Ошибка
OK
Информация
OK

Откровение Сорина

Поиски привели в Таркир не только Сархана Воля. Вампир-мироходец Сорин Марков тоже оказался здесь, преследуя свои собственные цели. Хотя они и не догадываются об этом, но оба мироходца ищут одно и то же: призрачного дракона Уджина.

Много лет назад Сорин помог Уджину и другому мироходцу, Литоманту, запечатать чудовищных Эльдрази в Зендикаре. Теперь, когда Элдрази смогли вырваться из заточения, Сорин полагает, что Уджин – один из тех немногих, кто ещё может остановить их.

Сорин нашел дорогу сюда, на родину Уджина, в поисках своего старого союзника. У него ещё теплится надежда, но он не видел его много лет. И вампир знает, что уже может быть слишком поздно.


Таркир

Сорин вздрогнул под тяжелыми лучами солнца, словно кто-то ударил его. Он стоял среди широкой степи. Сухая трава шелестела на горячем ветру, который кружился среди иссеченных скал и невысоких холмов.

[Plains] | Art by Noah Bradley

Сорин мгновенно возненавидел безжалостную жару Таркира. Чувствуя, как солнце жжет его бледную кожу, он накинул на голову капюшон и поспешил в тень высокой скалы, возвышавшейся над равнинами. Под сапогами крошилась тонкая корка иссохшей земли. Одинокий канюк кружил высоко в небе, и его тень бесшумно описывала круги, пока Сорин двигался к укрытию.

В относительной тени под скалою Сорин повернулся к далеким снежным пикам, раскинувшимся вдоль северного горизонта, и вгляделся в обожженные кряжи. Одинокая вершина выделялась среди них, похожая на голову дракона, смотрящего куда-то на восток. Легкая улыбка тронула губы Сорина. Где-то там лежала цель его путешествия.

"Значит, оракул был прав", – сказал себе Сорин. "Я надеюсь, что эти видения истинны до конца, дракон. У меня не так много времени".


Сорин подождал, пока опустившаяся ночь не принесет с собой прохладу, и продолжил путь на север по степи, залитой лунным светом. Безумная россыпь видений, полученных от оракула, до сих пор пылала перед его внутренним взором. Не то, чтобы они были совсем неясны: великая битва драконов, ледяное ущелье, клубящиеся очертания Уджина. Но образы были туманны и расплывчаты. Возможно, ему придется додумывать детали на ходу, но путь был ясен. Двигаясь к горам, Сорин оставался настороже, рассчитывая, впрочем, не на опасность, а на живую кровь. Путешествие затянулось, и голод давал о себе знать.

[Sorin, Solemn Visitor] | Art by Cynthia Sheppard

Вскоре Сорин уже мог заметить небольшой костерок с того гребня, по которому шел. Он прогорел до углей задолго до темноты, но Сорин все еще мог почувствовать его жар и тепло пятерых воинов, расположившихся неподалеку. Они выглядели как разведчики, в их снаряжении не было ничего лишнего, или замедляющего перемещения, а небольшие лошадки были привязаны к жесткой плети пустынного кустарника. Двое оставались на страже, на приличном расстоянии от лагеря и друг от друга. С них бы он и начал.

Словно кошачья тень, Сорин подобрался так близко, что мог бы увидеть, как блестят в лунном свете глаза воина. Он потянулся к нему и поймал разум сторожа, словно маленькую рыбку.

Человек словно застыл на месте. Его глаза широко раскрылись. Сорин вышел в поле зрения и улыбнулся.

"Скажи своему другу, что ты посторожишь один," – шепнул он.

Воин кивнул и отправился в сторону товарища.

Глядя на него, Сорин почувствовал привычный укол раздражения. Потребность в пище – это казалось таким ничтожным, таким… смертным. Повторяющаяся, рутинная обязанность, равняющая его с низшими созданиями. Однажды он попробовал не обращать на неё внимания, но результат привел его в ужас. Сорина возмущала власть, которую голод имел над ним.

Сорин чувствовал, как мутное беспокойство начинает сжиматься внутри него змеиными кольцами. Нахири ушла, и её молчание тревожило его, но Уджин должен был бы ощутить опасность. Почему он не пришел на Зендикар? Титаны Эльдрази были пламенем, которое нельзя потушить, и отсутствие Уджина удивляло. Сорин знал, что ему необходимо найти дракона как можно скорее, и надеялся, что вдвоем они смогут еще раз остановить надвигающуюся катастрофу.

Воин вернулся и встал перед Сорином, который без колебаний, словно паук, высосал его досуха, оставив лишь бледную оболочку. Сорин взглянул на луну и опустил безжизненное тело на землю. Оно легло ему под ноги, смятое и бескровное.

Он на мгновение задержал взгляд на мертвеце, а затем сделал шаг и растворился в ночи.


Сорин шел по старой звериной тропе, которая уводила его все глубже в горную глушь. Гранитные пики, увенчанные льдом и снегами, высоко поднимались над его головой, когда он преодолевал склоны и перевалы.

[Rugged Highlands] | Art by Eytan Zana

Ощущение времени давно покинуло Сорина, и долгий путь по Таркиру казался не более, чем чередой мгновений. Не было ни скуки, ни нетерпения, ни ненужной спешки. Он знал, что нужно сделать, и полностью сосредоточился на своей задаче. За прошедшие тысячелетия человеческие слабости и переживания успели прорасти в нем, отцвести и увянуть. И то, что осталось, было разумом, не отягощенным бременем смертных.

Сорин приблизился к границе снегов, где высокие сосны сверкали на солнце белоснежным покровом. Он услышал их еще до того, как они вышли из-за поворота тропы: отряд из пяти воинов и шамана, верхом на огромных зверях, покрытых длинной шерстью. Воины были вооружены тяжелыми копьями и носили ожерелья из медвежьих когтей, шаман скрывал лицо под тяжелым меховым капюшоном, украшенным завесой костяных оберегов и переплетенных нитей. Вожак держал в руках топор, сделанный из челюсти какого-то огромного существа, плащ из медвежьей шкуры лежал на его широких плечах, а его обветренное лицо было похоже на дубленую кожу. Они не боялись его.

"Хорошо,- подумал Сорин. - Мне нужен проводник".

"Это и есть тот «жуткий путешественник», о котором говорил шепчущий?" – понизив голос, поинтересовался один из бойцов, хотя даже за тридцать шагов Сорин мог различить каждое слово.

"Сомневаюсь, – ответил вожак. – Я думаю, он из Султай: слишком много ракшасской магии. Чувствуешь что-нибудь, Рушка?"

"В этом существе нет жизни, – сказал шаман. – Оно опасно."

"Послушаем, что оно скажет, а потом убьем его."

Сорин приблизился. Он чувствовал, как жизненная сила пульсирует в них с каждым ударом сердец. Шагая, он начал напевать себе под нос древнее заклинание – песню смерти.

"Ни шагу дальше, султайский демон, - сказал предводитель, не покидая седла. – Твоя голова сегодня украсит копье".

Сорин улыбнулся и поднес кулак к своему лицу. Смешок сорвался с его губ. Черный дым клубился между пальцев, словно чернила. Двое воинов судорожно вдохнули и спустя мгновение уже не бойцы Темур, а иссохшие трупы сжимали в руках бесполезные поводья. Звери в панике понеслись по горной тропе. Останки их бывших всадников рухнули на землю, будто вяленые туши, когда звери устремились в лес, не разбирая дороги.

Три оставшихся бойца старались успокоить обезумевших животных. Один из них не удержался в седле и полетел на землю. Сорин мгновенно оказался рядом с ним и точно рассчитанным ударом сапога заставил воина потерять сознание.

Шаман вскинул руку, и столб зеленого огня вырвался из земли, молниеносно приняв облик громадной хищной твари. Коротким жестом Сорин приказал своим жертвам подняться на ноги. Бывшие воины медленно поднялись на колени, их глаза вспыхнули огнем смерти, а жажда крови овладела телами.

"Повелитель", – прошипели они, и гримасы исказили их лица, обнажая острые клыки.

Подчиняясь взгляду Сорина, рабы-вампиры с неестественным проворством бросились вперед, цепляясь за огромного зверя, который устремился к Сорину. Даже тогда, когда могучие лапы крушили их тела, умертвия продолжали рвать на части плоть животного с ужасающей силой и свирепостью. Зверь тщетно пытался стряхнуть их, и быстро оказался на земле, разрываемый на части страшными противниками.

Шаман взвыл и бросился на Сорина, пламя трижды прочертило морозный воздух. Заклинание прожгло одежду Сорина, и на почерневшей руке обнажились обугленные кости.

Сорин зашипел и, собрав свою волю в тонкий клинок, вонзил его в разум шамана. Глаза злорадно вспыхнули. "Убей его!" – Сорин указал на предводителя, который наконец обуздал своего скакуна и приготовился к атаке.

Шаман крутанулся и метнул свое копье в голову вожака, но тот по-кошачьи увернулся и одним ударом своего костяного топора снес тому голову, но не заметил последнего вампира, который успел выбраться из-под тела зверя и, волоча сломанные ноги, забирался вверх по скалам. Когда вожак поднял свое оружие, мертвец бросился ему на спину. Воин пытался бороться с ним, но вампир вцепился мертвой хваткой и вонзил клыки в его шею.

Когда схватка закончилась, Сорин выпустил искалеченного мертвеца из-по власти своих чар, и тот ничком упал на землю с окровавленными клыками. Вампир обошел бесчувственного человека и опустился на колени рядом с ним.

"Ты будешь служить мне," – прошептал Сорин ему на ухо.

Глаза воина распахнулись. Сорин убедился, что не перестарался, подчиняя себе волю человека, но в то же время лишил своего нового раба малейших помыслов о сопротивлении. Этот человек был нужен Сорину, чтобы найти Уджина.

Vampire token | Art by Cynthia Sheppard

После первого упоминания имени Уджина, воин запаниковал, но, получив еще один мысленный удар от Сорина, собрался с силами и начал говорить.

"Владения Духа-Дракона. Это недалеко, но путь туда опасен".

Сорин протянул руку. "Веди."

Воин пошел вперед, следуя за древней тропой, начало которой мог отличить только опытный следопыт. Днем они поднялись высоко по горному склону, а ночью разбили лагерь. Сорин наблюдал за человеком, спящим в своих шкурах у тлеющего костра. Вампир уже забыл, каково это – нуждаться в тепле, и пытался вспомнить, как проводил дни своей юности у огромного очага в поместье Марковых, погруженный в человеческие заботы и надежды. Привязанность к родному миру каким-то странным образом сохранилась в душе Сорина, несмотря на минувшие тысячелетия.

Когда он сидел в темноте у погасшего костра, память о Иннистраде казалась ему драгоценным камнем, мерцающим среди черного бархата его сознания.


Они молча шли по узким тропкам и ледяным скалам, но присутствие Уджина не давало Сорину покоя.

"Как долго вы знаете о землях Духа-Дракона?" – спросил он у проводника.

"Наш народ нашел это место очень давно, еще до гибели всех драконов".

"Здесь больше нет драконов?"

"Их всех убили, - ответил проводник. – Выследили и перебили. Говорят, драконы рождались во время великих бурь, но эти бури прекратились."

"Рождались в бурях? Любопытно. Уджин никогда не упоминал об этом."

Воин на мгновение сбился с шага, но продолжил спускаться вниз по тропе.

"Старейшины говорят, что драконьи бури были временем празднеств. Мы чтим память драконов. Их свирепый дух помог нам выжить. Но некоторые говорят, что драконы стали алчны и жестоки, и поэтому Дух-Дракон дал нам чары, чтобы сражаться с ними. Теперь они все мертвы, поэтому мы сражаемся друг с другом."

"Сколько раз я слышал эту историю, - сказал Сорин. – наверное, такие вещи никогда не случаются так, как было задумано".

Темур-проводник промолчал.

Прошло несколько дней, прежде чем они достигли вершины хребта, которая уводила к высокому утесу. Далеко внизу лежала равнина, усеянная каменными осколками. Сорин видел, что камень подвергся действию мощнейших потоков энергии, которые придали ему самые замысловатые формы. Казалось, расплавленный камень когда-то вздыбился, повинуясь движению силовых линий, а затем застыл высокой спиралью. Причудливые камни и почерневший гранит окружали каньон, который рассекал равнину надвое.

"Здесь лежит Дух-Дракон" – проводник указал на дно каньона.

Сорин посмотрел вниз.

Кости.

Ущелье лежало перед ним, простираясь на сотни ярдов, и, глубоко в земной расселине, Сорин мог различить ребра огромного скелета, поднимавшиеся из льда, подобно опорам страшного храма.

"Невозможно, - прошептал Сорин, и медленно подошел к краю утеса. Он не ощущал ни малейшей искры жизни в ущелье под ногами. Сорин ударил кулаком по холодному камню. "Будь ты проклят, провидец! Ложь и уловки! Это не может быть Уджин."

Воин смотрел на Сорина.

"Помоги мне спуститься. Я должен убедиться сам."

"Это опасно, - безразлично сказал проводник. – Все, кто спускались туда, погибли."

"Мне плевать, - гневно ответил Сорин. – Иди. Сейчас же."

Воин болезненно сморщился, и двинулся вдоль края утеса. Наконец появилась ненадежная тропка, ведущая вниз. Пока они пробирались между льдом и каменными глыбами. Сорин не мог отвести глаз от драконьих костей. Даже среди белого сияния снегов они мерцали затаенным светом и источали голубоватую дымку. Магия, заключенная в них, все еще сохраняла свою силу.

Они достигли дна ущелья. Кости огромного хвоста выступали из снежного покрова, источая голубоватый туман. Чем ближе они подходили к ним, тем явственнее Сорин ощущал действие чужеродных сил – магии ушедших эпох.

Это были останки Уджина.

Воин начал спотыкаться, продвигаясь вперед.

"Стой," - сказал Сорин. Воин покачнулся. "Мне не нужно, чтобы тебя разорвало на части. Возвращайся."

Воин вернулся и укрылся за валуном неподалеку. Сорин двинулся вперед в призрачную арку ребер, которые поднималась из снега и нависали у него над головой. С каждым шагом он ощущал нарастающие приливы магической энергии, силящиеся разорвать на части самую его сущность. Сорин почувствовал, как Искра внутри него засияла, защищая его от чуждой магии, пока он двигался между ребрами Духа-Дракона к его черепу.

Синий туман начал кружиться вокруг Сорина. Он опустился на колени и смахнул снег с огромной глыбы перед ним. Там, в ледяной темноте, мерцал череп, который мог принадлежать только Уджину. Он смотрел на Сорина мертвой пустотой глазниц. Сорин прислушался, но не смог уловить ни малейшего признака жизни, ни единого осколка души дракона. Пустота вокруг казалась осязаемой.

[Bitter Revelation] | Art by Viktor Titov

Сорин взглянул в черные глазницы Уджина. "Теперь даже во мне больше жизни, чем в тебе, дракон."

Вампир прижался лбом к ледяной стене, проклятие сорвалось с губ, и отчаяние затопило его.

По дороге вниз в ущелье, он надеялся, что дух Уджина уцелел, и от него осталось хоть что-то, что можно было бы вернуть к жизни, хотя бы осколок сознания, который удержался на грани уничтожения. Но надежды Сорина угасли, как пламя свечи.

Уджин был мертв. И с ним умерла надежда бесчисленных миров.

Сорин вышел из-под арочных сводов драконьих ребер к воину, который все еще ожидал его. Зендикар будет уничтожен. А что будет следующим? Иннистрад? Сейчас, или через тысячи лет, это только вопрос времени. Уничтожение его родного мира предрешено. Эта мысль вызывала ярость и беспомощность одновременно.

"Мы все мертвы," – сказал Сорин воину и ветрам.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.