Ошибка
OK
Информация
OK

Жертва

Предыдущий рассказ: Незваный гость.

В горах Нефалии, на самой границе с Гавонской провинцией лежит темное и глубокое озеро Жава. Среди местных рыбаков давно ходят разговоры о живущем там монстре, но, несмотря на все просьбы, церковь не послала им на помощь ни ангела, ни даже катара. В час безумия Иннистрада, местные жители остались один на один с древним ужасом.


Миа не любила детские страшилки.

Не потому, что не верила в монстров, скорее наоборот: она знала о вещах настолько ужасных, что даже взрослые не осмелились бы думать о таком. Духи, не дающие покоя живым, сшитые меж собой трупы, оживающие по чьей-то безумной прихоти, оборотни, и вампиры, которые смотрели на местных деревушек, как на шведский стол. Во все это она верила, но говорить о таком вслух было не принято, будто бы проблема становилась меньше, если ее не озвучивать.

В этом мире и так довольно кошмаров, чтобы относиться серьезно к сплетням и россказням людей, что и настоящего страха не знают. И тем более – поддаваться истерии, которая в последнее время овладела сердцами односельчан.

Но у Уилбура была своя версия на этот счет.

- Говорю тебе, оно существует, - уперто твердил он, стуча для убедительности по траве кулаком, - Верил сказал, что как-то видел его. Ну, то есть видел что-то огромное, размером с корабль.

Миа закатила глаза.

- А еще он говорил, - парировала она, - что однажды целовал ангела. Сколько уже мы слышим сказки про монстра Гитрога? И сколько заслуживающих доверия людей рассказывают, что видели его? Мы уже не дети, чтобы верить в подобные сказки.

- Это тебе не какие-нибудь россказни, - Уилбур поднялся, - ты же не ходишь на озеро каждый день, Миа, не видишь, что я вижу. Особенно по вечерам, когда расползается этот странный туман. Он холодный. Точно тебе говорю, там есть и еще что-то кроме рыбы.

- Твое экспертное мнение? Заявляешь, как рыбак, которому уже исполнилось пятнадцать, но которому все еще не разрешают рыбачить самостоятельно?

- Да ну тебя, - надулся Уилбур, - с тобой серьезно, а ты ерничаешь.

Миа повернулась к нему спиной и пошла к стаду овец, что паслось неподалеку, кинув через плечо:

- Не стоит бояться темноты, Уилбур, бояться нужно того, что в темноте скрывается.

- Еще одна цитата твоего папаши? – он нахмурился и пошел следом за Мией, которая никак не отреагировала на провокацию. Уилбур надавил сильнее, - прославленного истребителя, который убивал чудовищ по всему миру. Он что, слишком занят, чтобы разобраться с монстром, что тревожит его собственный дом?

- Скорее, ему просто не доставляет удовольствия иметь дело с нытиками вроде тебя. Ты посмотри по сторонам, мы живем в богом забытом городке, который даже на карте не сыщешь. До нас никому нет дела, и уж точно никакие ужасы сюда не сунутся, потому что просто подохнут тут от скуки. Нет тут ничего, а вы только и делаете, что накручиваете себя. Все это лишь фантазии.

Art by Andreas Rocha

Одна из овец довольно далеко отбилась от стада, колокольчик на ее шее позвякивал при попытках забраться вверх по каменистому склону.

- Это тебе сказал отец перед тем, как оставить тебя? Что до тебя никому нет дела?

Миа остановилась и бросила на Уилбура гневный взгляд. К его чести, он аж позеленел от старания проглотить только что сказанные слова. Девушка насупилась.

- Возьми слова назад.

- С чего бы это?

- Мы оба знаем, что в драке у тебя нет шансов. Возьми. Свои. Слова. Назад!

Прежде, чем Уилбур успел ответить, Мия скрутила петлю, раскрутила ее над головой несколькими короткими движениями и бросила. Петля сошлась под подбородком овцы. Спустя несколько мгновений стадо снова было полным.

- Я не хотел. Я не это имел ввиду, - сказал Уилбур, и Миа улыбнулась в ответ.

- Я знаю, - ответила она и громко свистнула, давая овцам сигнал направляться домой, к городку.

- И это не потому, что ты побьешь меня. То есть ты, конечно, могла бы, но дело не в этом.

- Я знаю, Уил, - рассмеялась Миа, - поэтому ты мне и нравишься.


Неделю спустя Миа проснулась холодным серым утром и обнаружила, что ворота загона сломаны. Она пересчитала – одной овцы не хватало. Несколько часов она потратила на поиски, которые не привели ни к какому результату. Глупая овца, похоже, убрела куда-то очень далеко, например, в лес, чтобы стать добычей волков. Миа сплюнула от досады, выругалась и починила ворота.


Миа шла по рынку, пытаясь найти хоть что-нибудь годное. Выбор в городке всегда был скудным, но теперь все обстояло еще хуже: урожай в этом году был совсем бедным, да еще и караваны через горы ходить почти перестали. Рыбы теперь было настолько мало, что даже треска считалась неплохим вариантом.

- Неудачная неделя, Лерен? – Миа кивнула старому рыбаку, но тот отрицательно покачал головой. Он обычно позволял девушке выбирать рыбу, и она каждый раз брала с икрой, за что подкидывала лишнюю монету.

- Я почти не рыбачил, густой туман на озере стоял всю неделю. Опасно, - вздохнул Лерен.

- Опасно, и не только из-за тумана, - послышался знакомый голос, - мудрые рыбаки держатся от воды подальше.

[John Stanko] | Art by Adam Paquette

Миа повернула голову к говорящему и тут же закатила глаза.

- Если бы все рыбаки были такими же мудрыми, как ты, Верил, то начали бы умирать прямо сейчас.

- Гитрог вернулся, и все уже это знают. Только дурак станет ловить рыбу на озере.

- Никогда еще не встречала рыбака, который боится ловить рыбу. Разве что, кто-то пытается скрыть свое неумение за рассказами о страшном и, главное, придуманном чудовище.

- Думай, что говоришь, девчонка, - раздался глубокий и грохочущий голос.

Миа повернулась на звук и встретилась глазами с Калимом. Высокий, широкоплечий, с огромными мозолистыми руками, густыми бровями и такой же густой бородой, он носил на поясе огромный рыболовный нож с изогнутым на конце лезвием. Сегодня он был сердит.

- Гитрог существует. И дочери охотника на чудовищ не престало сомневаться в подобных вещах.

Миа заметила, что некоторые торговцы и даже покупатели прислушиваются к этому разговору. Она стиснула зубы.

- Дочь охотника на чудовищ знает, что надо исключить все возможные варианты, прежде, чем кричать «Монстр! Монстр!» как маленькая испуганная девочка.

Верил боком отходил за спину Калима, засаленные волосы падали на лицо, пряча бегающие глаза.

- Сильные слова для пастушки. Говоришь, как будто это ты убийца, - прогнусавил он.

- Я убийца больше, чем ты рыбак, Верил, - как же ей хотелось выбить из него эту мерзкую улыбочку (и еще несколько зубов), но колотить его на глазах у Калима было бы глупо, Миа отлично это понимала.

- Калим, но ты-то не веришь в россказни этого проходимца? И вы люди? Ведь его слова ничего не стоят.

- Я верю, - сказал Калим, - я видел его своими глазами.

Торговая площадь стихла, и Миа, забыв про приличия, уставилась на Калима с открытым ртом. Верил начал было что-то говорить, но Калим положил ему на плечо руку, и тот мгновенно заткнулся. Рыбак обратился ко всем собравшимся людям.

- Сегодня ночью было собрание старейшин, на котором было решено запретить лов рыбы на озере, - возмущенный ропот был ему ответом, и Калим поднял руку, - Я все понимаю, но безопасность превыше всего. Если что-то изменится, мы вам сообщим. Объявление мы повесим сегодня в полдень. Кроме того, я написал в Церковь Авацины и попросил их о помощи, - он повернулся к Мие, - может, и ты напишешь отцу?

Пульс девушки участился, а когда она встретилась глазами с Калимом, за внешним спокойствием Миа разглядела ужас, и ей самой стало страшно. Девушка постаралась сглотнуть липкий комок, но он застрял в горле.

- Отец! Я, наконец, нашел кориандр, - Миа и Калим повернули головы и увидели Уилбура, жизнерадостно шагающего между торговых рядов. Он заметил девушку, просиял какой-то туповатой улыбкой и помахал пучком зелени в знак приветствия. А потом споткнулся и растянулся на брусчатке. Миа усмехнулась и поняла, что уже какое-то время задерживала дыхание. Тяжесть момента моментально рассыпалась, люди вернулись к привычным делам, разве что кое-где продолжали бормотать о решении не рыбачить.

Калим взял кориандр и взъерошил Уилбуру волосы, а тот, в свою очередь застенчиво улыбнулся, осмотрелся, встретил взгляд Мии и за мгновение стал одновременно серьезным и застенчивым.

- Ты в порядке? – спросил он одними губами.

Она пожала плечами и хотела ответить, но Уилбур уже повернулся к Калиму, взял его за руку и потащил за собой. Миа осталась наедине с собственными мыслями и миллионом вопросов.


- Он просил тебя написать отцу? – спросил Утлбур недоверчиво, но Миа просто кивнула, - но он же ненавидит твоего отца.

- Можешь мне поверить, я это не забыла.

Миа попробовала суп сама, а потом протянула ложку другу. Уилбур проглотил содержимое, скривился и добавил еще щепотку соли.

Они сидели в хижине Мии у небольшого очага, дрожащее пламя заливало теплым светом небольшую комнату, заполненную пикантным ароматом говяжьего рагу. Девушка аккуратно сняла котелок с огня и поставила на стол, а Уилбур достал свежую буханку. Миа плюхнулась в кресло и стала нарезать хлеб аккуратными ломтиками.

- Я надеюсь, ты его помыла после того, как перерезала веревку в загоне утром? Или после того, как свежевала им наш ужин. Или хотя бы после того отстригла им волосы месяц назад.

- Это мой лучший нож, он многофункциональный.

Уилбур пожал плечами, достал с полки пару мисок и щедро наполнил их горячим рагу.

- А ты хоть знаешь, как связаться с ним? – Миа удивленно подняла глаза на друга, - я имею ввиду, с твоим отцом.

- Я знаю лагерь, где они базируются, - ответила девушка, пряча лезвие обратно в ножны на бедре. Она окунула хлеб в рагу и откусила. Да, каждый раз, когда ей помогает Уилбур, получается значительно вкуснее.

- Он отвечал на твои письма? – Уилбур пристально смотрел на нее, не обращая никакого внимания на остывающий ужин.

- Я никогда не писала ему.

- Но как же…

- Я не хотела отвлекать его по пустякам, - ответила Миа, не прекращая жевать. Жестом она пригласила к столу Уилбура. Тот что-то проворчал, но все же присоединился к подруге.

- А сейчас ты напишешь ему?

Миа старалась не скрипеть зубами слишком сильно, хотя Уилбур и не заметит.

- Как думаешь, он бы пришел? А может, он привел бы с собой помощь? Ну, то есть я не уверен, что он справился бы в одиночку, хотя…

- Да не знаю я! – Миа ударила кулаком по столу, - я даже не знаю, буду ли писать.

- Но ведь это его работа? Убивать чудовищ.

Midnight Guard | Art by Jason A. Engle

- Я до сих пор не уверена, существует ли этот монстр на самом деле.

- Ты до сих пор не веришь, - Уилбур остолбенел от удивления и возмущения.

- Я не могу быть уверена до конца.

Теперь пришел черед Уилбура выходить из себя, его голос уже дрожал от злости.

- Но Верил видел его, мой отец тоже его видел. Миа, почему ты отказываешься…

- Верил тот еще идиот, а твой отец – это твой отец.

- А что мой отец, Миа?

- Он старейшина, а значит, ему постоянно приходится перестраховываться, - девушка попятилась.

- Он сказал, что видел. Это не из-за осторожности, он просто видел.

- А может, и нет.

- Ты называешь моего отца лжецом? – боль в голосе Уилбура резала сильнее, чем острые крики минуту назад.

- Людям свойственно ошибаться. В тумане чего только не померещится. А убийца должен…

- Прекрати говорить так, - Уилбур застонал, - ты не убийца.

- А ты не рыбак! – гневный огонек вспыхнул в глазах девушки.

- И не стану рыбаком, пока не придет помощь от Церкви, - он взял пустую миску, подошел к котелку и наложил себе еще рагу. Глупый Уил, ему никогда не хватает злости, чтобы дело дошло до настоящей драки. Дальше ели молча, потерявшись в собственных мыслях.

- А вообще, это не смешно, - Уилбур нарушил тишину, и Миа с любопытством посмотрела на него, - несколько лодок потоплено, пропадает домашний скот. Папа говорит, нам еще повезло, что люди не пострадали.

Миа задумалась на минуту. У нее пропала овца.

Уилбур посмотрел на подругу и тихо сказал:

- Миа, пожалуйста, попробуй поверить или хотя бы притворись. Я так боюсь, что с тобой что-нибудь случится.

Девушка колебалась. Уилбур говорил серьезно, и до безобразия непривычно было видеть такое выражение на его лице, так он казался старше. Из-за этого она чувствовала себя… она не могла сказать, как чувствовала себя из-за этого.

- Ты прав, – вздохнула она, заметив волнение Уила краешком глаза, - поводов быть осторожнее предостаточно. Есть вероятность, что монстр на самом деле существует, а значит, нам надо быть осторожнее. Бдительность должна стать нашим главным качеством, и если уж мы в дозоре, то ни одна тень, ни один шорох не должен укрыться от нас.

Mausoleum Guard | Art by David Palumbo

- Почему ты каждый раз говоришь так, будто ты уже опытный истребитель чудовищ? – возмутился Уилбур, но Миа лишь усмехнулась в ответ.

- Я, может, еще не убийца, но зато мне через пару месяцев исполнится пятнадцать, - она подошла к шкафу и стала ворошить вещи. Отчасти, потому что пыталась что-то разыскать, но в основном, чтобы не смотреть на Уилбура. На это глупое, растерянное… милое лицо.

- Ты собираешься присоединиться к скилтфолку?

Миа все еще перекладывала вещи с места на место.

- Я хочу попытаться. По крайней мере, я не собираюсь пасти овец всю оставшуюся жизнь. Ага!, - она повернулась, держа в руках небольшой сундук, довольно простенький на вид: дубовые стенки, металлические петли, тяжелый замок. Миа поставила сундук на стол, непонятно откуда в руке у нее появился ключ, и она отперла замок.

- Ух ты! – на лице Уилбура появилось выражение восхищения, когда он увидел, как Миа вытащила из ящика небольшой арбалет, украшенный серебром. Мастерство человека, создавшего это оружие, было неоспоримо и бросалось в глаза даже в почти полной темноте. Святые руны на обеих сторонах ствола, тетива оттягивалась очень легко, так что девушка справлялась без труда, при этом было ясно: болт выпускается с чудовищной силой. Левой рукой Миа подхватила арбалет снизу, указательный палец лег на спусковой крючок. Миа прицелилась, щуря левый глаз, направила оружие на противоположную стену, потом на окно. Она нажала на крючок, и арбалет щелкнул вхолостую, так что только пыль поднялась в воздух, и в облаке заиграли отблески пламени.

- Это твоего отца?

- Это мой, - Миа не скрывала гордости, - или ты думаешь, что Ольгард, знаменитый знаменосец Скилтфолка, прославленный истребитель чудовищ, оставит свою дочь беззащитной?

- Я всегда думал, что ты можешь о себе позаботиться, просто не знал, что ты еще и стрелять умеешь, - Уилбур бросил взгляд на арбалет, - а почему ты держишь его под замком?

- Оружие таит в себе угрозу одним своим существованием, не говоря уже о его применении, - задумчиво сказала Миа, - есть вещи, которые до поры-до времени лучше не беспокоить. Риск хорош только тогда, когда он оправдан.

Wolfhunter's Quiver | Art by Daniel Ljunggren

- Дааа, - протянул Уилбур, - видимо, скоро никто не сможет тебя заставить не говорить как убийца.

- Очень на это надеюсь, - Миа подняла колчан и с оружием в руках прошла в другой конец комнаты к постели, на которую она положила арбалет. Сегодня в движениях девушки была еле уловимая грация. Когда она вернулась, Уилбур уже вымыл тарелки и теперь глядел на нее, не скрывая улыбки.

- Спасибо, Миа, - робко сказал он, - даже если делаешь это только для меня.

- Не льсти себе, - прыснула девушка, не обращая внимания на порхающее чувство в животе.

- Вот увидишь, - сменил тему Уилбур, - Церковь пришлет помощь. Или твой отец вернется, если ты решишь написать ему. А пока будем делать, что можем, чтобы держать монстра в узде.

- Если он существует, - Миа ничего не могла с собой поделать, но друг любезно проигнорировал ее колкость.

- По части безопасности городка я полностью доверяю своему отцу. Если он говорит, что видел чудовище, значит, так оно и было, - он снова был абсолютно серьезен, - и я тоже готов на все, чтобы с тобой ничего не случилось.

Миа подошла к нему близко-близко и положила руку ему на шею, легонько потянула к себе. Уилбур от неожиданности издал странный звук, который можно было бы принять за смешок, и сделал шаг назад. Девушка закатила глаза.

- Убирайся из моего дома, Уил, а то Гитрог тебя съест, когда будешь возвращаться домой. Скоро стемнеет.

Парень улыбнулся и вышел из хижины, так что Мие только и оставалось, что смотреть ему вслед. Да уж, самый верный способ показать парню, что он тебе безразличен.


Радость того вечера длилась недолго. Дни превращались в недели, и с приближением зимы ночи становились все холоднее, а туман с озера Жава с каждым новым днем заползал все глубже внутрь деревни, добираясь уже до дома Мии. К счастью, первые лучи рассветного солнца прогоняли туман обратно к воде.

Миа держала арбалет у изголовья постели, а в свободное время не упускала возможности попрактиковаться во владении этим грозным оружием.

Помощи от церкви так и не было, а вскоре не стало и караванов. Теперь все больше рыбаков слонялись без дела у торговой площади, недовольно бормоча что-то себе под нос. Миа в конце концов сломалась и решила написать отцу. Она перевела немало бумаги, комкая и перечеркивая лист за листом, прежде чем у нее получилась короткая и емкая просьба о помощи.

Миа не получила ответа, а вскоре и почтальон перестал приходить в город. Слухи не заставили себя ждать, и вот уже тут и там шептали, что чудовище утащило незадачливого мужчину вместе со всей почтой. Девушка предпочитала думать, что почтальон, не будь дурак, просто решил переждать зиму южнее.

Как бы то ни было, некоторые странные вещи объяснить было не под силу даже скептически настроенному молодому уму. Так, например, с первым снегом пропали еще три овцы, и каждый раз забор был проломан в новом месте. Миа старалась убедить себя, что напуганные животные просто не выбирают место, и стараются пробиться там, где ближе, но тогда возникал другой вопрос: что же их могло испугать до такой степени? В последний раз она даже услышала звук ломающихся досок, но выскочив из дома с арбалетом в руке, Миа не нашла ничего, кроме новой дыры в заборе.

Девушка не стала дожидаться новых пропаж и обратилась к местному плотнику, чтобы тот помог ей укрепить ограду (пришлось залезать в деньги, что оставил ей отец перед отъездом). Миа терпеть не могла тратить то, что не заработала сама, но понимала: ей очень повезло, что у нее есть запас, рыбакам приходилась намного сложнее. Лишенные своего промысла они могли надеяться лишь на доброту соседей, но местная почва давала не так много урожая. Драки в таверне становились все чаще, а проклятия в адрес Гитрога – все громче. Горожане старались вернуться домой пораньше, не дожидаясь наступления темноты. Ночью в городке хозяйничал туман.

Но были и хорошие новости. Уилбур оказался прав, его отец не стал сидеть сложа руки, и вот уже вооруженные мужчины и женщины патрулировали улицы. Кто-то в полном вооружении, с мечом и факелом, кто-то – лишь с вилами или тесаком. Все были одеты одинаково, - плотные плащи с капюшонами должны были защищать от холода, а заодно играли роль униформы. Что, интересно, пекарь с ножом в руках сделает монстру? Эта мысль не оставляла девушку, и вот в один из дней она совершила ошибку. Миа обратилась к Уилбуру.

Sharpened Pitchfork | Art by Winona Nelson

- Это же патруль. Лишние глаза. Ты сама сказала: надо быть бдительнее и осмотрительнее. Мы наблюдаем и бьем тревогу, если замечаем что-то странное, - он выглядел раздраженно.

- Мне просто интересно, есть ли от этого толк, - кроме того Миа задавалось вопросом, почему бы Уилбру не снять пальто и не присесть. В конце концов, он мог бы улыбнуться.

- А мне интересно, продашь ли ты мне шерсть, чтобы я уже мог пойти домой.

- Ты не останешься на обед?

- Кое-кто заботится не только о себе, - Уилбур скрестил руки не груди, и Мие показалось, что он уже стал выше нее.

- Вы защищаете людей, грозно размахивая удочками? – слова упрямо слетали с губ, хотя сердце настойчиво предлагало заткнуться.

- Есть вещи, которые я не могу тебе сказать. К тому же… пусть ты видишь лишь часть из того, что мы делаем, все же ты знаешь: мы стараемся помочь людям. И все равно можешь лишь насмехаться над нами.

Это был тот вид правды, что наждаком гладит тебя по сердцу, равномерно снимая верхний слой, оставляя открытые раны.

- Почему ты еще здесь, Миа?

Она посмотрела на Уилбура. Тонкая линия рта, нахмуренный лоб и немой укор в холодных глазах. Гнев и обида скрутили желудок, потому что на самом деле его слова значили «почему ты не оставила нас так же, как твой отец».

- Я – не мой отец. И мне… мне еще нет пятнадцати.

Уилбур расхохотался, и девушке стало не по себе, ведь то не был смех радости, скорее, кинжальная насмешка.

- Ты прекрасно знала, что снег будет идти до самого твоего Дня Рожденья, знала, что перевал не одолеть во время снегопада. Если бы ты хотела уйти, уже сделала бы это, - острые слова безжалостно разрезали воздух, - ты боишься. Боишься, потому как все, на что ты способна – бахвальство.

Миа схватила связку шерсти и бросила в него, - Забирай! И пошел вон из моего дома.

Уилбур потянулся к сумке на поясе, но девушка лишь пнула его, - Убирайся, я сказала. Оставь себе свои деньги.

- Ну конечно, ты ведь в них не очень-то и нуждаешься.

Миа закусила губу. Сама виновата. Он слишком много знает, а значит, может сделать больнее всех.

Уилбур повернулся спиной и зашагал к выходу. Он пересек порог и, не оборачиваясь, швырнул на пол мешочек с монетами, и те в полной тишине покатились по деревянным доскам.


Миа решила сделать перерыв. Она вспотела, несмотря на лютый мороз. Уже в третий раз за день ей приходилось менять воду в загоне, а для того надо было сперва отбить весь образовавшийся лед. Хорошо еще, что за всеми своими заботами, она нашла минутку для отдыха. Солнце уже тонуло в горизонте, отдавая последние лучи желтым облакам. Она вернулась в хижину, кутаясь в плащ и пытаясь согреться. Что ж, по крайней мере снега нет.

Два часа спустя Миа наблюдала, как крупными хлопьями за окном валит снег. Достойный финал для самого убогого в мире Дня Рожденья.

Art by Florian de Gesincourt

Она не видела Уила со дня их ссоры, с тех пор много воды утекло, и время работало теперь против них – чем дольше они молчали, тем крепче обида. Как бы то ни было, Миа надеялась, что хотя бы в ее День Рожденья, он придет. Он каждый год приходил. Девушка прислонила голову к окну и сама не заметила, как задремала. Но какой-то шум разбудил ее.

Она осмотрелась. Угольки тлели в камине, луна стояла уже высоко, освещая городок. В чернильном небе, что бывало не часто, были видны звезды. Все кругом спокойно. Показалось?

Но вот она снова что-то услышала.

Громкий треск, но источник звука был где-то снаружи. Миа замерла. Она вслушивалась, всматривалась в серебристую полутьму, пытаясь избавиться от последних ноток сна. Тишина. Должно быть, просто замерзшее дерево гудит на морозе. Миа положила было голову на руку и прикрыла глаза, но секунду спустя уже вскочила, сжимая арбалет. Она накинула пальто и мигом выбежала на улицу, борясь со страхом.

Ее пугал не звук, а внезапно наступившая гробовая тишина. Не блеют овцы, не звенят колокольчики. Даже сейчас, когда она выскочила на улицу, она ничего не слышала. Миа держала арбалет наготове, приближаясь к загону. Открывшаяся картина заставила девушку остолбенеть.

Половина загона больше не существовала в принципе – ни крыши, ни стен, ничего, лишь голая земля и клочья шерсти. Миа решила подойти ближе, уже догадываясь, что увидит. Когда она подошла к стойлу, ее худшие страхи подтвердились.

To the Slaughter | Art by Christine Choi

Ни одной живой овцы не осталось. Там, где раньше был загон, теперь лишь кровь и внутренности разорванных на куски животных. Холодный ветер со стороны стойла принес тошнотворный запах мертвой плоти, и Миа с трудом поборола приступ рвоты, согнувшись пополам и закрыв нос рукавом. Арбалет она бросила на землю.

Когда ей удалось взять себя в руки, она заметила что-то в снегу. Миа подняла оружие - она решила, что сейчас лучше смотреть в ночь сквозь прицел арбалета. Девушка уже обругала себя, что выскочила на улицу без факела.

Она медленно двинулась вперед. Бледный лунный свет открыл взору огромный отпечаток на свежем снегу. След был необычным и принадлежал существу с перепончатыми и когтистыми лапами. А за ним целая цепочка следов, некоторые отпечатки забрызганы или даже залиты кровью.

Гитрог.

Сердце бешено колотилось, в ушах стоял такой треск, словно ее только что огрели по меньшей степени наковальней. Следы уходили к озеру.

Сознание помутилось. Гитрог действительно существует, и он пожрал ее стадо. Значит, он может далеко уходить от озера. Быть может, уже бродил по деревне. Она должна сказать Уилу, должна извиниться.

Она уже направилась в сторону едва различимых огоньков окон и фонарей, когда внутренний голос в ее голове проговорил: «Если угроза реальна, если достоверно известно, что она исходит не от человека, задача истребителя чудовищ – выследить и постараться изолировать монстра, чтобы убить его как можно дальше от города. Люди не должны пострадать».

Миа замерла, затаив дыхание и пытаясь решить, что делать. Конечно, она никак не могла справиться с Гитрогом самостоятельно, и оставить старейшин в неведении было бы просто глупо. Нужно поговорить с отцом Уила, Калим и совет решат, что нужно делать.

Но станут ли они помогать после всех ее слов и сомнений. А даже если захотят – чем они смогут помочь? Миа тут же представила себе довольно странную картину: рыбаки и пекари, вооруженные буханками хлеба да вилами выходят на бой против чудовища, которое за несколько секунд уничтожило все ее стадо, да еще и практически беззвучно.

Миа посмотрела на арбалет в своей руке, серебро переливалось и сверкало в лунном свете. Девушка задумчиво провела пальцами по выгравированным рунам, а потом положила ладонь на рукоять кинжала, закрепленного на бедре. На вид – обычный клинок, но в действительности, его лезвие создано только с одной целью – убивать ведьм и духов.

Она всегда мечтала стать убийцей, пойти по тому же пути, что и отец. Но он ушел, бросил ее «там, где безопасно», а чтобы Миа не скучала без дела, отрядил ей стадо овец. Ее оружие обросло мхом, покрылось пылью, и что теперь? Вот она, пятнадцатилетняя девчонка, в дверь которой постучала беда. Что теперь?

Слишком долго она играла роль пастуха, терпеливо дожидаясь разрешения постараться исполнить свою мечту. Миа втянула носом морозный воздух, и он тут же обжег горло и легкие. Вот он, ее первый шаг к тому, чтобы, наконец, стать убийцей. Первый вызов. Справиться с Гитрогом – задача не из простых, но для начала надо попробовать его выследить, разузнать его повадки и где у него логово, чтобы не с пустыми руками идти к старейшинам. Или писать отцу.

Миа закинула арбалет за спину и, полная отчаянной решительности, двинулась по следу.


Бессмыслица какая-то.

Она шла по следу, и это не составляло особого труда – Гитрог не старался быть незаметным. Как бы то ни было, довольно скоро след пропал. И это совершенно немыслимо, не мог же он взлететь или зарыться в промерзлую землю. Не могут такие отпечатки просто взять и исчезнуть.

Миа проверила несколько раз, она заложила более широкий радиус в надежде наткнуться хоть на что-нибудь, и через несколько минут она нашла его. Свежий отпечаток самого обычного сапога, как раз там, где обрывались следы монстра. Сначала она испугалась, что Гитрог поймал какого-нибудь бедолагу, и тот, конечно, был бы обречен. Но, судя по следам, о борьбе или охоте речи не шло. Что-то не складывалось.

Она перехватила арбалет поудобнее и пошла по следу – теперь уже человеческому. Тут же были отпечатки, которые оставляет поклажа, которую волокут по снегу. Следов Гитрога так и не было, зато длинные борозды тянулись прямо к озеру.

Страх сменился гневом. Кто-то отчаянно хочет, чтобы она поверила в существование монстра. Этот кто-то инсценировал нападение на ее дом, подделал следы Гитрога и вырезал ее стадо. Этот кто-то за все ответит.

Следы привели ее к озеру, и чем ближе она подходила, тем медленнее становился ее шаг. Свет от факелов плясал у самого берега. Миа пряталась за деревьями, стараясь все время быть в их тени, что создавало иллюзию защищенности. Скоро она подошла достаточно близко, и ветер уже доносил до нее обрывки слов и фраз. Она увидела несколько фигур в длинных плащах с капюшонами, но ни разглядеть лиц, ни разобрать слов отсюда не могла. Люди на берегу образовали круг и что-то говорили, опустив головы. Невозможно понять. А потом они двинулись к одной из лодок. Это корабль Лерена, Миа без труда узнала его. Да что здесь вообще происходит?

Миа наблюдала, как они поднимаются на борт. Она стиснула зубы, пытаясь удержать яростный крик, когда увидела, как на ту же лодку погружают тушки животных. Она уже готова была наставить на них арбалет и потребовать объяснений, но открывшееся зрелище заставило ее передумать.

На погрузочной рампе стоял человек, который был выше всех своих товарищей. Он мог бы дать фору каждому сантиметров в двадцать. Во всей округе есть только один такой высокий мужчина. Миа наблюдала за тем, как Уилбур бросил короткий взгляд в сторону леса.

Никаких ответов, только новые вопросы, но даже на них сейчас нет времени – корабль уже отходил от берега. Закинув арбалет за спину, Миа что было сил бросилась вслед кораблю. Добежав до конца пирса, она прыгнула и успела зацепиться за лестницу, что свисала с кормы, наделав при этом немало шума. Миа не сомневалась, что такое эффектное появление не останется незамеченным, но выглянув на палубу, увидела, что почти все фигуры в капюшонах уже перешли на нос корабля и смотрели куда-то вперед. Рядом был только один человек, и его взгляд тоже был прикован к горизонту. Корабль качался на волнах, и ноги девушки то и дело погружались в ледяную воду, однако, она не смела даже пошевелиться.

Теперь Миа смогла разобрать голоса, и жутко становилось от понимания одной просто вещи: до этого дня она слышала их бессчетное количество раз. Люди говорили о погоде, словно просто перекидывались пустыми фразами где-нибудь на рынке. Если бы не странные наряды и тела мертвых животных на палубе, она бы решила, что это самый обычный выход в озеро за рыбой. Все это было как страшный сюрреалистический сон, который по неведомым причинам вдруг стал явью.

Миа не могла сказать, как долго она провисела на борту корабля. Воздух стал холоднее, туман – гуще. Когда она решила, что больше не может держаться, они, наконец, остановились. Миа огляделась. Туман был непроглядным, видно только воду, которая казалась на удивление безмятежной.

- Мы на месте, - объявил низкий глубокий голос. Миа знала, кому он принадлежит еще до того, как выглянула из своего импровизированного убежища. Калим снял капюшон и обратился к остальным.

- Братья и сестры. Сегодня мы свершаем жертвоприношение в надежде, что это дарует мир нашему городу. Мы предлагаем Гитрогу то, что было отнято у неверующей. Мы приносим в жертву стадо дочери убийцы.

Welcome to the Fold | Art by David Palumbo

Поползли негромкие проклятья и ругань, но Миа уже не слушала. Она забралась на палубу и перехватила арбалет, чтобы огреть прикладом человека в капюшоне, которым, как ей казалось, был сам Лерен. Всего один короткий удар и …

Фигура перед ней закашлялась, и Миа скорчила недовольную гримасу – как она может ударить беззащитного старика.

Того, который помог доброй половине городка вырезать все ее стадо. Миа вздохнула, и Лерен стал поворачиваться на звук.

Бах!

Оказывает, люди могут падать точно так же, как мешки с картошкой в сезон урожая. Миа направила арбалет на людей, что в это самое время начали выбрасывать животных за борт.

- Какого черта здесь происходит?

Все как один собравшиеся на корабле люди повернулись к ней, повисла гробовая тишина. Что ж, назвалась груздем – полезай в кузов. Миа прицелилась.

- Ты не понимаешь, Дитя, - нарушил молчание Калим. Голос его звучал тихо и спокойно, а сам мужчина уже сделал шаг навстречу девушке.

- Ну так потрудитесь объяснить, - съехидничала Миа, наставив оружие на Калима. Тот остановился.

- Твои овцы послужат великой цели, - сказал он, и одобрительный гул сопровождал эти слова.

- Какой это, интересно, - Миа направляла оружие на каждого, кто осмеливался сделать хоть шаг в ее сторону, пока не пересеклась взглядами с Верилом. Она едва узнала его, - настолько он похудел.

- Мы должны задобрить Гитрога, - выкрикнул кто-то из толпы.

- Гитрога, - отозвались эхом остальные.

- Да нет там никакого Гитрога, - взорвалась Миа, и тут ее озарило, - это все вы. Это вы убивали моих овец все это время.

- Это единственное, что может его остановить, - Калим снова двинулся на нее, но на этот раз его не смутил арбалет, направленный ему в грудь, и девушке пришлось сделать несколько шагов назад, - единственный способ утолить его голод. Так он хотя бы не переключится на людей.

- Ты спятил! Ты же единственный, кто его видел, - Миа отступила еще на шаг и уперлась в край лодки.

- Мы все его видели. Зачем, ты думаешь, мы здесь? Мы знаем истину. Его нельзя остановить, можно лишь накормить и надеяться, что его голод не разгорится с новой силой, и он не примется за людей, - Калим был всего в нескольких метрах от нее. Миа бросила короткий взгляд на своих односельчан. Все те же лица, только прикрытые капюшонами. Ей не хотелось стрелять в Калима, но… ей в голову пришла одна идея.

- Ну тогда докажи. Покажи мне его.

Калим остановился и уставился на нее. Миа выпрямилась и повторила, - покажи мне вашего Гитрога.

Старейшина долгое время смотрел на нее, а потом сделал знак рукой, и люди вокруг стали бросать тела животных за борт. Громкие всплески раскололи спокойную тишину ночи, и вот спустя несколько мгновений все, что осталось от ее стада – лишь лужа крови на палубе корабля. Люди в капюшонах отошли от края палубы, и Миа, все еще держа Калима на мушке, повернула голову и посмотрела на воду. Чернильный след на поверхности – это кровь окрасила озеро, - да несколько пузырьков.

- Ничего, - прошептала Миа, - там ничего нет. Теперь-то вы понимаете, что нет никакого…

Резкий всплеск воды и чудовищный рев прервали гневную тираду девушки на полуслове. Звук ломающихся костей доносился из-под воды, и напуганные люди бросились к корме корабля. Миа, напротив, устремилась к носу, чтобы понять, что все-таки происходит. Она долго всматривалась вглубь воды, призывая лунный свет себе в помощники. А потом она увидела его. Монстра.

- Что? Вот это? Это и есть Гитрог? – она посмотрела на людей, что сбились в кучу на корме лодки и усмехнулась, - да это же просто огромная лягушка.

Верил подбежал к ней прежде, чем она успела среагировать, схватил за плечи и с силой встряхнул. В его глазах читался первобытный ужас.

Art by David Gaillet

- Ты не понимаешь! Если он не насытится овцами, то придет наша очередь.

Миа даже не успела сообразить, о чем идет речь, когда вдруг Верила отбросило в сторону, и тот с криком пролетел над палубой и упал в воду. Миа сперва не поняла, что случилось, но мгновение спустя увидела, что Гитрог открыл пасть, и что-то пронеслось прямо над головой девушки, превращая мачту в груду щепок. Это был ЕГО язык.

Миа схватила арбалет, но едва она успела нажать на спусковой крючок, как кто-то сильным ударом сбил ее с ног. Девушка упала на палубу. Она обернулась, но кто-то уже держал ее за ноги.

- Что ты делаешь? – закричала Миа, стараясь высвободиться.

- Не зли Гитрога, - голос принадлежал местному пекарю, - ЕГО гнев – смерть для нас.

- Уже поздно об этом думать, - проворчала Миа. Она резко дернула ноги на себя, а потом так же резко их выпрямила, так что ей удалось каблуком сапога попасть пекарю прямо в нос. Из-под подошвы послышался хруст. Мужчина свалился на спину, освободив ноги девушки.

- Овец ему мало, - послышались крики за спиной, - ему нужно больше. Скормите ему девчонку.

- Что ты сказала? - обратилась Миа к женщине, которая выкрикнула последнюю фразу. То была Сара, жена кузнеца, которая в прошлом году испекла ей на День Рожденья печенье.

- Давайте убьем ее! Принесем жертву Гитрогу! – Сара совсем обезумела и бросилась на девушку с ножом, и ее примеру тут же последовали еще несколько человек. Миа успела сделать пару шагов назад, стараясь купить себе время, чтобы зарядить арбалет, но едва она успела это сделать, как ее сбили с ног. Лезвие ножа просвистело прямо перед ее носом прежде, чем язык Гитрога отбросил ополоумевшую женщину в сторону, прихватив еще пару фигур в капюшонах. Все они полетели за борт.

Крики и мольбы о помощи через несколько секунд сменились булькающим звуком. В общем хаосе кто-то схватил девушку за шею сзади. Миа наугад ударила локтем, и хватка ослабла ровно настолько, чтобы она смогла высвободиться и посмотреть в лицо нападавшему. Эти голубые глаза она бы ни с чем не спутала. Кайл, подмастерье сапожника. Тут же на нее налетел еще кто-то. Капюшон слетел, открывая лицо – Терренс, младший брат Верила. Краем глаза Миа заметила летящее на нее острие меча и едва успела обернуться – клинок оставил на плече царапину. Терренс замахнулся для смертельного удара, но сам был сражен другим человеком в капюшоне. Когда безжизненное тело брата Верила упало на палубу, Миа, наконец смогла зарядить арбалет и навести оружие на неизвестную фигуру, держа палец на спусковом крючке.

- Миа, тише, это я, - человека откинул капюшон.

- Уил, какого черта…

- Мне жаль, все пошло не так. Мы хотели обезопасить деревню, но когда они начали воровать твоих овец…

Еще один удар о палубу прервал его – Гитрог снова атаковал.

- Так ты видел его до этого дня?

- Только пузыри, - покачал головой юноша.

Щепки полетели во все стороны – Гитрог наконец-то справился с мачтой, и та свалилась на палубу, а после – скользнула в воду.

- Потом расскажешь подробнее, - Миа схватила Уилбура за руку и потащила его к корме, попутно выстрелив в женщину, что кинулась на них с вилами. То была Верна, цветочница.

- Какой план? – крикнул Уил.

- Не имею ни малейшего представления – отозвалась девушка. Вокруг царил хаос: с каждым новым ударом языка Гитрога все больше ее односельчан оказывались за бортом. Некоторые прижимались к палубе в надежде, что такая участь их минует, кто-то сам прыгал в воду и старался уплыть. Мие это показалось неплохой затеей, пока она не увидела, как сын старейшины Итана камнем пошел на дно, оставляя за собой лишь пузыри да круги на воде.

Art by James Paick

- Бежать некуда, - Миа и Уилбур повернулись на голос – перед ними стоял Калим, и взгляд его был прикован к девушке.

- Отец, что нам делать? Это… это безумие, - Уил все еще крепко держал Мию за руку, и даже в этом хаосе она чувствовала его учащенный пульс.

- Твой отец прав, - неожиданно сказала она, глядя на юношу, - убежать мы не можем. Поэтому нам надо постараться его убить, - с этими словами Миа зарядила арбалет, - это наш единственный шанс.

К ее удивлению Калим рассмеялся.

- Вздор! Кто ты такая, чтобы убить его! Есть только один путь, - он прищурился, - жертва!

Калим бросился на нее, нацелившись рыболовным ножом на горло девушки, и та смогла увернуться лишь в последний момент. От резкого движения Миа потеряла равновесие и упала на палубу. Когда она постаралась подняться, Калим уже снова несся на нее. Миа бросилась в сторону, одновременно целясь в противника. Она нажала на спусковой крючок, и болт попал в плечо Калиму, но тот, казалось, даже не заметил этого и снова двинулся на девушку. На него налетел Уилбур.

Миа зарядила в арбалет новый болт и прицелилась, но Уил и Калим катались по палубе, крепко вцепившись друг в друга, так что точный выстрел было сделать невозможно. Внезапно корабль с шумом накренился, и все трое обернулись на звук. В следующее мгновение мужчины уже отталкивали друг друга, одновременно поднимаясь на ноги.

Гитрог шагал по кораблю, его перепончатые лапы с хлюпаньем опускались на палубу, и доски под ними трещали от непривычной нагрузки. Все трое как завороженные смотрели на монстра, не в силах отвести взгляд. Гитрог тоже смотрел на них своими пустыми и мертвыми глазами. С быстротой молнии Калим крепко схватил девушку, приставив ей к горлу нож.

- О, великий Гитрог! Я приношу эту юную девушку тебе в жертву, дабы ты простил нам грехи наши и оставил нашу деревню, чтобы все добрые люди смогли снова жить в мире и согласии.

Он спятил. Миа постаралась вырваться, но Калим держал ее слишком крепко. Уилбур что-то кричал, но все внимание девушки было приковано к лунному свету, отражающемуся от опускающего на нее лезвия.

ТВАП. Язык Гитрога ударил Калима прямо в лицо и присосался к нему. От удивления мужчина выронил нож и ослабил хватку, так что Миа смогла выбраться. Калим обеими руками вцепился в язык монстра, когда тот стал тянуть старейшину на себя. Язык огромной лягушки несколько раз обернулся вокруг головы Калима, заглушая отчаянные крики. Миа стала стрелять. Один болт, другой, третий, - все без толку, и ей оставалось только наблюдать, как сначала голова, а потом грудь, живот и ноги старейшины исчезли в пасти монстра.

Уилбур все еще что-то кричал, Миа уже не разбирала слов. Она схватила друга за руку и потащила его к корме корабля, сделав паузу лишь для того, чтобы опрокинуть факел на палубу. Пламя жадно набросилось на дерево, расцветая красно-желтым цветом. Сквозь огонь Миа увидела, как Гитрог неспешно шагает по палубе, глотая жителей деревни одного за другим. Ужас неизбежности был в этом движении.

Девушка с трудом пришла в себя, огляделась, и без страха бросилась в ледяную воду. Калим последовал ее примеру.

Плыть было тяжело, но страх и адреналин придавали сил. Медленно, но необратимо рыболовецкое судно превращалось в тлеющий огонек на воде, укутанный туманом. Они плыли. Мороз сковывал сначала кончики пальцев, потом ладони, потом руки и ноги. Тысячи ледяных иголок кололи тела двух друзей, а Гитрог в любой момент мог утащить их на дно. Так или иначе, но они добрались до берега.

Они выползли из воды, и Уилбур тут же уткнулся в промерзлую землю лицом, его била дрожь. Миа смогла заставить себя не потерять рассудок, она старалась думать. Что делать дальше? Им нужно вернуться в ее хижину. К ее камину. К теплу. Иначе холод прикончит их быстрее Гитрога. Они высушат одежду и отогреются, а потом сбегут прочь из этой проклятой деревни. Ее не пугали полчища вампиров и оборотней. Что угодно, лишь бы там не было Гитрога.

Хлюпающий звук за ее спиной. Потом еще один. Миа не могла даже пошевелиться. Нужно было повернуться, посмотреть за спину. Нужно было бежать, но она была не в силах это сделать.

Хлюп.

И вдруг Уилбур схватил ее за ноги и потащил прочь от берега. Далеко уйти им не удалось. Адреналина больше не осталось, силы почерпнуть было негде, лишь чистый страх сковывал двух друзей. Миа медленно повернулась.

Гитрог навис над ней, и насколько хватало взгляда, кроме него ничего видно не было. Он смотрел на нее сверху вниз. Вместо глаз – две черных пропасти. Ни эмоций, ни чувств, ни намека на мысль. Миа смотрела в эти бездонные ямы и видела чистое ничто. Уилбур снова потянул ее за ноги, он кричал, что нужно бежать, но девушка его не слышала. Она словно Алиса падала в кроличью нору. Слепое бесконечное падение внутри взгляда древнего чудовища, внутри сплетения их сознаний. Она кувыркаясь летела сквозь тонкие мембраны параноидального бреда, а вокруг тела почему-то образовывался кокон, сплетенный из спокойствия и тепла. Он отгонял неуверенность и страх, опрокидывал сомнения. Она явственно увидела абсолютную истину в ее чернейшей из форм. Ясность тысячи жизней, спрессованная в одной секунде.

Она повернулась к Уилбуру, который все еще старался тащить девушку. Она видела, как его синие губы дрожат, как он что-то пытается лепетать. Пустые мольбы. Миа со всей возможной нежностью коснулась щеки юноши, заставляя его замолчать. Он не видит, не слышит, он еще не понимает. Уилбур в панике смотрел, как Гитрог склоняется над ними.

Какие же они зеленые, какие чистые. Словно два озера, заполненные слезами. Его глаза. Миа видела в них свое отражение. Она мягко улыбнулась, и Уилбур, казалось, немного успокоился. Миа видела – он доверяет ей. Девушка погладила его по щеке, запустила руку в его волосы песочного цвета, улыбнулась еще раз. А потом достала кинжал из ножен и вонзила его Уилу в грудь одним быстрым, но плавным движением.

Наконец, сквозь шум в ее голове, Миа могла его слышать. Он что-то крикнул, а потом дыхание юноши стало рваным, тяжелым. Ему было больно. Девушка приложила палец к губам и провернула кинжал, а затем размахнулась и ударила снова, на этот раз в живот. Уилбур упал, грустно улыбнулся и еле слышно произнес ее имя. Миа склонилась над ним и прошептала прямо на ухо.

- Во имя Гитрога, - она больше дышала, нежели говорила. Миа приложила ухо к его груди, слушая, как замедляется биение сердца. Стук, стук. И дальше тишина. Она посмотрела на Гитрога, а после склонила голову в умоляющем жесте.

- Я отдаю тебе все, что у меня есть.

Гитрог подался вперед, медленно открыл пасть и чудовищный язык обвился вокруг мертвого тела Уилбура. Миа сидела, не шевелясь, с широкой улыбкой на лице. Над ее головой раздавались чавкающие звуки, хруст костей и хлюпанье слюны.

Когда утреннее солнце прогнало туман, Миа все еще улыбалась. Она поднялась с земли и не спеша направилась к деревне.


С приходом весны, снега, наконец, сошли, освободив перевал. Почтальон неспешно ехал на лошади к маленькой рыбацкой деревушке близ озера Жава. Его сумка была полна письмами, которые копились у него со времени первого снегопада. Он не придал значения тому факту, что двери и ставни множества домов были наглухо закрыты – в таких деревушках часто не доверяют приезжим, особенно после суровой зимы. Конечно, почтальон заметил, что многие из хижин, куда он доставлял почту, пустовали, но решил, что люди отправились пережидать холода на юг.

Последнее письмо следовало доставить в маленькую хижину на холме. Когда он заметил полуразрушенный сарай да гниющие доски, то побоялся, что наткнется на еще один пустой дом, но, к счастью, из небольшой трубы шел дым. Почтальон постучал, и ему открыла девушка, чей взгляд казался немного диковатым. Ее, казалось, совсем не заинтересовало письмо, пришедшие из Скилтфолка, но зато ее глаза загорелись, когда он упомянул об озере. Девушка предложила ему ужин и ночлег, чтобы уставший путник мог отдохнуть после долгой дороги. А еще она пригласила прогуляться к озеру, если он пожелает. Юноша покраснел и не медля дал согласие, не забыв поблагодарить хозяйку за доброту.

Миа улыбнулась.

The Gitrog Monster | Art by Jason Kang

Автор: Michael Yichao (оригинал статьи)
Перевод: Максим Лисовский


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.