Ошибка
OK
Информация
OK

Выжившие с Небесной Скалы

Предыдущий рассказ: Странствия Верных.

Врата Моря, крупнейший город Зендикара, пал под натиском Эльдрази, и Гидеон отчасти винит в этом себя. Он ненадолго покинул поле боя, чтобы отправиться в Равнику и найти там Джейса Белерена, в надежде, что маг-телепат сможет разгадать загадку эдров и поможет переломить ход событий. Когда Джейс и Гидеон вернулись в Зендикар, Врата Моря было уже не спасти. Гидеон помог отступить раненному командору Ворику и небольшой группе выживших – всем, кто уцелел в битве за величайший город этого мира.

Они разбили лагерь на вершине огромного парящего эдра, и вскоре Джейс и мерфолк Джори Эн отправились в путь к Оку Уджина в поисках ответов на вопросы, касающиеся природы эдров. Джейс пытался убедить Гидеона отправиться с ними, но Гидеон отказался во второй раз покинуть жителей Зендикара. Их выживание стало для него приоритетной задачей – и он пока не знает, как этого добиться.


Мы должны собраться с силами.

Мы должны перегруппироваться.

Мы должны выжить.

Приказы генерал-командора Ворика. Распоряжения, которые Гидеон поклялся выполнять.

Из всего перечня труднее всего было выжить.

Выживание на Зендикаре всегда было непростой задачей, и с каждым днем это становилось все сложнее. Чтобы выжить в этом мире, особенно в эти времена, под постоянной угрозой нападения чудовищ Эльдрази, необходимо было иметь укрепления, вооруженные патрули, оружие, целительные бальзамы, еду, воду, укрытие, тепло – и так далее.

Поэтому Гидеон начал разбираться со всем этим по очереди.

Прямо сейчас он решал проблему воды.

С помощью кора по имени Абина он занялся перемещением ближайшего парящего островка, с которого стекал небольшой водопад, туда, откуда драгоценные струи живительной воды падали бы на дальном конце лагеря на вершине эдра, где выжившие могли бы с легкостью добраться до неё.

Art by Adam Paquette

"Всё чисто!" – Гидеон крикнул Абине.

Абина балансировала на узкой кромке водопада, который, на данный момент, был слишком далеко от них, и изливал ведра воды вниз, в широкий каньон, из которого её было уже не достать.

Кор закрепила четыре веревки, ведущие от водопада к огромному главному эдру, на котором стоял лагерь. Гидеон держал две из них, по одной в каждой руке. Справа от него мерфолк и другой кор страховали третью веревку, а слева три человека вцепились в четвертую.

"Жду вашего сигнала!" – крикнула Абина.

Гидеон кивнул остальным: "Отлично, начали. Тяните!" Он ухватился за веревки и начал тянуть, поочередно переставляя ноги.

Его товарищи повисли на своих веревках, и, подчиняясь их совместным усилиям, водопад начал сдвигаться в сторону Небесной Скалы.

"Прекрасно, - подбадривал их Гидеон, - он почти на месте!" Пот выступил на его висках, когда он приложил очередное усилие к огромному камню. Ощущение натянутой веревки принесло давно забытое чувство удовлетворения. Прохладный зендикарский бриз, омывший его лицо, стал ещё одним приятным штрихом в общей картине.

Его привязанность к этому миру неизмеримо окрепла за время, проведенное на вершине Небесной Скалы. Отсюда открывались несравненные виды. Гидеон мог запросто представить себе, как он проводит свои дни карабкаясь по скалам, охотясь и путешествуя. Нетрудно было понять, почему так много людей любили этот мир, и сражались за него.

"Держите его на месте, - прокричала Абина, - я поверну его!"

"Держите!" – приказал Гидеон. Воспользовавшись своей силой, он намертво прирос к эдру – теперь его было так же тяжело сдвинуть с места, как самое толстое дерево Зендикара. Остальные затянули узлы и крепко вцепились в камень, ожидая, пока Абина перелетит на соседний каменный островок на другой стропе.

Art by Steve Belledin

Широко расставив ноги, Абина потянула за стропу, заставляя островок с водопадом повернуться вокруг своей оси так, чтобы поток воды оказался напротив лагеря: "Думаю, у меня получилось!"

Из-за их спин донеслись радостные крики, и Гидеон, обернувшись, увидел, что почти все незанятые обитатели Небесной Скалы собрались вокруг них. Их ожидание, казалось, повисло в воздухе – каждому не терпелось сделать первый глоток воды.

"Тут много людей, и все хотят пить, Абина, - сказал Гидеон, - Нальем им воды!"

Снова радостные крики.

"С удовольствием, - Абина отцепила пятую веревку и припала к эдру, направляя его движения, - Принимайте!"

"Нас встряхнет, - предупредил Гидеон собравшуюся толпу, - держитесь!"

Последний рывок – и водопад оказался прямо над Небесной Скалой. Вода обрушилась на дальний конец эдра, и вся скала дрогнула под тяжестью бурного потока. Обитатели лагеря с радостными криками бросились туда, и принялись пить и плескаться в его струях. Кто-то запел.

"Спасибо, Гидеон, - сказала Абина, спускаясь вниз со скалы. – Нам повезло, что ты с нами".

"Нам повезло, что ты с нами", - ответил Гидеон. "Отличная работа с веревками. Думаю, ты это заслужила", - он вручил ей чашу.

"Благодарю", - она подняла её и направилась к воде.

Хорошо. Это было хорошо, - подумал Гидеон. Теперь у них есть вода. Вода нужна им, чтобы выжить. Теперь они еще на шаг ближе к этому.

"Командор не желает, чтобы ты тратил на это свое время", - сзади зазвучал голос Тазри. Должно быть, она пришла из палатки Ворика, где проводила большую часть времени, обсуждая с командором их намерения, пока три целителя присматривали за ним. Причина её бдения была Гидеону очевидна. Если непрестанный кашель, который он слышал от командора, означал то, чего Гидеон боялся – порчей Эльдрази, то вскоре Тазри, самый доверенный советник Ворика, займет место командора. Это сулило большие перемены обитателям Небесной Скалы. И Гидеону в том числе.

Тазри весьма холодно отнеслась к нему ещё при первой встрече, когда Ворик прислушался к соображениям Гидеона касательно эвакуации. Это было его идеей – забраться на вершину парящего эдра, Тазри же настаивала на том, чтобы собраться с тающими силами и отходить еще дальше. Гидеон до сих пор полагал свое решение более правильным, но больше не хотел спорить – ему было необходимо завоевать её доверие.

"Тазри, - Гидеон обернулся, старательно продолжая улыбаться, - У меня есть еще чашка. Хочешь немного свежей воды? "

"Лучше бы ты потратил это время на подготовку к эвакуации".

"Они готовятся, - ответил Гидеон, - Это поможет им. Будет проще наполнить фляги".

"Они бы прекрасно наполнили их из реки внизу. Сколько народу ты оторвал от дел? Шесть сильных, здоровых людей, которые могли бы в это время быть на охоте. За это время они завалили бы балота, а то и двух. Нужно заготавливать припасы. Указ командора Ворика".

"Вода нам тоже нужна".

"Не для того, чтобы брызгаться и играть ею, - Тазри взмахнула рукой в сторону зендикарцев, которые все еще плясали среди струй, - Это пустая трата времени".

Гидеон не смог сдержать усмешки: "Поддержание боевого духа не бывает пустой тратой времени".

Art by Dan Scott

"Я знаю, чего ты добиваешься, - сузила глаза Тазри. Казалось, обруч, который она носила на шее, засветился ярче. – Ты пытаешься сделать это место удобным. Ищешь поводы остаться. Ты ждешь его возвращения. Того, второго незнакомца. Такого же, как ты".

Джейс. Она говорила о Джейсе. Это был не первый раз, когда Тазри намекала, что знает о том, что Гидеон – мироходец.

"Я слышала ваш спор, - продолжила Тазри, - и слышала, что ты проиграл".

Гидеон разозлился. Он не проиграл. Он хотел, чтобы Джейс нашел ответ на загадку эдров; да, возможно, он бы предпочел, чтобы Джейс отложил своё путешествие к Оку до тех пор, пока ситуация здесь не окажется под контролем, но все же согласился с предложенным планом.

"Ты не можешь заставлять этих людей ждать его возвращения, - сказала Тазри, - это слишком опасно. Ты вообще представляешь, как долго он будет отсутствовать? Знаешь, как далеко отсюда Акум?"

Гидеон знал, но шанса ответить ему не дали.

"Нет, ты не знаешь, - заявила Тазри, - ты не здешний. Я знаю и про тебя, и про него. Никто из вас не принадлежит Зендикару, и у вас нет никакого права являться сюда, и подвергать этих людей – моих людей – опасности". К концу этой тирады палец Тазри уже упирался в металл доспеха на его груди.

Гидеон поднял руки. Он не хотел лгать ей: это не помогло бы снять недоверие. "Ты права. Я родом не из этого мира", - он сделал шаг назад, давая ей немного простора для маневра. Это был шанс объясниться: ему было необходимо заставить её понять это. "Но я знаю Зендикар. Я знаю его очень хорошо. Я плавал по его морям и поднимался на его вершины. Я бессчетные разы видел восходы и закаты здешнего солнца. Я путешествовал и сражался почти на каждом континенте. И я продолжу сражаться, - он поймал и удержал её взгляд, - Мне дорога эта земля, и еще больше – эти люди. Я здесь для того, чтобы помочь им".

Тазри смотрела на него, изучая, словно в первый раз. Гидеон встал во весь рост, надеясь, что она почувствует искренность каждого его слова.

Она коротко вдохнула: "Тогда не лезь в наши дела. Ворик знает, как лучше. Я знаю, как лучше. И это - иначе". Тазри указала в сторону водопада: "Это плохо, Гидеон. Разве ты не видишь? Это дает людям ложное чувство уверенности. Они думают, что могут назвать это место домом – но это не так. Они не в безопасности. В любой момент орды из Врат Моря могут обрушиться на нас, и тогда нам придется сражаться за свою жизнь. В первый раз уцелело так мало людей. Сколько из них, по-твоему, переживут второе нападение?"

Выживать было непросто.

"Если, как ты говоришь, ты желаешь этим людям добра, то помоги им охотиться. Помоги им собрать припасы. Помоги им подготовиться к эвакуации. Для них это единственный шанс".

Приступ кашля из палатки Ворика привлек их внимание.

"Так хочет Ворик", - Тазри повернулась на мысках и быстро зашагала к палатке.


Гидеон мерил шагами дальний конец Небесной Скалы, докуда почти не долетал грохот водопада. Он ждал остальных членов своего охотничьего отряда; те же шестеро, кто помогал ему у водопада, теперь помогут ему выследить гнарлида – или балота, если им повезет.

Art by Eric Deschamps

Он терял терпение.

Приближался вечер.

И Тазри была неправа насчет водопада.

Водопад – это хорошо.

Вода – это хорошо.

Выживание было целью, и Гидеон действовал соответствующе. Вода поможет обитателям Зендикара выжить, будь то еще одна ночь, неделя или месяц.

Чем дольше, тем лучше.

В этом вопросе он не соглашался ни с Тазри, ни с командором Вориком.

Он считал, что они должны остаться.

Не только из-за Джейса, хотя Тазри и была отчасти права, утверждая, что Гидеон хочет дождаться его возвращения. Маг-телепат будет отсутствовать меньше, чем она рассчитывает: разумеется, ему предстоит долгий путь до Акума, но потом Джейс, скорее всего, просто отправится обратно в лагерь через любой другой мир, после того, как отыщет то, что ему нужно в Оке. В итоге время и расстояние окажутся в два раза меньше. И с информацией, которую он принесет, надеялся Гидеон, их шансы значительно возрастут. Могущество эдров было той надеждой, за которую цеплялся Гидеон. Если зендикарцы смогут овладеть этой силой, возможно, они даже смогут пережить эвакуацию, которую замыслили Ворик и Тазри.

Гидеон не смог бы защитить их в глуши так же, как здесь, на эдре. По крайней мере, здесь все они были в одном и том же месте, и он знал, где именно. Здесь у них была еда, они строили укрытия – и у них была вода.

Если целью было выжить, по мнению Гидеона, им не следовало уходить.

Как долго они еще смогут оставаться здесь?

Он посмотрел на север, в сторону Врат Моря. Отсюда можно было различить только вершину маяка.

Чем были заняты Эльдрази? Ползали по стенам и пропитывали камни своею порчей? Или уже двигались дальше, как и предполагала Тазри?

Как быстро они способны перемещаться? Как много времени потребуется им, чтобы достичь этого парящего эдра?

Сколько их появится?

Сколько он сможет сдержать?

Если они будут прибывать достаточно медленной и вытянутой колонной, он мог бы уничтожить их одного за другим еще до того, как они достигнут лагеря.

Это он мог бы сделать и в одиночку.

Никому больше не пришлось бы рисковать жизнью.

Он мог бы перебить всю проклятую орду, по одному, если придется.

Но если они появятся одновременно… "Торопись, Джейс", - выдохнул Гидеон.

"Гидеон!"

Голос донесся откуда-то сверху, заставив Гидеона вздрогнуть – на какое-то мгновение он решил – понадеялся, взмолился о том, чтобы это оказался Джейс. Но для его возвращения было еще слишком рано. Разумеется, это не мог быть он.

"Гидеон!"

Гидеон оступил на шаг, и огромный бело-голубой небесный скат-манта спикировал сверху и проплыл перед ним на расстоянии вытянутой руки. Эльф на его спине казалась немного не на своем месте – но явно не испытывала особых неудобств. Она, с прямой, как стрела, спиной, упиралась коленями в спину ската. В поднятой руке было копье.

Art by Dan Scott

"Себл, - узнал её Гидеон, - в чем дело?"

"Неприятности. Залезай!"

Гидеон не стал задавать наезднице лишних вопросов: она была единственным воздушным патрулем лагеря, и вовремя поданным сигналом уже много раз спасала их от возможного нападения Эльдрази.

Он забрался на спину ската.

"С юга к нам подходит отряд, - обернулась Себл, когда скат свечой взмыл в небо, - и у них на хвосте Эльдрази".

Гидеон облегченно выдохнул. Если они шли с юга, то какой бы Эльдрази ни преследовал их, он не был частью роя, захватившего Врата Моря. Еще оставалось время.

"Это летун, Гидеон, - продолжила Себл, - и здоровый".

Гидеон снова собрался. Хоть и не часть роя, это все равно был Эльдрази, которого следовало уничтожить. "Отвези меня туда", - и чтобы не упасть, ухватился за пояс Себл, когда скат ринулся вперед.

"Я думаю, это беженцы, - сказала ему эльф. – Насколько я видела, они выглядели весьма потрепанными".

"Давай позаботимся о том, чтобы последний отрезок их пути был полегче", - ответил Гидеон.

Они будут второй группой беженцев, которая нашла приют в лагере Небесной Скалы за эти дни. Первой были кόры, на которых наткнулся охотничий отряд, когда они бродили вокруг, ошеломленные случившимся с Вратами Моря. Они пришли из Акума через море и два континента, потому что Врата Моря считались неприступным укрытием в эти неспокойные дни. По их словам, эта молва широко разнеслась по всему свету. Они говорили о других людях, отовсюду пробирающихся в безопасность Врат Моря. И вот оно – доказательство.

Обитатели Зендикара бежали в поисках безопасного убежища, которого больше не существовало.

Когда скат заложил вираж вокруг большого надломленного эдра, Гидеон в первый раз увидел огромного Эльдрази, о котором предупреждала Себл. Это был летун с ярко-голубыми щупальцами, которые колыхались прямо над верхушками деревьев. Эльдрази прокладывал себе путь между лозами, свисающими с эдров над ним.

Он двигался в сторону отряда в отдалении, в точности, как и говорила Себл. Судя по всему, они не подозревали о грозящей им опасности.

"Как близко ты сможешь подвезти меня?" – спросил Гидеон.

"Как близко ты хочешь оказаться?" – Себл пришпорила ската, отправив его в пике прямо на Эльдрази.

Когда манта приблизился к цели, Гидеон развернул свой сурал.

Себл подлетела достаточно близко для того, чтобы достать врага тяжелым ударом копья. В тот момент, когда её копье пронзило бок летуна, четыре лезвия Гидеонова сурала хлестнули его по спине, вспарывая кожу в четырех местах.

Но этого было недостаточно, чтобы замедлить его.

"Враги!" – испуганный крик донесся снизу. Одна из беженцев, женщина с длинными, серыми, как серебро, волосами увидела Эльдрази.

Art by Aleksi Briclot

Волнение женщины, казалось, привлекло чудовище. Оно ускорило своё движение.

Беженцы побежали.

"Пройдемся ещё раз, - Гидеон крикнул Себл, - Скорее!"

На втором заходе Себл подлетела ещё ближе. Так близко, что Гидеон уловил запах внутренностей Эльдрази из его свежих ран.

Он снова хлестнул своим суралом, и брызги сукровицы веером разлетелись из четырех новых ран на боку чудовища. Но ранения не замедляли его движения.

Надо было заставить Эльдрази остановиться.

Он снова взмахнул суралом, на этот раз рассчитывая опутать, а не рассечь врага. Короткое движение запястья, и клинки обвились вокруг щупалец Эльдрази.

Гидеон потянул, уводя Эльдрази с курса, прочь от беглецов.

К сожалению, он не учел физику воздушного боя. Не найдя точки опоры, Гидеон, Себл и скат отлетели в противоположную сторону.

Они теряли высоту. Себл пыталась восстановить контроль над ситуацией. "Отпусти!" – крикнула она Гидеону.

Гидеон снова взмахнул рукой, пытаясь освободить Эльдрази от захвата, но два клинка, обвившихся вокруг щупальца, застряли, и он не смог вытащить их.

Эльдрази дернулся, и ската с всадниками отбросило в сторону.

"Отпусти!" – снова крикнула Себл.

Гидеон осознал, что она предлагала ему отпустить сурал – но было поздно. Он потерял опору и соскользнул с кривой спины ската.

Какое-то мгновение он летел вниз, а затем ощутил внезапный рывок и повис на лезвиях сурала, глядя, как Себл и скат уносятся к земле.

Вся эта неразбериха не выиграла ему ни секунды. Эльдрази все еще двигался прежним курсом. Свисая с его спины, Гидеон уже мог различить шрамы и свежие раны на руках и ногах беженцев.

"Держись от них подальше!" – используя лезвия сурала в качестве веревки, перекинутой через блок, как это у него на глазах проделывала Абина, Гидеон выбрался на костяные пластины, покрывающие спину Эльдрази.

Чудовищная тварь билась и изгибалась, пытаясь достать его своими четырьмя неестественно гибкими руками, и все же каким-то образом не сбивалась с выбранного направления.

Гидеон прибегнул к чарам, чтобы создать несколько светящихся щитов, отражающих все попытки чудовища добраться до него, пока он карабкался по спине к голове Эльдрази.

Он ухватился за тонкие щупальца на голове, похожие на антенны, и, натянув их как поводья, запрокинул голову твари – а затем всем своим весом налег на них и дернул вперед, заставляя Эльдрази нырнуть носом в землю.

Тварь попятилась, и судорожно дернулась, выбрасывая в стороны щупальца, но Гидеон держался крепко. "Я велел тебе держаться подальше!"

Наконец, еще одним усилием он отправил Эльдрази в пике, и успел поднять свои магические щиты как раз в нужный момент, чтобы защитить себя от удара о землю.

Импульс удара освободил сурал, и Гидеон выдернул его, развернув во всю длину лезвий. Он спрыгнул с Эльдрази, и трижды хлестнул его своим оружием, отсекая щупальце за щупальцем и нанося глубокие раны.

Тварь взвизгнула и застрекотала, но эти неестественные звуки только подстегнули Гидеона. Ему хотелось нанести по удару за каждого зендикарца, погибшего от лап Эльдрази, и за каждого, кому только предстояло погибнуть. Все усилия людей были посвящены выживанию, но чудовищ было слишком много – и их ряды неуклонно возрастали, расползаясь по обреченной земле.

Обитатели Зендикара никогда не окажутся в безопасности.

Как они смогут выжить?

Как?

Груда внутренностей и обрезков плоти Эльдрази лежала у ног Гидеона. Уничтожать было больше нечего. Он уронил руку, и сурал бессильно повис рядом с ним.

Они не смогут отступить в Зулапорт.

Что бы ни говорил Ворик.

Что бы ни говорила Тазри.

Люди Небесной Скалы никогда не переживут такое путешествие. Они не смогут даже перейти Тазим, не говоря уже о том, чтобы пересечь море.

Эльдрази было слишком много.

Им придется остаться. Если они хотят выжить, им придется остаться здесь.

Но что, если они хотят больше, чем просто выжить?

Порыв ветра и шум кожистых крыльев привлек внимание Гидеона. Он повернулся и увидел Себл, парящую неподалеку с вопросом на лице.

"Они добрались до лагеря?" – спросил он.

Она кивнула.

"Отвези меня обратно".

Она снизилась, чтобы Гидеон смог забраться на спину ската.


Еще до того, как Гидеон спустился со спины ската, он услышал раздраженный голос Тазри. Она спорила с новоприбывшими беженцами. Гидеон быстро подошел к ним.

"Врата Моря не могли пасть", - проворчал кор из новоприбывших так, словно сама идея была абсурдной.

"Они пали, - сказала Тазри, - мы покинули их несколько дней назад. Они потеряны".

"Нет", - старая женщина с седыми волосами, которую Гидеон видел с высоты, схватила Тазри за руку. "Нет, - она потрясла головой, - Это то, ради чего мы сражались, - она подняла вверх костлявый, сморщенный палец. – Ты не понимаешь". Её голос дрогнул, но она не заплакала. "Ты знаешь, через что мы прошли? Великий вал, четырежды. Этот чудовищный Эльдрази. Целый рой Эльдрази в реке. Зури, То, Дайе, Итри – все они погибли, зная, что мы найдем здесь приют. Вот почему мы пришли". Она ткнула пальцем в лицо Тазри. "Врата Моря. Врата Моря – это последняя надежда Зендикара. Врата Моря – это все, что у нас осталось. Мы пришли к Вратам Моря".

Остальные, за её спиной, тоже подняли свои пальцы вверх. Гидеон узнал этот жест. Первая группа беженцев делала то же самое. Эти поднятые пальцы означали маяк. Врата Моря. Их надежда.

"Мне жаль, - сказала Тазри, - Врата Моря разрушены. Вы можете отправиться с нами в Онду".

"Онду! - мрачно сказала молодая женщина, - Вряд ли в Онду вообще осталось хоть что-то".

Art by Jonas De Ro

"Все уцелевшие в Онду идут к Вратам Моря. И из Акума. Даже часть вампиров Гуул Драза. И теперь вы говорите нам – после всего, через что мы прошли, что здесь ничего нет? Что это еще не конец пути? – она переводила взгляд с Тазри на Гидеона, - это не может быть правдой. Прошу вас. Это не так". В тишине по её щекам заструились слезы.

Гидеон ощутил её отчаяние.

Так не должно было быть.

"Командор хочет вас видеть", - позади раздался голос Абины. Гидеон повернулся. Она смотрела на Тазри.

"Прощу прощения, - на бегу бросила Тазри, направляясь в палатку Ворика. – Мне нужно идти".

"Вам обоим, - сказала Абина, - Гидеон, тебя он тоже хочет видеть. Прямо сейчас".

Гидеон видел в её глазах: Ворик не доживет до нового рассвета.

"Останься с ними, Абина", - попросил Гидеон.

Кор с достоинством кивнула.

Гидеон покинул беженцев и бегом последовал за Тазри.

Та оглянулась: "Еды так и не прибавилось. На охоту ты не ходил".

"Нет, - Гидеон поравнялся с ней и придержал полог шатра Ворика. – Возможности не представилось". Ворик выбрал неудачное время, чтобы умереть. Гидеон был не готов отчитываться перед Тазри.

В палатке командора было душно и пахло сухой грибной гнилью – так пахла порча Эльдрази. Дыхание Ворика наполняло воздух этим запахом.

Три целителя тихо стояли у дальней стены, постоянно наготове.

Гидеон опустился на колени около кровати командора. Тазри осталась стоять позади.

"Сэр, мы прибыли", - сказала она.

Ворик открыл глаза: налитые кровью, они походили на разбитое стекло. "Я слышал, к нам прибывают люди".

"Да, - ответила Тазри, - небольшой отряд".

"Беженцы. И каждый день будут прибывать новые, - сказал Гидеон. Они шли к Вратам Моря".

Ворик горестно покачал головой. "Врата Моря", - его голос упал до шепота.

Тазри яростно посмотрела на Гидеона, пытаясь заставить его замолчать, но он чувствовал настоятельную потребность высказаться. Ворик должен был узнать правду – сейчас, пока он был еще жив. Пока он еще мог решить судьбу находящихся здесь людей. "Они прибывают отовсюду, сэр. Из всех тех мест, что уже разрушены Эльдрази. Акум, Гуул Драз… и Онду".

"Врата Моря не должны были пасть, - Ворик все качал головой, уйдя в свои мысли. Казалось, он не слышал Гидеона. Он посмотрел на Тазри: "Как идет подготовка к эвакуации?"

"Все идет по плану, сэр, - ответила Тазри, - новые люди означают, что нам нужно больше припасов. Но если каждый будет делать свою работу, мы сможем отправиться через неделю". Она выразительно посмотрела на Гидеона: "Я наметила маршрут через Тазим и …"

"Маршрут, который кишит Эльдрази", - перебил тот.

Art by Adam Paquette

"Самый безопасный из возможных", - возразила Тазри.

"Через Тазим нет безопасных путей", - повысил голос Гидеон. У него была своя точка зрения, и он собирался донести её до всех присутствующих. "На всем Зендикаре больше нет безопасных путей".

"Да, путешествие будет опасным, - сказала Тазри. – Но мы готовы к этому. И наши разведчики уверяют, что, когда мы выйдем к побережью, корабли будут ждать нас на берегу".

"Корабли, которые только что пристали к берегу, - возразил Гидеон. – Те самые, которые только что привезли беженцев из Акума или Онду. Потому что те места разрушены".

Лицо Тазри вспыхнуло. Обруч вокруг её шеи ярко засиял. Она повернулась к Гидеону: "Я слышу тебя! Мы все тебя слышим! Ты не хочешь, чтобы мы уходили. Ты не хочешь, чтобы мы шли к Зулапорту".

"Не хочу", - подтвердил Гидеон.

"Тогда что ты предлагаешь? Сидеть на этом камне, открытом всем ветрам, и ждать, пока они придут за нами? Сидеть и ждать смерти?"

"Нет, - Гидеон понял, что на самом деле у него есть и другой план. Где-то в промежутках между убийством Эльдрази, разговором с беженцами и Вориком, он успел подумать об этом. Он посмотрел на командора, встретив его угасающий взгляд. "Я бы отправился обратно к Вратам Моря".

"Что? – воскликнула Тазри, - Невозможно!"

"Врата Моря пали, Гидеон, - Ворик закашлялся, облачко пыли слетело с его губ и повисло в воздухе, - Они захвачены. Потеряны".

На мгновение Гидеону захотелось отвернуться от пыли в дыхании умирающего командора, но он слишком уважал этого человека, и только моргнул: "Мы можем вернуть их. Мы соберем армию здесь, на Небесной Скале – с беженцами, стекающимися к нам, мы уже на полпути к этому. Когда у нас будет достаточно воинов, мы окружим их так же, как это сделали они, нападем и возьмем обратно то, что принадлежит нам. Вы сами говорили, что Врата Моря – самая стратегически важная точка на всем Зендикаре. Нам нужны Врата Моря, сэр, чтобы…"

"Ты сошел с ума, - перебила его Тазри, - ты же был там, Гидеон – по крайней мере, большую часть битвы. Ты видел, как умирали наши люди. Ты видел орды Эльдрази. Почему ты думаешь, что у нас есть шанс?"

Art by Aleksi Briclot

"Эльдрази не задержатся там надолго, - сказал Гидеон. – Они действуют не так, как армии разумных существ. Им нет никакого смысла удерживать Врата Моря. Они сожрут то, что смогут, и двинутся дальше, точно так же, как прошли бы через любое другое место".

"Они пройдут через Врата Моря и выйдут прямо на нас, - сказала Тазри. – Мы не сможем выступить достаточно быстро".

"Выступать больше некуда, Тазри! – Гидеон сжал кулаки. Почему она этого не понимает? – Вы продолжаете твердить о «эвакуации», но эвакуироваться нам некуда".

"Зулапорт, - сказала Тазри. - Мы отправимся в Зулапорт, согласно приказу командора".

"И почему вы думаете, что Зулапорт не постигнет та же участь, когда мы придем туда? Почему вы думаете, что он ещё цел? Это конец. Эльдрази уничтожают все. Если мы не дадим бой сейчас, Зендикар будет уничтожен".

"Довольно!" – крикнул Ворик, но крик сменился приступом кашля. С каждым выдохом в воздух вылетали облачка пыли.

Три целителя протолкнулись к нему мимо Гидеона и Тазри.

Art by Anna Steinbauer

Гидеон встал и сделал шаг назад от кровати командора.

"Глупец! - сплюнула Тазри, - Ты глупец. Ты поведешь этих людей, моих людей, людей Ворика, на смерть".

"Нет, я дам им шанс на жизнь".

"Их шанс выжить – Зулапорт. Ты знаешь это так же хорошо, как и я. "

"Выжить – этого больше не достаточно, Тазри", - сказал Гидеон.

"Как ты можешь так говорить? Выживание – единственная цель".

"Я тоже так думал. До сих пор. Я был слишком сосредоточен на неотложных делах, как и все мы. Но нам надо увидеть картину целиком, - Гидеон услышал, как слова Джейса слетели с его губ. Что ж, значит, телепат был прав. – Атаке подверглись не только Врата Моря. Рои эльдрази поглощают всё. Они повсюду, я видел их собственными глазами. Если мы будем бездейстовавать, если не дадим отпор, весь этот мир будет потерян. Все и всё здесь будут уничтожены".

Пылающий взгляд Тазри пронзил Гидеона: "Кроме тебя. Ты просто уйдешь".

Гидеон моргнул, выбитый обвинением из колеи, но прежде, чем он успел возразить, снова раздался голос Ворика. "Хватит!" На мгновение присутствующим показалось, что к командору вернулась сила, с которой он раздавал свои приказы на поле боя. "Перестаньте кричать вокруг меня. Дайте старому умирающему человеку возможность дышать". Он обратился к целителям: "Ваша работа здесь подошла к концу. Спасибо за все, что вы сделали, но мое время подошло к концу". Он посмотрел за их спины: "Тазри, Гидеон, подойдите ко мне. Времени мало".

Целители мрачно отступили от него, уступая место Тазри и Гидеону.

"Я умираю, а вы спорите".

"Сэр…", - начала Тазри, но Ворик перебил её.

"Сейчас не время для споров. Время слушать. Слушать друг друга. Каждый из вас – самый ценный союзник другого".

Гидеон бросил взгляд на Тазри, но та с каменным лицом смотрела на Ворика.

"Если вы не собираетесь слушать друг друга, то послушайте меня, - Ворик едва заметно приподнялся на своем ложе, - Я должен сказать вам кое-что важное". Он облизнул пересохшие губы, но его язык был еще суше, чем они. Он откашлялся: "Когда меня окружили на поле боя, и то чудовище Эльдрази поразило меня своей порчей, это было ужаснее всего, что я когда-либо испытывал".

Гидеон напрягся.

"Но я не чувствовал ужаса, или даже сожаления. Нет. Мне стыдно говорить об этом, но я почувствовал облегчение. Я почувствовал облегчение оттого, что мне была уготована легкая смерть. Мне не придется остаться и лицом к лицу встретить то, что случится потом".

Тазри шевельнулась.

"Но потом я подумал о своих людях, - продолжил Ворик, - я подумал о всех обитателях Зендикара, и почувствовал сострадание. Я умру, а они останутся здесь, вы останетесь здесь и станете свидетелями конца мира", - Ворик прервался, подавляя кашель. "Но теперь у меня есть надежда, - его голос звучал приглушенно, - у меня есть надежда на то, что у Зендикара ещё есть шанс. Гидеон Джура, ты дал мне надежду", - он поднял палец.

У Гидеона мелькнула мысль, что этот палец означал просьбу подождать, пока командор преодолеет новый приступ кашля, но затем он понял:

"Врата Моря, - сказал Ворик, высоко подняв палец, и повернулся к Гидеону, - Этих людей надо вдохновить так же, как ты вдохновил меня. Им необходима надежда – как она была необходима мне. Им нужен вождь, который поведет их к победе вне зависимости от обстоятельств. Когда я умру, ты возглавишь людей. Ты отобьешь у врага Врата Моря, генерал-командор Джура".

"Сэр", - Гидеон запнулся. Это звание…

"Нет", - задохнулась Тазри.

"Тазри, - Ворик посмотрел на советницу, - ты сильная и храбрая, и ты была моим самым верным советником. Но ты слишком близка: ко мне, к моим идеям, к Зендикару. Этому миру нужен свежий взгляд, людям нужна новая причина, в которую они смогут поверить".

"Но…"

"Ты знаешь Зендикар лучше, чем кто-либо еще. Может быть, даже лучше, чем я. Командору понадобится твоя помощь. Ты встанешь рядом с ним так же, как стояла рядом со мной".

"Вы не можете так поступить, сэр! – воскликнула Тазри, - Он даже не зендикарец".

Ворик снова закашлялся. Злым, надрывным кашлем. Кусок гнили размером с монету вылетел из его горла. Он боролся за каждый вдох: "Не имеет значения, откуда он родом, Тазри. У него упрямый дух Зендикара", - Ворик протянул Гидеону руку.

Пальцы Гидеона сомкнулись вокруг ослабшей руки командора.

"Сохрани этот дух, - сказал Ворик, - Сохрани эту землю".

"Я сохраню их", - пообещал Гидеон.

"Я оставляю Зендикар тебе", - командор снова закашлялся. Судорога пробежала по его телу, и его рука обмякла в руке Гидеона.


Погребение состоялось на рассвете, на краю эдра.

Art by Adam Paquette

Обитатели Зендикара пели, их голоса, поначалу гулкие и низкие, становились яростными и полными отваги.

Гидеон присоединился к ним, улучив возможность, но взгляд Тазри сказал ему, что он где-то просчитался.

Тело командора Ворика было осторожно завернуто в ткань, и зендикарцы широким кругом окружили своего мертвого вождя. По очереди каждый из них опускался на колени и делал углем отметину на погребальных одеждах, шепча слова прощания.

Подошла очередь Гидеона.

"Ты не знаешь, что говорить, поэтому молчи", - прошипела Тазри, когда он подошел к телу Ворика.

Гидеон опустился на колени, взял уголек и в тишине оставил отметину на одеяниях покойного.

Тазри была права, он не знал слов погребального ритуала. Но ему было, что сказать.

Он встал, вдохнул полной грудью воздух Зендикара, и позволил запаху диких земель наполнить себя. Он смотрел на людей Небесной Скалы, его людей. "Сегодня мы потеряли многое, - начал он, - Больше, чем нашего командора. Мы остались без вождя, без заступника и путеводного света. Как маяк Врат Моря, генерал-командор Ворик оставался честен и тверд среди любого бедствия. И даже теперь, когда он ушел, мы должны поступать так же, как он, потому что теперь мы стоим перед лицом величайшей опасности, какую только видел Зендикар".

"Так же, как порча расползалась по телу нашего друга, чудовища расползаются по земле, и с каждым днем их становится все больше. Мы больше не можем им этого позволить, - он кивнул на тело Ворика, - мы видели, что случается, если позволить им бесчинствовать на свободе. Мы не можем допустить, чтобы то, что случилось с нашим вождем, случилось и с нашим миром".

Art by Vincent Proce

Он замолчал, глядя на поникшие, отчаявшиеся лица. "Сегодня у нас есть выбор. Мы можем покинуть Небесную Скалу. Мы будем готовы выступить через неделю. У нас есть припасы и продовольствие. Корабли ждут нас в гавани. Мы можем отступить в Зулапорт".

Люди в тревоге подходили поближе.

"Но если мы выберем этот путь, многие из нас не смогут пройти его. Путешествие будет опасным. Мы встретим множество Эльдрази на земле и в воде. Я был за морем, я видел Эльдрази в Онду, Кабире, в Форте Кефф и повсюду вокруг. Они везде, и их число только прибывает. Может быть, они уже в Зулапорте. Те, кто дойдет туда, могут не найти там ничего, кроме Эльдрази".

Тазри попыталась спорить, но Гидеон поднял руку и продолжил: "Возможно, мы выясним, что крепость еще стоит. Но если это так – то как долго это продлится.? Как долго продержится хоть что-то? – он взглянул на Тазри, - Разумеется, если мы выберем Зулапорт, в какой-то момент Зулапорт падет. Он падет точно так же, как пали Врата Моря, и как разрушаются крепости по всему Зендикару. Если мы решим отступить, мы погибнем вместе с этим миром".

Истина была неприглядна – но это была истина, и эти люди заслуживали того, чтобы знать её. Им требовалось её знать.

"Но у нас есть и другой вариант, - продолжил Гидеон, - мы можем дать отпор. Перестать бежать. Перейти в наступление. Остаться прямыми и честными перед лицом испытаний. Я стою перед вами как ваш командор, и я прошу вас выбрать сражение. Я прошу вас о помощи. Помогите мне поднять весь Зендикар, из всех уголков мира, до последнего желающего сражаться. Мы соберемся здесь, на Небесной Скале. Вся сила Зендикара сплотится здесь, мы вступим в бой. Когда за нами мощь всего мира, мы не можем проиграть. И мы используем её, чтобы отбить Врата Моря".

Шепот пополз по собравшейся толпе, но Гидеон уже продолжил свою речь. Они должны услышать больше, и еще больше он хотел сказать им. "Врата Моря – сердце этого мира. Самая стратегически важная точка, полная оружием, припасами и продовольствием. Её можно укрепить и защитить. Отвовевать её – лищь первый шаг. Отсюда мы начнем нашу собственную атаку. Мы сами станем хищниками. Мы будем охотиться на чужаков. Мы сотрем порчу с лица земли. Мы разойдемся по миру и заберем то, что принадлежит нам. Он хлестнул воздух суралом: "Мы отвоюем Зендикар!"

Art by Dan Scott

Он посмотрел на собравшихся: "Кто со мной?"

Спустя долгое мгновение, Себл подняла сжатый кулак: "За Зендикар!"

"За Зендикар!" – подхватила Абина.

Радостные крики толпы зазвучали с такой силой, что дрогнул сам эдр, на котором они стояли: "За Зендикар!"

Гидеон посмотрел на Тазри. Она со скрещенными руками стояла рядом с ним.

"Я не уйду отсюда, - пообещал Гидеон. – Я останусь здесь до конца".

Тазри встретила его взгляд.

"Даю тебе слово, - сказал он, - Я буду сражаться за Зендикар".

Обруч вокруг шеи Тазри ярко светился, бросая отблеск на увлажнившиеся глаза. Она кивнула.

"За Зендикар, командор, я буду сражаться рядом с тобой".


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.