Ошибка
OK
Информация
OK

Возрождение

Вампир-мироходец Сорин Марков пришел на Таркир в поисках духа-дракона Уджина. Много тысяч лет тому назад Сорин помог Уджину и другому мироходцу, литоманту Нахири, запечатать чудовищных Эльдрази в ловушке в мире Зендикар. Теперь Эльдрази вырвались на свободу, и Сорин считает, что Уджин – один из тех немногих, кто может остановить их.

Сорин нашел путь сюда, в родной мир Уджина, в поисках старого союзника. В другой временной линии Сорин обнаружил, что Уджин давно мертв, и что ему нечего искать на Таркире, - но об этом ему уже никогда не доведется узнать. История Таркира изменилась, и теперь у него есть ещё один шанс. Он надеется найти Уджина, но сознает, что уже может быть слишком поздно.


Таркир.

Сорин вздрогнул под палящими лучами солнца, словно кто-то ударил его. Четырехкрылый дракон, отбрасывая милосердную тень, пронесся над выжженной степью, как темный силуэт в золотой оправе солнечных лучей, и жар степи снова сомкнулся вокруг него. Он опустил капюшон на голову. Этот мир был совсем не похож на его родной морозный Иннистрад, но здесь его ждали дела. Он должен был найти кое-кого – и этот кое-кто мог быть уже давно мертв.

Plains | Art by Sam Burley

Он никогда не бывал здесь раньше. Ни разу за все годы, что он знал Уджина, он не посещал родной мир духа-дракона, и никогда не просил его об этом. Теперь его единственным проводником была россыпь смутных видений, полученных от оракула, и это место, с его сухими ветрами и стаями диких драконов, парящих в небе, оставалось для него загадкой.

Несколько драконов пронеслись в воздухе над его головой, и это вдруг показалось Сорину дурным знаком. Если Уджин был жив, дух-дракон должен был бы знать о том, что пожиратели миров вырвались на свободу. Но в таком случае, почему Уджин не попытался связаться с ним? Почему именно ему пришлось отправиться на поиски Уджина? На этот раз Эльдрази действительно освободились из своего заточения, и нельзя было предугадать, что теперь станет жертвой голода титанов. И Сорин был единственным, кто предпринял хоть что-то по этому поводу. Столетия Уджин хранил молчание. Возможно, Сорин проделал весь этот путь только для того, чтобы найти не союзника, а могилу.

Далекие, покрытые снегом пики протянулись вдоль северного горизонта. Среди них выделялся один, спиральный, подобный голове изогнувшегося дракона. Она выглядела именно так, как обещали видения оракула. Он шел вперед, а драконы с криками кружились над его головой.


Сорин шел по тропе, ведущей в сторону спиральной скалы. Становилось прохладнее. Через несколько дней лёд и снег появились под его сапогами. Старая звериная тропа уводила его глубоко в горную глушь, а лохматые драконы, обитающие в этих местах, выдыхали уже не молнии, а языки зеленоватого пламени.

Savage Ventmaw | Art by Slawomir Maniak

Гранитные пики, увенчанные льдом и снегами, высоко поднимались над головой Сорина, пока он шел по утёсам и перевалам. Он на целый день потерял спиральную скалу из виду, и теперь ему не хватало чувства уверенности в том, что он не просто так тратит время. Безумная россыпь видений оракула все еще пылала перед его внутренним взором, складываясь в своего рода повествование: великая битва драконов, ледяное ущелье, клубящийся силуэт Уджина. Но видения были расплывчаты, размыты и бессвязны. Ему был нужен проводник.

Хорошо, что в этом мире было, из кого выбирать.

"Ни шагу дальше, силумгарская нежить", – заявил кряжистый человек, восседавший на каком-то ездовом звере с длинными клыками.

Группа воинов окружила Сорина, держа в руках копья и острые костяные палицы. Они были одеты в шкуры диких обитателей тундры, а к их головным уборам крепились оленьи рога, напоминавшие рога огромных огнедышащих тварей, охотящихся в небе. Один из людей был готов пустить в ход магию, и его ладонь светилась, как огненный коготь.

"Сегодня твоя голова украсит копье", - заключил вожак.

Atarka Beastbreaker | Art by Johannes Voss


Сорин и его порабощенный проводник в относительной тишине шли среди узких ущелий и обледенелых скал. Раб тяжело парил в воздухе, и его босые ноги волочились по снегу, иногда задевая лежащие на тропе корни и ветки. Сорин несколько раз утолял жажду его кровью, но сейчас он выкачивал из парящего воина информацию.

"Как долго вы знаете о владениях духа-дракона?" – спросил Сорин.

"Наш народ нашел владение духа-дракона больше тысячи лет назад. Незадолго до Падения Ханов."

"Падение Хана? – переспросил Сорин. – Гибель хана?"

"Ханов, - поправил раб-проводник. – Людей, которые правили кланами древности. Теперь ”Хан” – проклятое слово. Мертвое слово".

"Вы служите драконам?".

"Теперь я служу вам, повелитель. Но драконьи стаи правят пятью кланами, а меньшие создания – люди, и прочие, - служат им". Тропа пересекла горный хребет, и пошла вниз, в долину. Среди льда под ногами появились пятна голой земли. "Когда-то гордые и дерзкие люди правили кланами. Кланы носили разные названия, а их воины убивали драконов даже на их собственной земле. Изменники. Они предали самую суть драконов. Они заслужили свою судьбу".

"Мне всегда казалось странным, то, как смертные сами приближают свое поражение."

"В них не было свирепого духа великой Атарки. Они не смогли выжить."

"Атарка – это ваш вождь-дракон?"

Раб кивнул. "Дракон – повелительница моего клана."

Dragonlord Atarka | Art by Karl Kopinski

"И этот дух Атарки – вы считаете, что он произошел от Уджина?".

"Уджин – это бьющееся сердце мира. Он обитает в Убежище. Именно он – основа всей силы драконов".

Так значит, может статься, что он еще жив, - подумал Сорин.

Новая мысль, как паук по паутине, вкралась в разум Сорина. Он нахмурился, не зная, как распутать клубок осложнений, которые касались одной женщины-кора с Зендикара – Нахири, третьего члена их команды, какой она была тысячелетия назад. Если Сорину удастся найти Уджина живым, наверняка дракон первым делом спросит о ней.


Далеко внизу лежала равнина, усеянная осколками древних скал и валунов, занесенными снегом и льдом. На искаженных камнях Сорин видел следы огромного выплеска энергии, который когда-то придал им современную форму. Каменная спираль казалась застывшим потоком расплавленного камня, сформованного линиями силового поля, а затем резко затвердевшим. Странные скалы окружали глубокий каньон в черном граните, который рассекал середину плато.

"Здесь лежит Дух-дракон". – Атарка-проводник указал на дно расщелины.

Сорин заглянул вниз.

Эдры.

Crucible of the Spirit Dragon | Art by Jung Park

Десятки, может быть, сотни каменных эдров кучами громоздились на дне ущелья. Здесь они не парили в воздухе, а плотно прилегали друг к другу, образуя защитный кокон.

Пальцы Сорина сомкнулись на рукояти меча. Литомантия на Таркире? Нахири опередила его и одолела дракона? В видениях оракула ничего этого не было.

"Это – Убежище, - сказал раб. – Великая колыбель, где покоится дух-дракон. "

Даже с кромки ущелья Сорин видел, насколько стары эти камни. Много лет стихии обрушивались и трепали их. Лед и обломки набивались в трещины на выжженных магией рунах. Эти камни уже долго лежали здесь.

Сорин чувствовал живую сущность, спящую внутри кокона из эдров. Он попытался припомнить что-то из старой магии крови, которой пользовался тогда, на Зендикаре.

"Я должен пробудить бьющееся сердце вашего мира, раб. В тебе еще осталась кровь?"

"Я боюсь, в моих венах больше нет жизни, милорд, - ответил Атарка-проводник. – Эта дорога была… слишком долгой для меня. Но всё что осталось – в вашем распоряжении".

Сорин жестом отпустил его. Иссушенное тело рухнуло в снег.

Придется обойтись тем, что есть, - подумал Сорин. – Дракон, пришло время проснуться.

Сорин обнажил меч и острием клинка указал вниз, на место упокоения дракона. Повинуясь мысленному приказу, чужая кровь заструилась по его телу, согревая, фокусируя и концентрируя ману. Он проговаривал древние слоги, складывал из них источенные временем слова власти и слова освобождения. Его чары сплетались вокруг каменного кокона, пронизывали его в поисках граней мистического замка, связывающего эдры в единое целое. Кровь стучала в висках, но Сорин уже нашел ключ к загадке. Глубоко внутри каменного нагромождения лежал один крохотный, надколотый осколок эдра – остаток магии Уджина родом из другого мира. Именно он был источником магии, связывающей все эдры кокона воедино.

Сорин высоко поднял меч и прокричал древнее слово развоплощения. Осколок эдра рассыпался в пыль, и по каменной оболочке побежали трещины. Каменные грани заскользили и начали ломаться, и вскоре вся конструкция рассыпалась и обрушилась под собственным весом.

Haven of the Spirit Dragon | Art by Raymond Swanland

Уджин рванулся вверх, в воздух, разметав осколки каменного кокона. Порыв ветра отбросил назад волосы Сорина, а Уджин поднимался все выше и выше, вспарывая воздух ударами крыльев. Вскоре он стал всего лишь яркой точкой на фоне неба, оставляющей за собой след мерцающего тумана. Воздух вокруг него трещал разрядами молний. Сорин обратил внимание на то, что облака клубились и вихрились на его пути, словно дракон подчинялся тем же законам – или напротив, это облака подчинялись ему.

Сорин вернул меч обратно в ножны, наблюдая за тем, как дракон разворачивается в воздухе, волной выгибая свои могучие крылья. Видимо, Уджин наконец понял, что за сила выпустила его на свободу, и заметил Сорина на краю расщелины.

Уджин вернулся и завис в воздухе над остатками своей каменной оболочки. "Сорин?" – прогрохотал дракон.

"Он самый," – ответил Сорин. – Что здесь произошло? Ты попался в ловушку?"

Тень сомнения пробежала по лицу дракона. Задумавшись на мгновение, Уджин выпустил из ноздрей клубы тумана. "Думаю, меня спасли," – ответил он.

Он повернул голову к Сорину, странно, почти встревожено изогнув шею: "Скажи, - Болас, - он ушел отсюда?"

Сорин не знал, как ему следует толковать этот вопрос. Видения оракула говорили о сражении драконов – может быть, Уджин столкнулся с древним драконом-мироходцем Николом Боласом. Значит, не Нахири. "Случившееся с тобой – это его работа?"

Ugin, the Spirit Dragon | Art by Chris Rahn

"Он счел меня угрозой своей власти и напал на меня. Обратил на меня моих собственных драконов. Но кто-то вмешался, и он был на моей стороне," – дракон посмотрел на обломки эдров внизу и снова принялся разглядывать ландшафт. Драконы кружились в небе, извергая яркие вспышки пламени. "Кажется, мое исцеление потребовало времени. Как долго это было?"

"Больше тысячи лет, если верить местным, - Сорин почувствовал толику удовлетворения, сообщая что-то новое старому, как мир, дракону. – Я почти забыл, как ты выглядишь."

"Многое должно было измениться. – Уджин сделал вдох, и мерцающий пар заклубился из его ноздрей в воздухе над головой Сорина. – Почему ты пришел? Почему оживил меня именно теперь?"

"Эльдрази. Не только ты вышел из сна в глубине эдров."

"Они не могли – не могли освободиться. Сеть должна была стоять вечно."

"Они освободились. – Сорину не хотелось углубляться в эту тему, и он попытался уязвить Уджина. - Они проснулись, и ты не появился. Я предположил, что ты остался дома, отдыхать в своей колыбели".

"Как это могло случиться?"

Сорин посмотрел вдаль: "Мироходцы. И целая серия детских ошибок в Оке."

Сорин отправился на Зендикар, чтобы встретиться с юной эльфийкой Ниссой, уроженкой этого мира. Вопреки его мнению, Нисса решила освободить Эльдрази, рассчитывая, что это поможет спасти её собственный мир – но это не помогло.

"Но что могло заставить мироходцев так поступить?" – Казалось, Уджин спрашивает скорее себя, чем Сорина.

Сорин лично был там, когда Эльдрази очнулись от своей спячки и отправились в свой разрушительный поход по Зендикару. Он пытался вмешаться, но Око Уджина было разрушено. Сорин не знал, что стало тому причиной – но был уверен, что Уджин сочтет необходимым снова остановить Эльдрази.

"Я могу сказать только то, что знаю."

Уджин тяжело вздохнул: "Это тревожные новости."

Сорин следил за движениями глаз Уджина, который шарил взглядом по земле, нащупывая следующую мысль. Он почти видел, как зарождается следующий вопрос – логический скачок размышлений Уджина, и этот вопрос будет нелегким. Сорин бессознательно считал секунды.

Уджин снова посмотрел на него: "Где заклинательница эдров? Где Нахири?"

Nahiri, the Lithomancer | Art by Eric Deschamps

Такое понятие, как смущение, давно выветрилось из разума Сорина. За минувшие тысячелетия человеческие слабости и переживания пышно расцвели в нем, разрослись и истлели, - и теперь сожаления имели над ним не больше власти, чем время. И все же, впервые за многие годы, какое-то неуютное ощущение появилось внутри него, неприятный зуд, чувство, что что-то важное пошло не так – и только он был этому виной. Не совсем раскаяние, но всё же тусклые, нестройные отзвуки сожалений возникли там, где оно когда-то обитало.

"Она… не здесь," – сказал Сорин, глядя в пространство.

"Я вижу, - ответил Уджин. – Я спрашиваю, где она. Она еще на Зендикаре? Мы должны найти её, как только я буду готов отправиться в путь".

"Я думаю, её там нет", – осторожно сказал Сорин.

Складки на шее Уджина встали дыбом от раздражения: "Говори толком, мутное ты существо. Она мертва?"

"Нет, - сказал Сорин. – Она жива". По его мнению, в данный момент знать всю правду Уджину было вовсе не обязательно. "Думаю, я знаю, где она может быть."

"Тогда притащи её на Зендикар. Если титаны еще там, нам придется восстановить сеть эдров."

"Её присутствие необходимо?"

"Разумеется, оно необходимо, - ответил Уджин. – Твоя магия крови – это хорошо, как и мои знания об обитателях пустоты. Но никакие наши усилия не продержатся долго без литоманта". Уджин изогнулся, глядя прямо в глаза Сорину, словно птица, изучающая червяка своими огромными глазами: "Позволь мне говорить прямо: нас должно быть трое. Я не знаю, что ты скрываешь от меня, и меня не интересует, что вы с ней не поделили, но эта проблема должна быть решена. Я не хочу видеть тебя без неё".

Soul Summons | Art by Johann Bodin

Сорин резко повернулся, стиснув зубы, охваченный внезапным желанием сломать что-нибудь. Стараясь обуздать порыв, он сцепил руки и бесстрастно кивнул с равнодушным видом.

Уджин коротко кивнул в ответ: "Я скоро встречу вас в Оке. Благодарю за помощь".

Сорин провел языком по клыкам, глядя в одну точку на снегу. Начиная свой путь прочь с Таркира, он смотрел не на драконьи стаи, подобно птицам парящие на горизонте, а на подернутые рябью груды облаков. Они медленно скользили в воздухе, как лениво парящие острова дикого Зендикара. Насколько проще была жизнь, когда ему надо было беспокоиться только о своём собственном мире.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.