятным образом.

Увернувшись от хлесткого удара извилистой конечности, она ухватилась за неё и вскарабкалась наверх – щупальце было не мягче любого корня или ветви, а уж с ними она хорошо умела справляться. На спине твари она уцепилась за костяную пластину на голове существа, вонзила под неё свой нож – и с удовлетворением провернула его в ране. Тварь дернула конечностями и рухнула под её тяжестью. Мина соскочила со спины и отступила назад, ожидая, что существо снова поднимется на ноги.

Оно осталось лежать на земле, среди конвульсивно подергивающихся отсеченных конечностей. Мина подняла его голову и уставилась в лишенное черт лицо.

Что ты искал здесь? Бесстрастная маска безучастно вернула взгляд. Никаких эмоций не отражалось на ней: ни страха смерти, ни просьбы, ни мольбы. Эльфы всегда были стойким народом, закаленным и привычным к переменам, приносимым Валом. Они научились сосуществовать с переменами и хоронить своих мертвых в неглубоких могилах, сжатых в оберегающей хватке корней джадди. Старейшины считали, что нахлынувшие Эльдрази, как и сам Вал, заставят их измениться и приспособиться. Но они захлестнули их с головой.

Подергивания существа замедлились и прекратились. Мина с глухим стуком уронила его на землю.

Две новые, на этот раз, человеческие фигуры появились из теней ущелья. Одна из них оказалась очень знакомой. Как и Мина, её брат-близнец Денн не носил обуви или доспехов, и казался невооруженным – за исключением двух длинных кинжалов, вырезанных из ядовитых деревьев Гуума.

Вместо доспехов по их рукам змеились похожие на лозу отметины, несущие в себе слова и наследие их народа – мертвых, живущих, нерожденных – на коже застыл шепот каждого эльфа Мул Дайя. Когда Мина и Денн покинули Бала Гед, они взяли с собой кости погибших, которые теперь украшали их темно-красные волосы.

Позади Денна стояла изящная женщина, покрытая кожаной броней – от наплечников до плетеных ботинок. Лицо женщины скрывал капюшон. Верховой зверь спокойно шел за ней в поводу. По отсутствию татуировок, надежности и тщательной отделке её снаряжения можно было с уверенностью отнести её к числу дозорных из эльфов Таджуру.

Art by Victor Adame Minguez

Мина поторопилась навстречу, кивком приветствуя Таджуру, и горя желанием переговорить с эльфийкой, но Денн уже заметил останки Эльдрази за её спиной.

"Ты знала, что они забрались так далеко вглубь Мурасы?" – нарочито медленно спросил Денн, и его голос дрогнул от зарождающегося страха.

"Мы уже близко. Мы почти на месте!" – Мина сверкнула отчаянной улыбкой, надеясь скрыть собственные сомнения.

"Это было уже несколько недель назад! Неужели с тех пор ничего не изменилось?" – лицо Денна осталось неподвижным: он давно научился понимать настоящее настроение своей сестры.

Мина смотрела на него, отчаянно ища слова, которые могла бы сказать ему. Тишина повисла между ними, как ущелье, оставивший близнецов по разные стороны.

Денн отвернулся первым. "Наш Вещий не говорил ничего об этом".

Теперь уже Мина опустила взгляд, бессильно сжав кулаки.

"Они забрались куда глубже, чем хотелось бы, это верно", - ответила незнакомка с переливчатым акцентом Таджуру. "Меня послали отваживать путников от этого места, и я наткнулась на вас. – Она сделала паузу, оглядывая их, - Я – страж Тенру, одна из многих стражей земель Таджуру. Похоже, вы ушли далеко от вашей деревни…?" – продолжила она, подняв бровь.

Мина вытерла нож о шкуру убитого Эльдрази и стряхнула его останки со своих рук: "Мы – Мул Дайя".

"'Мы'? – переспросила Тенру, вглядываясь в пустоту ущелья за спиной Мины, - Вы разведчики? Где остальные?"

В глубине души Мина тяжело вздохнула. Слова никогда не давались ей слишком просто. В её голове всегда было столько звуков и ощущений, что слова путались и спотыкались друг о друга, и вместо того, чтобы вылетать у неё изо рта, они просто вываливались наружу прежде, чем она успевала придать им значение и форму. Но на этот раз, слова были очень важны, и потому она несколько недель готовила эту речь во время их путешествия.

"Много месяцев назад, мы, Мул Дайя, остались дома в Гууме, потому что наши Предки велели нам защищать свою землю. Так сказал Веший. Сначала пришли порождения, но наши призраки лоз возглавили оборону и отбросили их".

Она кивнула в сторону угрюмо молчащего Денна. Его лицо застыло. "Но когда на смену порождениям пришли настоящие Эльдрази, силы призраков иссякли, и наши рубежи откатились до самых могил старейшин".

Она замолчала, вспоминая глаза, смотрящие на неё из глинистого покрова и сны, которые ей не принадлежали. В них была их сущность и воспоминания поколений, обратившиеся в прах вместе с рощами, которые они населяли.

"Наши отряды умирали, защищая наши дома. Вещего поразила болезнь, и голоса наших предков умолкли", - продолжала она. Мина чувствовала странную отрешенность, слушая звук собственного голоса. Её слова звучали глухо и тускло, не в силах передать всю тяжесть боли и гордого отчаяния этих дней.

"Эльдрази пришли, сломили, насытились и ушли, - она почувствовала, что её голос дрогнул, и остановилась, чтобы сделать медленный вдох. – У меня было… видение, когда я ночевала рядом с нашими мертвыми. Я видела разрушение Бала Геда. Той ночью мы с братом отправились в путь, чтобы искать встречи с Народами Эльфов и просить о помощи и совете.

"А вы? – тихо спросила Тенру, - Как ваши имена?"

"Я Мина, Зеленоплет из племени Мул Дайя", - она закатала правый рукав, и показала винно-красный знак, глубоко втравленный в предплечье.

Мина увидела, как Тенру новым взглядом окинула юных и покрытых пылью оборванцев, которые стояли перед ней. Тенру недоверчиво подняла бровь, но учтиво кивнула.

"Конклав не находится в каком-то конкретном месте, но передвигается вместе с каждой волной Эльдрази, - сказала Тенру, - Теперь наши перемещения определяются нашими задачами. Мы создали целую сеть дозорных и разведчиков, которые держатся рядом с тем, что осталось от мира, который мы когда-то знали. Мы не можем позволить окружить себя, как… как наши родичи".

Мина невольно стиснула зубы.

"Я объезжала пограничье и возвращалась к конклаву с новостями о распространении Порчи, - продолжила Тенру, - Последний раз они ударили две ночи назад, и их было больше, чем ожидалось. Мы собрали наши дома и отступили назад, к сердцу Рощи…"

"Роща ещё цела? – с сияющими глазами Мина вскочила на ноги, - Прощу вас, отведите нас туда!"


Роща деревьев джадди возвышалась посреди долины, пробиваясь вверх и медленно кроша камень в неумолимой хватке своих корней. Плотный полог вечнозеленых листьев вбирал влагу прямо из облаков. Вьющиеся лиственные узоры, каждый в рост эльфа длиной, украшали многочисленные стволы. В спокойные времена дупла упавших деревьев были постоянным жилищем. В отличие от Мул Дайя, располагавших свои дома у самых корней, Таджуру приспособились к жизни на высоких ветвях, скрывающих их от взглядов нелетающих Эльдрази. Это умение служило им долгие годы, но новые поколения чудовищ научились нападать не только с земли, но и с воздуха.

Троица стояла на кромке ущелья, глядя вниз, на лежащую перед ними Рощу. Ветер отнес в сторону облака, и солнечный свет затопил долину.

Мина услышала, как Тенру судорожно вдохнула, и у неё самой перехватило дыхание.

Здесь земля вовсе не походила на белесую пустоту ущелья. Головокружительный спектр ярких красок переливался на острых гранях. Каменные глыбы застыли в вертикальном положении, как искаженная насмешка над деревьями, которые когда-то стояли на этом месте. Вязкое маслянистое сияние, источаемое многочисленными гранями, покрывало остатки подлеска, как открытая рана.

"Что...это?" – выдохнула Мина. Уголком глаза она заметила, как Денн в благоговейном ужасе покачал головой.

Art by Raymond Swanland

У подножия бывшего поселения толпились Эльдрази, хоботками впившиеся в корни джадди. Один из них вскарабкался по стволу одного из побегов, смахнул палатки и навесы с высоких платформ и опрокинул вниз на землю. Обитатели лагеря отступили к своим домам на верхних ветках.

Денн повернул к Мине бледное измученное лицо: "Когда мы стояли перед Вещим, между словом и кровью я выбрал кровь. Я пошел за тобой туда, куда не пошел бы никто, за целый материк. Я был готов встретиться с остальными из нашего рода – в земле, в нашей земле. Мы ушли так далеко, но я опять вижу то же самое. Эта деревня иссохнет и погибнет, как наша… за целый мир отсюда".

Лицо Тенру потемнело: "Следи за своим тоном, Мул Дайя, - это мой дом. Я скорблю о твоих потерях, но никто не просил вас о помощи. Мы не разделим вашу судьбу".


Мина пробиралась вдоль долины к собравшимся на кормежку Эльдрази, оступаясь на скользких каменных плоскостях. Как и их собратья на Бала Геде, эти твари тоже представляли собой смертоносное нагромождение пастей и лап. Могучими передними лапами они протаскивали свои белесые туши между стволами, и вытягивали питательные вещества из земли и деревьев. Но вместо знакомой костяной брони их насекомоподобные тела, полные самых невообразимых симметрий, венчали тонкие пластины гладкого черного камня, такие темные, что казалось, они одновременно поглощают и отражают падающий свет.

Её нож все ещё пятнали волокнистые хрящи Эльдрази из ущелья. Мина ринулась к ближайшему противнику: неуклюжей твари, чьё тело раздулось от обжорства и теперь выпирало из-под оболочки экзоскелета. Гладкие пластины панциря были такими же бездонно-черными, как и те, которые венчали голову сущеста. Среди бесконечных углов и симметрий не было места для жалости или милосердия. Многочисленные ноги были усеяны глазами, похожими на неподвижные сияющие самоцветы. Она нанесла удар, вложив в этот взмах всю свою силу и скорость, чтобы разом вспороть все, что могло бы оказаться внутри твари.

Оружие задрожало, встретив неожиданное сопротивление плоти, волны энергии прокатились по руке и неприятно отозвались в сжатых зубах. Она покачнулась, онемевшие пальцы выпустили клинок. Где-то сзади Денн с криком метнулся к ней.

Глухой, странно знакомый звук наполнил её голову. Звон перенапряженных нервов? Сила удара?

Она поднялась на ноги, одной рукой хватаясь за голову, другой – шаря вокруг в поисках своего ножа. Пальцы сомкнулись на чем-то твердом, и она подняла голову…

...и увидела четыре слюнявые пасти Эльдрази в черной короне. Она рефлекторно отшатнулась, но было слишком поздно. Она крепко зажмурила глаза.

Оно закричало. Или ей показалось, что оно закричало. Хор пронзительных голосов, едва различимых её ушами, заставил завибрировать череп. Из правого уха вытекла теплая струйка крови.

Боль расцвела по всему телу, пульсируя в такт с вибрациями, терзающими её скелет.

Слепая паника охватила её, и, упав на колени, она поползла прочь, как загнанное животное. Уголком глаза она увидела, как Денн тянется к ней, и повернулась в его сторону.

Чудовище обернулось к ним, раздулось, втягивая в себя воздух, и снова завопило.

Art by Jason Felix

Картина перед глазами Мины подернулась цветной рябью. Денн рухнул где-то впереди, и колебания захлестнули его: на краю зрения алый цвет его глаз и волос растекался и сливался с фоном. Вытянутая вперед рука отразилась от невидимого зеркала и выгнулась в противоположном направлении, изогнувшись под неестественным углом. Рот открылся, но звуки лишь сорвались с языка, не в силах собраться в слова, пока воздух бессмысленно проходил через его легкие. Они повисли в воздухе, незаметные и незначащие, а потом растаяли.

Мина выбросила свою руку вперед, пытаясь схватить брата, но ощутила лишь, как мускулы бесполезно повисли, а кости потекли сквозь воздух, как едкий дым – невозможно медленно. Пальцы повело в сторону, сухожилия отделились от кости, оставив лишь набухшие и подергивающиеся сосуды.

Даже земля за её спиной превратилась в вязкую жижу, прогибающуюся и текущую под её весом. Ноги налились тяжестью и тянули её вниз, все дальше от её собственной руки. Другой рукой она нащупала рукоять ножа, и теперь пыталась удержать её в израненных руках.

Не воля, но инстинкты направили взмах её руки, и, счастливо избежав столкновения с траекторией чудовищного вопля, клинок вонзился в один из многочисленных граненых глаз.

На мгновение вопль затих, и тело Мины рухнуло вниз, как тряпичная кукла, проломив собою корку на поверхности изъеденной порчею земли.

Открыв глаза, она обнаружила себя в неглубокой яме. В висках стучало. Дыхание перехватило. Солнечный свет просачивался сквозь тонкий и хрупкий слой тронутой порчей земли, покрывающий землю, как лед на поверхности зимнего пруда.

Глухой, знакомый ритм вернулся. Теперь он звучал громче. Она силилась ухватиться за эту тонкую нить, теряющуюся в зверином топоте над головой. Звук появлялся и пропадал, как дыхание. Или… голос? Она попыталась найти в нем знакомые последовательности, придать значение колеблющимся частотам. Откуда-то из-за многих миль звуки голоса Денна просочились в её выцветающее сознание.

Мии-наа. Ми-на.

Она скорчилась в темноте, упершись ладонями в землю. Голову наполнили шепоты. Среди них были голоса, которые она слышала в Бала Геде, голоса старейшин и джадди. Её семьи. Вместе они сплавлялись во что-то знакомое. Что они говорили?

Она нахмурилась, когда руки невольно сжались вокруг чего-то… привычного.

Под её ладонями была уже не жесткая поверхность Порчи. Под её ладонями была земля, мягкая, душистая почва её юности. Бесстрастные колеса времен остановились для неё, запертой в переливающийся пузырь общих воспоминаний. Легкие наполнил запах земли – иссушенной летним зноем, истоптанной бессчетными сапогами, залитой кровью, или покрытой юной весенней порослью. Она смотрела на него глазами, которые ей не принадлежали. Звуки снова затопили её голову.

Мина.

"Мина!" – голос брата рассек полог воспоминаний и вывел её из задумчивости.

Денн!

Над головой Мины появилась рука, заслонившая собой свет. Мина почувствовала, как руки брата поднимают её с земли. От них пахло кровью – но она не смогла бы сказать, кому она принадлежала.

Что-то просвистело над их головами, земля вздыбилась и разлетелась в стороны. Сила удара была такова, что он оставил на земле похожий на кратер след.

"Денн! Они здесь! Предки все ещё с нами! Под Порчей есть живая земля!"

"Мина? Осторожнее, ты ранена, мы должны двигаться…"

Когда следующая звуковая волна достигла их, Мина подняла руки над головою брата, и выпустила из них горсть земли.

Частички почвы взорвались заключенной в них жизнью, превращаясь в стену из мощных побегов, корней и комьев земли, которая осыпалась, когда чудовищный крик ударил в эту преграду, оставив в середине её брешь, похожую на окно калейдоскопа.

"Слушай!"

Теперь звуки в голове Мины были оглушительны. Смешанный хор, голоса и звуки всех высот, частот и громкостей. К ней пришло спокойствие. Она сделала глубокий вдох, чашей сложила руки над ухом Денна, и звуки хлынули из её губ, как вода из прорванной плотины.

Одни слова были злы, другие нежны, третьи – угрюмы, звуки тайного языка, который она делила с братом, чей голос она слышала, как свой собственный. В одних рокотали предостережения, строгие наставления старейшин, услышанные ею когда-то давно, в других, на незнакомых ей языках были порывы теплого летнего ветра и глухая боль сожалений. Так звучали воспоминания, застывшие во времени и пространстве. Мина умиротворенно сплетала полог слов над израненным телом и руками Денна.

Его глаза распахнулись, удивление смыло все попытки сохранить иллюзию самообладания: "Это голоса Предков? Где ты научилась этому? Что они говорят тебе?"

Мина кивнула, но ничего не сказала.

Очередной вопль разбил стену из лоз, земля и переплетенные стебли рассыпались на хрупкие сверкающие обломки. Мина медленно повернулась к твари лицом, раскинула руки и начала говорить.

Она говорила о доме своего детства в туманных джунглях Гуума, притаившемся в подлеске и прислушивающегося к каплям дождя. Колонны мокрой земли и камней взметнулись, прочертив изломанными трещинами тронутую Порчей поверхность, сбивая Эльдрази с ног. Чудовище заревело и покачнулось, пытаясь сохранить равновесие.

Она повторяла истории, которые никогда не слышала – но безотчетно верила в них. Истории об отваге и о самопожертвовании. Она вырвала второй клинок из ножен на бедре. Теплое лезвие пахло опавшей листвой. Она глубоко вдохнула и усмехнулась переполнявшему её свирепому рвению.

Mina and Denn, Wildborn | Art by Izzy

На этот раз её удар легко рассек панцирь. Второй рукой она вырвала из раны что-то, что смогла нащупать под вскрытой оболочкой. Холодная решимость стала её доспехом. Ленивые взмахи ножа описывали круги вокруг бледной туши Эльдрази, оставляя на земле лужи его лимфы и крови.

Что-то задело её плечо, когда Денн повалил на землю другое чудовище. Он отсек членистые лапы, и тело врага рухнуло на землю. Смех Денна на секунду застыл у неё в ушах, кристаллизуясь в памяти. Много воды утекло с тех пор, когда она слышала его в последний раз.

Она достигла корней джадди. Твари в коронах уже заметили её, и устремились вниз с древесных крон, как стрелы к добыче. Эльдрази захлестнули её яростным потоком щелкающих лап и распахнутых пастей.

Мина увидела, как голова Денна пропала из виду среди коронованных тварей. Глубокий рокот раскатился из-под её ног. Могучие корни вырвались из земли, оплели покрытые броней туловища Эльдрази и поволокли их вниз, в расщелины. Кроны джадди качнулись и покрыли корой останки существ. Дно ущелья рассыпалось на переливающиеся пластины Порчи, которые мгновенно утонули в свежей и мягкой земле, хлынувшей из-под ног Мины и Денна.


Вскоре появилась Тенру, вместе с группой тяжеловооруженных всадников Таджуру. За их спинами стояла белокурая женщина-эльф в кожаных доспехах, покрытых затейливым тиснением, но изрядно потрепанных многими годами использования. Невысокий рост только подчеркивал грацию и спокойствие, из тех, что приходят с возрастом. Прибывшие собрались вокруг Мины, которая привалилась к древесным корням, прочищая свои раны.

"Значит, вы – наши родичи из-за океана?" – спросила беловолосая эльфийка. Она подняла оброненный Миной нож, почти незаметный под слоем раскрошившейся Порчи, и рукоятью вперед протянула его владелице.

"Прошу прощения, - вставила Тенру, - Это зеленоплет Мина и её брат Денн. Призраки Лоз из народа Мул Дайя".

Беловолосая тепло улыбнулась и кивнула: "Мы приветствуем вас, как и всех наших эльфийских родичей. Пусть расстояние и поколения не разделят нас. Какие новости вы принесли о своем народе?"

Мина склонила голову в ответ, собираясь с силами, чтобы начать говорить. На этот раз слова давались проще: "Я пришла в поисках Нисед, владычицы Таджуру, чтобы просить её принять нашу помощь… помощь уцелевших из Бала Геда".

"Я – Нисед. Что с вашим Вещим? Он прислал вас вместо себя?"

Щеки Мины вспыхнули. Пока она подбирала слова, Денн осторожно перебил её: "Мы… не уверены. Но я знаю, что Мина тоже может говорить с голосами нашего народа. Я сам слышал это. Я… мы просим вас принять нас, чтобы мы смогли сохранить память Мул Дайя в безопасности".

Лицо Нисед помрачнело, и её речь стала медленной и задумчивой.

"Мой народ будет кочевать и приспосабливаться, как это было всегда. Мы слышали о поселении зендикарцев у Халимарского Нагорья. Люди, кόры, и мерфолки решили дать отпор Эльдрази – или умереть. Я не могу обещать вам безопасного приюта для ваших воспоминаний, но из всех мест, о которых нам известно, мы можем доставить вас туда, где ваша сила и ваши истории смогут принести наибольшую пользу".

Остальные с достоинством кивнули.

"Сегодня мы выступаем, чтобы присоединиться к ним. Нашего вождя зовут Тазри, она - человек из города, стоящего на побережье Халимара. Города Врат Моря".

Автор: Mel Li (оригинал статьи)
Перевод: Константин Никонов


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.