Ошибка
OK
Информация
OK

Перекованная цепь

Шепот духа-дракона Уджина привел Сархана Воля в прошлое Таркира, где Сархан, не имеюший никакого представления о том, чего ему следует ожидать, обнаружил великолепный мир, полный голодных драконов и могущественных кланов.

Но не все в древнем Таркире идет как должно. Ясва, хан Темур этой эпохи, открыла Сархану, что тоже следует велениям дракона. Она не знала, что её покровитель был – или позже станет – самым ненавистным врагом Сархана: невообразимо древним драконом-мироходцем по имени Никол Болас.

Теперь Сархан стремится обогнать само время и найти Уджина до того, как Болас направит историю Таркира – и историю самого Сархана – по пути к неминуемому краху.


Сархан рассекал крыльями холодный воздух, пролетая над тундрой в направлении пенящегося вдали шторма. Мысли проносились сквозь его разум, как отражения вспышек молний и маны, озаряющих бурю впереди, и таяли в пустоте, как ломкий пепел. Он проделал этот путь, нарушил законы времени и истории – и ради чего? Он нашел то время, где еще жили драконы, где драконьи бури рождали могучих властителей неба, где воины стяжали славу, сражаясь с ними – но все это не стоило ломаного гроша, потому что даже сюда дотянулась зловещая тень Никола Боласа. Даже в этом драгоценном месте, задолго до ошибок, которыми полнилась история Таркира, в убежище, на много веков отстоящем от собственных ошибок Сархана – чувствовалось его пагубное влияние, которое каким-то образом добралось сюда раньше него самого. Сархан выпустил в воздух струю огня и пролетел сквозь неё.

Теперь ты понимаешь, маг-дракон? Вопросы ревели внутри него голосами громовых раскатов впереди – но это был лишь его собственный разум, кричащий самому себе: Ты видишь, почему Уджин привел тебя сюда, дал увидеть все это? Теперь ты усвоил урок? Робкий ответ родился на окраине рассудка: быть может, урок всего этого путешествия заключался в том, что судьбы не избежать? Но тогда он должен отбросить всякое сопротивление, примириться с железной поступью времени и признать власть Боласа над ним самим.

Во вспышке внезапного прозрения Сархан охватил мысленным взглядом всю злую иронию этой замкнутой цепи событий. Древняя вражда закончилась тем, что Болас убил Уджина. Смерть Уджина прекратила драконьи бури Таркира задолго до рождения Сархана, а следом исчезли и сами драконы. Власть над миром попала в руки кланов. Хранящиеся в людской памяти остатки драконьего величия привели в восхищение юного Сархана, и в результате, в минуту слабости, он присягнул Боласу, тому самому дракону, чьи действия сделали возможной всю череду событий. Цепь неизбежно и неотвратимо замыкалась сама на себя. Сархану предстояло стать лишь свидетелем того, как куется первое из её многочисленных звеньев.

От этой мысли Сархану хотелось остановить взмахи крыльев и прервать свой полет. Он мог бы просто рухнуть вниз, чтобы земное притяжение стало его последним владыкой, разогнавшись, встретиться с землей, и напоследок почувствовать, как рушится окружающий его мир.

Вместо этого он поднял свою голову вверх, и крылья, словно тяжелые молоты, забили по воздуху, пока он поднимался. Холод обжигал его, а озон наполнял легкие, но Сархан продолжал подъем, все выше и выше, словно пытаясь обрушить свою ярость на облака. Все еще был шанс. У него при себе все еще был осколок эдра, частица зала Уджина в Зендикаре, и эта мысль толкала его вперед. Пока он все еще здесь, и все еще жив – до тех пор оставался шанс, что ему удастся перековать эту цепь. Если он до сих пор дышит – тогда, возможно, Уджина еще можно спасти.

[Fearsome Awakening] | Art by Véronique Meignaud

Сархан летел сквозь бурю. Он чувствовал крылья других драконов, пролетающих через окружающий его шторм, и слышал их рев. Он прорвался через грохочущий фронт грозовых туч, и от открывшейся картины у него захватило дыхание. Призрачно мерцающий дракон Уджин летел в небесах, словно комета, неся за собой сверкающий шлейф штормов. Сархан мгновенно узнал Уджина – как узнал бы землю или солнце. Бледный след синего тумана оставался за спиной духа-дракона, сливаясь с бурями, словно плащ, связывающий его со всем Таркиром.

Сархан позабыл все, что привело его сюда, и его душа пришла в смятение. Это Уджин, а вовсе не Болас, на самом деле пробудил его восторг перед драконьим племенем, и это Уджин был истинным началом той цепи, которая сделала Сархана тем, кем он был, а Таркир – таким, каким он должен был быть. Сархану хотелось навсегда остаться в драконьем обличье, чтобы танцевать в облаках вокруг своего мудрого и могущественного прародителя. Он летел поодаль, наблюдая, как крылья Уджина без малейших усилий удерживают того в воздухе.

Его цель была перед ним. Та причина, по которой он был здесь и сейчас. Теперь он мог остановить то, что собиралось произойти, и тем самым изменить судьбу Таркира. Ради этого он сделал бы все, что только могло потребоваться.

Он убил бы Никола Боласа.

Или, по крайней мере, он мог помочь Уджину сражаться с Боласом, когда настанет время, чтобы дать Уджину возможность выжить, и тогда драконы Таркира были бы спасены от вымирания. Сархан устремился к Уджину, как крохотный спутник, приближающийся к огромной звезде. Он заревел, обращаясь к нему, но его рёв затерялся среди грома и драконьих криков, звенящих между облаками под ним.

Уджин наклонил голову, и Сархан заметил заклинание, сплетающееся на земле. Он проследил за взглядом Уджина и в прорехе туч увидел зеленые линии стихийной энергии, очерчивающие извилистый узор среди снега и льда, окружая отдельные места змеящимися нитями молний. Приглядевшись, Сархан смог разглядеть в этих средоточиях обтесанные валуны, помеченные размашистыми знаками когтей.

Сархан тихо проклял это имя. Ясва.

Вместе руны-когти составляли тропу. Тропа точно повторяла путь драконьих бурь, а значит – предсказывала дорогу Уджина. Ясва следила за штормами, чтобы выследить духа-дракона.

Но проложенный Ясвой путь через тундру не предназначался для неё самой. Это было заклятие-проводник, не предназначенное ни для её саблезубого кота, ни для воинов Темур. На этот узор надо было смотреть с воздуха – глазами Никола Боласа.

Сархан зашипел от гнева. И в этот самый миг Никол Болас появился в подернувшемся рябью небе, словно сама ткань мира расступалась у него на пути.

Болас оказался прямо на пути Уджина. Его крылья развернулись широким плащом, заслонив солнце темной чешуёй. Огромные рога возвышались, как корона, и между ними парил драгоценный камень. Внимание древнего дракона было сосредоточено на Уджине, которого он пришел уничтожить. Сархан все еще был слишком далеко, чтобы Болас мог его заметить – и может быть, в этом состоял его шанс.

Заметив появление Боласа, Уджин поднялся выше несколькими быстрыми ударами крыльев, и два дракона-мироходца встретились лицом к лицу.

[Crux of Fate] | Art by Michael Komarck

Болас произнес какие-то колючие слова, обращаясь к Уджину, но Сархан не мог разобрать сказанное за воем ветра. Уджин спокойно и серьезно ответил, в голосе прозвучала нотка предупреждения, и улыбка Боласа расползлась, словно ржавое пятно. Драконы описывали круги друг вокруг друга, огромные крылья и легкие вздымали воздух, глаза метались от одного уязвимого места к другому. Грозовые облака окружили их, двух титанов, сошедшихся в самом центре урагана.

Сархан выбивался из сил, но крылья подводили его. Он терял высоту, каждый взмах крыльев отдавался болью в пылающих плечах, хвост волочился по облакам. Теперь, когда он снова увидел Боласа, за тысячу лет до того, как увидит его в первый раз, - или это сейчас был первый раз? – он осознал, что не смог бы сделать ничего, способного повредить этому могучему существу. В сравнении с ним Болас был богом, а Сархан – насекомым. Но может быть, подумалось Сархану, если б он влетел под правильным углом, ударил его пламенем в правильный момент, ему бы удалось отвлечь его на несколько мгновений, чтобы Уджин мог нанести смертельный удар. Он сжал зубы и продолжал полет.

Болас и Уджин ныряли и снова взмывали вверх, случайным образом меняя направление, и каждый отвечал на движения противника быстрыми ударами и финтами. Болас испустил из ноздрей клуб дыма, и хлестнул Уджина по крылу. Уджин уклонился в сторону и, примеряясь, щелкнул пастью. Они метали заклинания, не целясь друг в друга. Сияющие в воздухе руны заполняли пространство, придавая схватке мистическое обрамление. Драконы кружились вокруг друг друга, иногда пуская в ход когти или раскаленное дыхание, но ничем не выдавали своей истинной стратегии, и ни один не стремился нанести первый настоящий удар.

Затем Уджин издал рёв, и в нем слышался голос самой природы, рёв целого мира.

И услышав его, Сархан почувствовал, как мучительный импульс эхом отдался в его душе. Это чувство пронзило его драконье тело, словно разряд, придало новые силы, и неумолимо потребовало вступить в схватку на стороне Уджина, как будто этот рёв был обращён к самой глубинной сути его существа. Какая-то часть его сочла, что это очень странно, но драконий мозг целиком отдался неудержимой страсти.

Сархан понял, что ревёт в ответ, и его мускулы словно окрепли. Он слышал зов всех драконов, стаями появляющихся из драконьих бурь, и стремящихся присоединиться к битве. Сердце Сархана радостно подскочило: Уджин явно получил преимущество. Прародитель Таркира призвал своих детей, и они откликнулись на его зов.

Усмешка Боласа растаяла. Он вложил все силы в череду атакующих заклинаний, обрушив на Уджина мощь своих странных формул. Сархан увидел, как Уджин отшатнулся, от его тела разлетелись осколки мерцающей чешуи, а голова мотнулась назад и вперед, столкнувшись с какой-то ментальной атакой. Крылья отчаянно кромсали воздух, чтобы сохранить высоту.

[Ugin, the Spirit Dragon] | Art by Raymond Swanland

Уджин вернул себе равновесие и ответил взрывом собственных чар. Вихрь невидимого пламени оставил косой ожог на теле Боласа, и следом за ним последовал порыв бледного тумана, ударившего, как гром. Уджин парил в пространстве, нанося все новые и новые невидимые удары. Половину Болас сумел отразить в сторону, но значительная часть достигла цели, и Сархан увидел напряжение, явно проступившее на его лице.

Решимость вспыхнула в сердце Сархана, жарким покалыванием отозвавшись в теле. Этот момент мог бы стать перекрестком истории. Драконы Таркира приближались отовсюду, армия, собирающаяся в кольцо вокруг своего вожака. Даже сейчас Сархан видел новых драконов, рождающихся в облаках ради сражения на стороне Уджина.

Сархан и другие драконы почти вступили в бой. Он глубоко вдохнул, готовясь выпустить полные легкие пламени в Никола Боласа, но вдруг —

— треск стихийной энергии, тянущейся с земли, как цепкие пальцы —

— быстрый взгляд вниз, где Ясва плела какое-то дикарское заклятие: видимо, чары её рунных когтей служили не только ориентиром для Боласа, но и для какой-то иной, разрушительной цели —

— терзающая боль, когда заклятие стихий ударило его и множество других драконов —

— новое желание, овладевшее душой Сархана, еще сильнее, чем рёв Уджина, заставляющее его напасть —

— странная жажда крови, разгорающаяся в сердце, и требующая лишь одного —

Убить Уджина.

Да, сказало его драконье сердце, да, уничтожь Отца Всего. Уничтожь прародителя, повелевающего нами. Уничтожь его, и мы станем свободны от его власти.

Нет, сказала крохотная частица Сархана. Нет!

Повсюду вокруг него другие таркирские драконы сдавались перед могуществом этих чар. Сила, подвластная Ясве, перекрыла мощь зова Уджина, и вместо Боласа драконы обратились на него самого.

[Nicol Bolas, Planeswalker] | Art by D. Alexander Gregory

Сархан был уже близко. Он чувствовал, как жар жжет его грудную клетку, чувствовал желание обрушить этот огонь на Уджина – на самый источник всего драконьего на Таркире, на того самого дракона, который привел его к этому мгновению.

Он выдохнул. Но вместо огня он дико крикнул "Нет!" — человеческое слово, исторгнутое человеческим голосом, когда отчаянным усилием он выбросил себя из драконьего тела. Его крылья пропали внутри, вместо чешуи на лице проступила щетина, и желание убить Уджина растаяло, когда его драконий разум освободился от хватки заклятия.

Теперь им овладела хватка притяжения. Он падал.

И это было долгое падение.

Он падал мимо драконов Таркира, со всех сторон выдыхающих пламя, молнии и смерть в Уджина.

Он падал мимо Боласа, который ни разу не взглянул в его сторону, но неотрывно наблюдал, как собственные потомки Уджина с пронзительными криками свирепо атакуют собственного праотца.

Он падал сквозь пенящиеся облака и бездыханную пустоту воздуха.

Он слышал оглушительный хруст с высоты, ужасный, однозначный звук – звук последнего удара Боласа, окончательный, смертельный удар, ломающий тело Уджина.

Мчась сквозь воздух, Сархан видел тени других драконов, разлетающихся по сторонам, будто испуганные птицы.

Перед тем, как он увидел самого Уджина, безжалостный, тяжелый удар подбросил его вверх, его тело отскочило, а затем еще дважды, еще более болезненно, оно ударилось о камни огромного спирального утёса.

Он скатился с одного заснеженного уступа на другой, и покатился вниз по склону, чувствуя, как его разум вращается вокруг вместе с руками и ногами.

За грохотом и треском лавины последовало сокрушительное приземление. Казалось, мир целиком превратился в снег и лёд.

И все стихло. Он лежал под толщей снега, может быть, в футе, а может, в миле от поверхности, задыхаясь. Тонкой ниточки, за которую цеплялось его сознание, было довольно, чтобы понять, что он умирает.

Когда когти срыли снежный покров над ним, Сархан на мгновение подумал, что это Болас пришел, чтобы завершить своё дело, и одержать окончательную победу. Но это был не он. Это был саблезубый кот Ясвы, расчищающий снег широкими взмахами своих огромных лап. Он вцепился клыками в пояс Сархана, поднял его за воротник и болезненно выкинул наружу из сугроба. Кот положил его на холодную землю тундры.

[Yasova Dragonclaw] | Art by Winona Nelson

Сархан чувствовал себя мешком из кожи, набитым осколками костей. Помутневшим взглядом он различал Ясву, склонившуюся над ним с его собственным посохом в руках. Осколок эдра все еще болтался, свисая с его навершия. "Не двигайся, – скзаала она. - Не пытайся разговаривать."

Она вполголоса произнесла еще несколько слов, и он почувствовал, как его внутренности начали медленно вставать на свое место.

"Уджин," – выговорил Сархан.

"Не пытайся говорить, – повторила она. Но посмотрела вверх, и снова вниз на него. – Неподалеку. Ненаписанное Сейчас наконец свободно от драконьей заразы."

Сарахан скосил глаза, как только мог, чтобы увидеть как можно больше. Он увидел тело Уджина, падающее из облаков навстречу земле.

Уджин повержен. Драконы обречены на вымирание. Судьба Таркира предопределена.

Сархан застонал.

"Я не знаю, что ты такое, - сказала Ясва. – но, кажется, в тебе могут быть ответы. Так что окажи мне любезность, и не умирай прямо сейчас. Я отнесу тебя к моим шаманам, и мы разберемся, что ты из себя представляешь".

Целительное заклинание еще не закончило свою работу, но Сархан все равно перевернулся на бок. Все болело, – сознание отозвалось стеною боли – но каким-то образом ему удалось подняться на четвереньки.

"Что ты делаешь, глупец?" – воскликнула Ясва.

В этот момент Сархан поднял голову, чтобы увидеть, как Уджин рушится на промерзшую поверхность тундры.

Было мгновение, перед тем, как сила удара настигла их, в течение которого Сархан и Ясва смотрели друг на друга. Они оба почувствовали это. Что-то пошатнулось на Таркире. Мир стоял на пороге необратимых перемен. На секунду Сархану почудилась тень сомнения на лице Ясвы.

А затем волна силы, мощнее, чем рёв Уджина, накрыла их. Снежный покров взорвался метелью. Земля покачнулась. Ни Сархан, ни Ясва, ни её кот не смогли удержаться на ногах. Посох Сархана подскочил в воздух и упал в снег.

Сархан скорчился, когда снежный взрыв обрушился на него, на время, показавшееся тысячью ударов сердца. Когда вихрь снега и магии утих, он снова привстал на колени, но опять рухнул навзничь, когда камни и осколки льда посыпались сверху.

Когда дождь осколков утих, Сархан содрогнулся и закашлялся. Он огляделся в поисках кратера, чтобы понять, где приземлилось тело Уджина. Он увидел это место, но это был не просто кратер – это была целая расселина, огромный разлом в раздробленной земле, где глубоко под уровнем снега лежало тело Уджина. Это было именно то место, куда Сархан пришел в своем собственном времени – место временного средоточия.

Сархан бросил взгляд наверх и увидел, как воздух снова пошел рябью. Никол Болас повернулся лицом к небу и исчез, унося с собой все шансы Сархана уничтожить его.

Сархан с трудом встал на ноги, выбравшись из груды снега и обломков. Он вытащил свой посох из снега и почувствовал, что надо идти, как только увидел осколок эдра, все еще приделанный к нему.

"Ну и куда ты собрался?" – спросила Ясва, отряхиваясь.

"Спасти его," – ответил Сархан, поворачиваясь и делая шаг в сторону ущелья. Он покачнулся, кости и жилы запротестовали, но целительное заклинание Ясвы, все еще гнездящееся в его костях, приглушило боль.

"Не делай этого, - предупредила Ясва. – Я не могу тебе позволить".

Сархан резко обернулся к ней и гневно взмахнул рукой в направлении древнего хана. Его рука превратилась в голову дракона, и эта голова выдохнула струю пламени, горячего, как вспыхнувшая в нём ярость. Огонь ударил Ясву в грудь, сила заклинания подбросила её в воздух, и она тяжело рухнула в снег, не удержавшись от стона.

[Banefire] | Art by Raymond Swanland

Саблезубый кот одним прыжком оказался рядом с ней, прислушался к её дыханию, и, зарычав, обернулся к Сархану. Сархан ещё громче зарычал в ответ, его дыхание вырывалось наружу клубами пара, а руки и ноги напряглись в ожидании схватки. Огромный кот дрогнул, медленно опустил голову, неохотно признавая поражение, и остался рядом со своей бессознательной повелительницей.

Еще раз рыкнув в качестве предупреждения, Сархан направился к Уджину.

В спуске на дно ущелья оказалось больше неуклюжего скольжения, чем, собственно, спуска. Сархан не потрудился наметить подходящую опору на своем пути, и в результате проехал, по меньшей мере, половину пути вниз по изрезанным стенам расщелины, еще сильнее повредив свои и без того изломанные кости. Тело казалось ему сломанной марионеткой, но он все равно заставлял его двигаться, опираясь на посох, как на костыль.

Уджин лежал на дне ущелья, обожженный и ободранный, усеянный обломками от падения. Его глаза были закрыты. Серде Сархана радостно подпрыгнуло, когда он заметил пар выдоха, медленно покидающий ноздри дракона.

В нем еще есть частица дыхания, - подумалось Сархану, – еще есть время.

Сархан подбежал к дракону. Он смахнул в сторону мусор, засыпавший извилистые рунические силуэты вдоль шеи Уджина, и, прижавшись лицом к голове дракона, закрыл глаза, силясь почувствовать сущность великого дракона и услышать тот самый голос, который привел его в родной мир.

Ничего. Никакого голоса, лишь долгое, рваное дыхание изувеченного титана. Сархан пал духом.

Единственный голос, который слышал Сархан, был нежеланным эхом его собственного разума, которое снова мучало его знакомыми вопросами. Теперь-то ты понял, Маг-Дракон? Вопросы звенели в черепе. Теперь ты усвоил урок? Теперь понял, зачем ты здесь?

"Нет, я не понял! – прошептал он в лицо Уджина. – Я не понимаю! Скажи мне! Направь меня!"

Теперь ты видишь? Ты понял урок?

"Нет! Не понял! Я не могу! – он ударил ладонью по пластинам драконьей чешуи – Уджин, прошу, помоги! Помоги мне…"

Ты понял, какую ошибку ты будешь повторять раз за разом?

Сархан скрипнул зубами и вцепился в посох. "Нет! Я—Я не могу!"

Ты понимаешь, что ты обречен на поражение, пока ты ищешь не истины, а наставлений?

"Что это значит? Я не понимаю! Я не вижу сути!"

… до тех пор, пока ты ищешь драконов вокруг тебя, ты никогда не станешь драконом, который внутри тебя?

Сархан прижался лбом к чешуе Уджина и зажмурил глаза. Он напряг каждый мускул в своем избитом теле, пытаясь нащупать ответ, какую-то ускользающую истину, в своем мозгу. Он чувствовал, как пошло трещинами дерево посоха, стиснутое в сжатом до побелевших костяшек кулаке,.

Наконец, когда последний вздох Уджина медленно истаял, Сархан разжал свою хватку. Он осторожно коснулся лица Уджина, глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Казалось, с этим выдохом он отпустил всю боль, неопределенность, все усилия, которые копились в его теле. Он выпрямился, открыл глаза, и снова сделал глубокий вдох.

"Уджин, у меня есть кое-что для тебя," – сказал он.

Он снял осколок эдра со своего посоха, ту крохотную частицу, которую принес из Ока Уджина, зала Уджина в далеком Зендикаре. Он подержал осколок в руке. Руны на фрагменте отозвались на его прикосновения бледным голубым свечением, повторяя символы, выгравированные на шее и лице Уджина. Это был кусочек убежища Уджина в другом мире, фрагмент сооружения, которое он выстроил специально для себя. Да, Око Уджина было местом заточения, местом, где он творил чары, сковавшие Эльдрази, но в то же время, это было местом отдохновения, безопасной крепостью в мире, раздираемом могучими силами.

Сархан поднял осколок эдра. Руны засияли ярче, и осколок повис в воздухе между ними. Сархан положил руки на осколок, осторожно двигая его к рунам, и сосредоточился на своей цели. Он глубоко вдохнул и аккуратно дыхнул на осколок – не драконьим пламенем, но и не просто человеческим дыханием. Это было дыхание Сархана Воля, мага-дракона.

Daarken

Он отпустил каменный осколок. Эдр парил, медленно вращаясь в воздухе. Его грани начали разгораться все ярче и ярче, а потом он начал разворачиваться. Каменные грани повторяли друг друга, сдвигаясь и выскальзывая наружу, словно лепестки бесконечно расцветающего цветка. Невозможные поверхности открывались и разворачивались, создавая сложную структуру, которая всё росла и росла, раз за разом повторяя руны Ока Уджина.

Сархан отступил назад к стене ущелья. Заклинание было завершено. Осколки эдра распечатывали друг друга все быстрее и быстрее, создавая укрытие, растущее вокруг тела Уджина, словно огромный кокон. Сархан восхищенно наблюдал за их красотой. Он заметил, как глаз Уджина слегка приоткрылся на мгновение, и снова закрылся. Защитный кокон собирался уже вокруг тела Уджина, скрывая его от глаз Сархана, и замыкая великого дракона в непроницаемую, магическую оболочку.

"Что мы наделали?" – с поверхности эхом донесся далекий голос Ясвы.

Сархан взглянул вверх, и увидел, как она растерянно смотрит на него вниз с кромки ущелья.

Вокруг неё, высоко в небе, драконьи бури забурлили с новой силой. Новые драконы появлялись из них, и в драконьих криках слышалась простая, ничем не омраченная радость бытия.

Сархан улыбнулся Ясве кривой улыбкой благодарности и бессмысленного счастья. "То, что мы должны были сделать, – крикнул он – Благодарю тебя, Ясва-Хан!"

[Crucible of the Spirit Dragon] | Art by Jung Park

Смешавшись, она посмотрела на скорлупу эдров, и Сархан засмеялся. Он понял, что цепь событий, приведшая его сюда, вовсе не была замкнутым кольцом, у неё были смысл и назначение. Судьба замыслила поместить его сюда, на перекресток истории, чтобы дать ему шанс сделать свой ход. Если бы он никогда не служил Боласу, если бы не был послан в Око Уджина, то никогда бы не пришел на Таркир, следуя голосам, звенящем в изломанном разуме, без пережитых им невзгод он бы никогда не получил шанса выковать новую цепь событий для своего мира.

Впервые за долгое время, голова Сархана принадлежала только ему одному. Непривычное чувство ясности и восторга охватило его, как будто он просыпался от сна, в котором глаза подводили его. Его мысли текли спокойно, без обычной суеты, и его сознание было единым и цельным.

И затем в одно мгновение—

— когда присутствие Сархана стало невозможным —

— когда его путешествие в прошлое этого мира стало нарушением законов истории —

— когда его действия необратимо изменили те причины, которые когда-то привели его к телу мертвого дракона-мироходца в этом ущелье —

— когда все события, составлявшие историю этого мира, и даже те, которые привели к появлению Сархана на свет, стали ничем—

— темпоральные силы в мгновение ока унесли Сархана прочь.

Снежные хлопья падали вокруг Ясвы, оставляя белые следы на аккуратной конструкции на дне ущелья. Её саблезуб подошел ближе, ткнулся в неё носом, и она положила руку на его голову. Высоко в небе с криками парили драконы.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.