Ошибка
OK
Информация
OK

Пробуждаясь от спячки

Тысячу лет назад Зендикар находился на грани разрушения. Но мир был не одинок.

Кор-Мироходец Нахири, прозванная литомнатом, помогла заточить Эльдрази, чудовищ из Слепых Вечностей, в темницу в ее собственном мире шесть тысяч лет назад. В те времена мироходцы были практически бессмертны, так что Нахири решила остаться в Зендикаре и присматривать за необычной тюрьмой.

Она ждала.

Ждала.

Пока что-то не изменилось. Эльдрази смогли пошевелиться. И литомант проснулась.

Повествование пойдет не о Великом Пробуждении Эльдрази, которому посвящено немало историй. Тысячу лет назад Титаны еще спали, но кто знает, что могло случиться, если бы не Нахири.


Нахири и мир вокруг были единым целым.

Она находилась в коконе из камня и каждым дюймом своего тела чувствовала пульсацию мира. Все, что касалось земли Зендикара, каждый шаг каждого живого существа, - все передавалось мироходцу. Сколько уже она здесь? Сколько поколений сменилось с того момента, как Нахири заточила себя в камень? Хотя, это и не важно, какое значение имеет время для нестареющего как сам мир литоманта.

Но жива ли она еще.

Нахири не покидала Зендикар с тех пор, когда Сорин и Уджин заманили Эльдрази в ловушку. Их план, похоже, работал, хотя и было понятно: мир удерживает чудовищ с огромным трудом и нежеланием. Если Нахири покинет Зендикар, как она будет знать, что тот в безопасности?

Первые несколько веков она жила. По-настоящему жила. Нахири чувствовала себя частью собственного народа, коров, радуясь каждому рождению и плача на похоронах, смеясь за столами на пирах и влюбляясь. Она преподавала литомантию огромному количеству учеников, показывая, как использовать сам камень и металл, заключенный в нем.

Нахири научила коров следить за тюрьмой Эльдрази, поведала секреты сети эдров и рассказала, для чего они нужны. Литомант умышленно называла Эльдрази богами, чтобы внушить соплеменникам страх, чтобы единственная мысль запомнилась им на многие поколения: нельзя допустить, чтобы боги вырвались на свободу.

Nomads' Assembly | Art by Erica Yang

Но студенты рано или поздно заканчивали обучение и уходили, возлюбленные – умирали, проигрывая бой со временем. Рождения и смерти сменяли друг друга слишком часто, и Нахири уже не помнила, почему все это когда-то было важным.

Тогда литомант вернулась туда, где все началось – к месту, которое они звали Оком Уджина. Ее шаги гулким эхом разнеслись по огромному пространству зала. Нахири неспешно прошла вглубь пещеры, размышляя, не вызвать ли Сорина – мироходца, который живет намного дольше нее. Старый вампир - один из немногих, кто знает, как бороться с однообразием, но он уже много лет не навещал ее. С другой стороны, мироходцы договорились, что мощь Ока Уджина может быть использована только в случае, если темница будет взломана.

Нахири опустилась на пол и закрыла глаза. Она почувствовала, как мир кружится вокруг нее, увидела каждую жизнь в Зендикаре, людей, что так отважно за эту жизнь сражаются. Интересно, они сами-то знают, зачем? Нет причин отправляться в какой-то другой мир, поэтому Нахири останется здесь.

Надолго ли? Это не имеет значения. Как будто что-либо вообще имеет значение.


Нахири почувствовала, что мир надломился.

Акум бился в конвульсиях, как рыба, вытащенная из воды. Через стены тошноты и отвращения литомант попыталась найти источник боли Зендикара, пока не обращая внимания на то, что заставило его эту боль чувствовать. Сквозь дрожащий мир она проникла на самый край света, к границе пустоты. К тюрьме Эльдрази, которая была не заперта.

Метафорически, конечно. По сути, Эльдрази нельзя было сравнить с заключенными, ведь они сами по себе не обладали плотью и были существами слепых вечностей. Их появление в Зендикаре было всего лишь проектированием, созданием аватара Эльдрази в мире. Сорин и Уджин своим заклинанием связали эти аватары так, что те не могли ни перемещаться по миру, ни покинуть его.

Но что-то изменилось, совсем немного. Нахири почувствовала робкое шевеление Эльдрази где-то во мраке, словно они проверяли прочность сковывавших их цепей. Дракон однажды сказал, что выводок Эльдрази может существовать только при активности трех Титанов. Но пока те бездействуют в темнице, новые дроны появиться не могут.

Emrakul's Hatcher | Art by Jaime Jones

Эльдрази пытались вырваться, и каждое движения в делекой пустоте уколом отзывалось в душе Нахири. Такого еще никогда не было. Литомант с удивлением и любопытством наблюдала собственные чувства. Что это? Раздражение? Эльдрази пытаются освободиться и уничтожить этот мир вместе с его обитателями и ей самой. И что? Это положит конец общему бессмысленному существованию.

Но вместе с раздражением пришла боль, а значит, - и желание от нее избавиться.

Спокойно и уверенно она рассекла скалу, которую когда-то создала вокруг себя, медленно потягиваясь, поднялась. Нужно понять, как работают мышцы, которыми она столько лет не пользовалась. Она сделала несколько робких шагов, потом ее походка стала увереннее, и направилась в центр зала.

Пришло время звать Сорина.

Дракон вложил огромный магический заряд в Око Уджина. Эта магия не была доступна Нахири даже на уровне понимая, не говоря уже о применении, но она точно знала, что заклинание связывало каждого из трех пленителей Эльдрази с этим местом. Такой способ связи создавался лишь на один случай – если Эльдрази подадут признаки жизни, и потребуется вмешательство Уджина и Сорина. Сегодня этот день настал.

Eye of Ugin | Art by James Paick

Она закрыла глаза и, подавляя грохот каменных сводов, послала беззвучное послание в потоки эфира. Несколько никому, кроме двух существ в мире, неизвестных сигналов, которые невозможно спутать ни с чем другим. Ее послание преодолеет слепые вечности и дойдет до адресатов, где бы те не находились.

Дело сделано. Нахири снова опустилась на каменный пол пещеры. Боль Мира уколола ее так, что литомант зажмурилась от боли. Источник боли и ее причина ясны, они здесь, в Акуме. Они рвутся наружу.

Она моргнула, и в сознании четко нарисовалась картина военных маршей. Тысячи солдат Зендикара шли в бой. Моргнула еще раз и почувствовала, как ее мир корчится от невыносимой боли, как Титаны высасывают из него ману и саму жизнь.

Она моргнула в третий раз.

Сколько же меня не было?

Неожиданно простая мысль ворвалась в сознание: какое-то время Нахири казалось, что пробуждение Эльдрази – всего лишь сон или что-то на сон очень похожее. Но боль Зендикара, которую чувствовала и Литомант, была реальной. А значит, и угроза вполне осязаема, и выводок Эльдрази готов снова расползтись по миру, пока она сидит и ждет Уджина и Сорина.

Но они не пришли. Сорин не явился. Нахири была одна.

Она хотела, чтобы боль ушла, желала увидеть Сорина. С некоторым удивлением Литомант поняла, что хочет спасти Зендикар вместе со всеми его обитателями, какой бы бессмысленной не была их жизнь. Но пока она ждет, ситуация ухудшается.

Нахири протянула свой каменный кокон через тело горы и оказалась на ее склоне. Эльдрази просто кишели в долине у подножья, превращая в меловую пыль все на своем пути. Вздрогнув, она коснулась скалы, и каменная лавина обрушилась на долину, подминая под себя всю эту мерзость. Затем Нахири снова скрылась в горе и переместилась в Онду, неподалеку от поселения коров, которое долго опекала.

Эльдрази были и здесь. Город лежал в руинах, но судя по слоям пыли, он был покинут задолго до появления здесь ужасного выводка. Она взмахнула рукой, и каньон хищной пастью захлопнулся, проглотив Эльдрази. Нахири вошла в городок.

Demolish | Art by John Avon

- Я знаю эту улицу, - пробормотала литомант. Голос напоминал хруст гравия, так долго она им не пользовалась. Нахири вспомнила, как торговалась здесь на рынке, чтобы купить… что это было? Что-то яркое, мягкое на ощупь. Что-то, что заставляло ее улыбаться.

- Шарф, - прошептала Нахири.

Все радости и страдания разом обрушились на ее память: звуки и запахи базарной площади, смех в ее сердце, сладость поцелуя любимого человека и жгучие слезы боли. Здесь был ее дом, место, где она по-настоящему жила.

Город изменился еще до того, как был оставлен. Здания были непривычными. Целый квартал был разрушен и перестоен заново со времени ее последнего визита. Входами в здания служили арчатые ворота. Интереса ради Нахири вошла в одни из них.

За воротами литомнат увидела себя, вырезанную в камне с широко разведенными в приветственном жесте руками.

Нахири замерла, уставившись на монумент. Это точно была она, только запечатленная в камне. Рельефная фигура, одна нога выставлена вперед, будто был запечатлен момент выхода из скалы. Видимо, это один из ее учеников постарался. Мироходец провела пальцами по гладкой щеке своей же статуи, и взгляд ее упал на место, где начинался другой рельеф.

Нахири сделала несколько шагов назад, чтобы лучше рассмотреть изображение.

- Козилек? – удивилась она, - Что за…

Но то был не титан Эльдрази, по крайней мере – не совсем так. В общем контуре можно было различить черты Козилека, но все признаки указывали на то, что изображен кор, на голове которого была странной формы корона с обсидиановыми пластинами по бокам. Руки кора были разведены в стороны, и каждая сжимала рукоять меча. Лезвия мечей были направлены назад, и в таком силуэте угадывался чужеродный облик Эльдрази.

Над фигурой была надпись – название. «Пророк Нахири, голос Талиба»

Нахири отвернулась и быстрыми шагами вышла из помещения. Она со всей силы, до боли в суставах, сжала кулаки, и облако пыли окутало ее – за спиной рухнуло здание.

Вина лежала на Нахири – именно литомант первой назвала Эльдрази богами, и юный скульптор запомнил слово «бог» лучше, чем то, что несут с собой Титаны. Голова закружилась.


Одно за другим Нахири посетила все места, где учила коров. Где бы она ни оказывалась, литомант встречала дронов Эльдрази, и каждый раз литомант посылала на них убийственные лавины или заставляла землю поглотить этих мерзких созданий. Справиться с выводком Эльдрази не было проблемой – любой смертный мог сделать это. Но Титанов могла остановить только она. Вернее сказать, это должны были делать трое: Сорин, Уджин и Нахири. Но литомант была одна, а значит и бороться предстоит в одиночку. Ничего другого просто не остается.

Нахири не считала нужным делать остановку в Акуме – она была практически уверена, что не найдет никакого сбоя в работе сети Эдров, так что и смысла в проверке не было. Но все же литомант решила посетить все знакомые места, хотя бы для собственного спокойствия. Тем более что каждое из них будоражило в памяти знакомые образы.

Но затем Нахири посетила площадку высоко в горах неподалеку от Ока Уджина. И в том самом месте, где она учила коров проверять работу эдров, литомант обнаружила незнакомое каменное сооружение, которое контрастировало с привычной архитектурой коров. Грубо отесанные блоки, неаккуратно поставленные друг на друга, с торчащими металлическими шипами стояли на зыбкой почве, как будто это здание корнями уходило в землю, и именно эти корни толкали камень вверх.

Даже не приближаясь, можно было сказать – именно здесь разорвана цепь эдров. Прямо у нее под носом! Ярость вскипала в душе Нахири. Литомант не знала, на кого злится больше – на себя или на того, кто это сделал.

Ярость. Еще одно забытое чувство. Приятное чувство.

Мироходец сделала несколько шагов навстречу зданию. Когда Нахири оказалась совсем рядом, три темные фигуры вынырнули из-за стены и, едва заметив ее, замерли в боевых стойках.

Литомант медленно остановилась и опустилось на одно колено, запустив руки по локоть в камень. Мгновенье спустя она с криком извлекла из земли раскаленный меч и атаковала.

Nahiri, the Lithomancer | Art by Eric Deschamps

Фигуры были похожи на человеческие, но одежда на них была ей незнакома, такой литомант не видела ни в одной из местных культур. К тому же кожа незнакомцев была пепельной, а лица и тела покрыты узорами геометрических форм. Что это? Клыки неестественно большого размера. Вампиры? Но в Зендикаре нет вампиров.

Как правило, пылающие мечи сильнее холодной плоти. Что такое три бойца против мироходца?

Нахири переступила через тела и сама открыла проход, не утруждая себя поиском двери. Внутри оказалось еще несколько существ, похожих на вампиров, и все они с ужасом отскочили в стороны, опустились на холодный пол и замерли в ожидании, стараясь не шевелиться, пока незваный гость не уйдет.

В центре зала, точно под местом, где должен быть эдр, стоял большой каменный алтарь, чьи видавшие виды плиты были перепачканы засохшей кровью.

Нахири огляделась. Помимо жавшихся к полу в страхе вампиров ее внимание привлекла каменная скульптура, напоминавшая ту, что она видела в поселении коров, только здесь изображение Уламога было уже не завуалированным. Титан имел человеческие черты, разве что вместо ног были десятки щупалец, что характерно для Эльдрази. Его руки лежали на плечах преклонившего колени вампира.

- Да что с вами такое! – возмутилась Нахири, - Вы что, считаете их богами? Серьезно?

Вампиры считали. Неизвестно, слышал ли Уламог молитвы и мог ли оценить жертвоприношения, которых, судя по всему, было немало, но одно было точно: кровососы повредили сеть эдров, и теперь выводок Эльдрази полз по миру. Литомант положила руки на алтарь и чувствами потянулась к сети, чтобы оценить ущерб. В принципе, ничего серьезного, капитальный ремонт не потребуется, но ее вмешательство обязательно.

Было бы проще, если бы ей кто-то помог, вот только помощи ждать было неоткуда.

Тяжело вздохнув, литомант огляделась, ища камень подходящего размера. Ее глаза остановились на статуе, и Нахири улыбнулась, - идеально.

Потребовалось сорок лет, чтобы создать цепь эдров, сковывавших Эльдрази. Тогда литоманту казалось, что это почти вся ее сознательная жизнь. Тогда она еще жила среди смертных. Но как бы то ни было, один эдр выточить будет нетрудно. Гораздо сложнее – правильно направить потоки маны, и делать это придется без Уджина.

Мироходец подняла руки, и статуя Уламога превратилось в каменную кашу, которая мгновение спустя стала приобретать форму восьмигранника с острыми вершинами. Нахири старалась пустить магию в нужном направлении, магическое течение должно быть безупречным.

Шум шагов заставил ее отвлечься. Несколько вампиров с длинными изогнутыми мечами наголо встали у стены за ее спиной.

- Вы хорошо подумали? - устало спросила Нахири, - это становится утомительным.

Guul Draz Assassin | Art by James Ryman

- Ты осквернила наш… - зашипел один из вампиров.

- Ну ладно, - спокойно ответила мироходец, после чего обрушила на них стену и вернулась к работе.

Внимательно и бережно Нахири провела пальцами по поверхности многогранника, формируя структуру и текстуры так, как ее учил Уджин. Это очень кропотливая работа. Спустя несколько дней, сюда добрели Эльдрази. У литоманта не было возможности отвлечься, поэтому она просто отгородилась от чудовищ каменным куполом.

Казалось, минула целая вечность. Нахири не представляла, сколько времени прошло, пока она медитировала в Оке Уджина. Она отстранилась от мира, оставила свою прежнюю жизнь позади, но теперь, когда Эльдрази расползались по Зендикару, настало время пробудиться. Она починит сеть, и Эльдрази не вырвутся в мир. А Нахири сможет продолжить жить. По-настоящему. Чувствовать, ощущать Мультивселенную телом и душой. Настало время сделать новый шаг, каким бы он ни был.

Наконец, когда работа была закончила, литомант разбила каменный купол вокруг себя и сделала глоток свежего воздуха.

Perilous Vault | Art by Sam Burley

Интересно, сколько времени она провела за работой?

Нахири пожала плечами и подняла руки вверх – эдр взлетел и занял свое место в цепи.

Нахири опустилась на колено и приложила руку к земле. Да, темница Эльдрази теперь запечатана, движения Титанов замедлялись, становились тяжелее. Кое-где еще остались дроны, но с ними справятся и смертные. Хуже всего, что сам Зендикар успел отреагировать. Не только Акум, но весь мир целиком. Землетрясения меняли пейзажи и ландшафты, перечерчивали береговые линии, создавали каньоны и рушили города. Зендикар пытался вывести из себя яд Эльдрази, и литомант понимала, что еще какое-то время мир будет дрожать, прежде чем успокоится.

Литомант вернулась к Оку Уджина. Она прошла в центр просторного зала и положила руки на главный эдр. Отправить ли Сорину и Уджину еще один сигнал? Но зачем? Зендикар снова в безопасности, на этот раз – ее собственными усилиями. Нахири не нужна помощь.

Что не отменяет того факта, что они не явились. Дракон и вампир обещали вернуться в случае, если понадобится их помощь. Нахири столько веков охраняла эту темницу, а в самый сложный момент ее бросили.

Продолжали возвращаться забытые чувства. Беспокойство и тревога. Сердце литоманта бешено колотилось, рвалось из груди, она чувствовала себя живой. Шум в ушах, боль и усталость в мышцах. Нахири сжала зубы, нахмурилась.

Где же Сорин, неужели он забыл о ее службе Зендикару и всей Мультивселенной? Чем он занимался, пока литомант была в спячке? Может, он поддался той же апатии, что так долго мучила Нахири?

Она найдет старого вампира. Если потребуется, она заставит его пробудиться от спячки, напомнит Сорину о дружбе, которую они когда-то делили пополам, о вещах, ради которых стоит жить, научит его снова чувствовать и любить. И тогда жизнь наполнится смыслом. Все вокруг станет значимым.

Нахири положила свою хрупкую руку на стену, и та открыла вход в Слепые Вечности. Литомант вдохнула воздух нового, незнакомого мира. Она найдет своего старого друга.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.