Ошибка
OK
Информация
OK

Под серебряной луной

Халана и Алена – опытные следопыты и охотники, они живут в глубине темного Кессигского леса, известного как Уленвальд. Это – их дом, уже многие годы они находятся на границе между ужасами, что таит в себе древний лес, и беззащитными жителями соседнего Гатстафа. Но в последнее время что-то стало изменяться…


- Знаете это чувство? Это мерзкое ощущение, - фермер Варин вместе со своей женой (женщиной довольно внушительных размеров) стоял спиной к совету старейшин общины, обращаясь к жителям, что пришли на собрание. Халана наблюдала за происходящим, сидя у самого входа. Тут же была и Алена.

- Как будто какое-нибудь насекомое поднимается по шее, - на этих словах Варина аж передернуло, - от самого ее основания к волосам.

Art by Nils Hamm

Хал показалось странным, что он заговорил об этом чувстве именно сегодня. Раньше девушке бы и в голову не пришло, что подобные ощущения существуют. До сегодняшнего утра. Она проснулась с этим чувством: что-то ползло по спине, карабкалось от поясницы к затылку, скребло крошечными лапками, заставляя чувствовать себя напряженно и нерешительно, что само по себе было непривычно. И когда Халане напомнили об этом, ее пробрала дрожь.

- И у вас не остается выбора, вы просто обязаны проверить, есть ли там что-то, - мужчина яростно почесал шею, и Хал поняла, что на его месте поступила бы точно так же. Она положила руки на колени, - иначе что-то ужасное проникнет вам под кожу, а вы и не заметите.

Многие из горожан заерзали на своих местах, подергивая плечами, будто им что-то мешало. Некоторые последовали примеру Варина и почесали шею.

-Да, да, - отозвался старейшина Колман, сделав рукой такой жест, словно отмахивался от мухи, - все мы знаем это чувство. Но что заставило тебя прийти сюда и выступить перед советом?

- Все, - отозвался Варин, поворачиваясь лицом ко всем одиннадцати старейшинам (обычно их двенадцать, но старейшина Солмон сегодня отсутствовала, так как второй день проводила обряд смерти, дабы встретиться с Леди Мэри в Благословенном Сне), - это чувство подтверждает, что я прав!

- Прав насчет чего? – спокойно спросил Колман.

- Да говори ты уже, черт тебя дери, - взорвался Старейшина Глатер.

- Одна из наших коров, - жена Варина уже не могла сдерживаться, - с ума сбрендила. Прямо посреди ночи. И сожрала другую нашу корову. А сначала протащила ее по всему пастбищу, я видела следы на траве. Бедное животное, оно, поди, так страдало. А потом как есть сожрала, так что только зубы да кости остались.

Встревоженный шепот среди собравшихся.

- А с чего ты взяла, что именно корова «сожрала» другую? – старейшина Колман демонстрировал невиданное терпение.

- Так у нее вся морда в крови, я своими глазами видела.

Шепот переходил в гомон.

Хал посмотрела на Алену. Они понимали друг друга без слов, хотя тут и понимать было нечего. Обе они знали, что ферма Варина расположена на краю города, на границе с лесом Уленвальд. А еще они знали, что в последнее время звери стали агрессивнее. Всего за две недели, если считать от полнолуния, каждая из них расправилась с оборотнем, а буквально вчера они заметили целую стаю, пусть и небольшую. Но все же ликанов они встречали довольно далеко от Гатстафа, и на этот счет пока можно было не беспокоиться. Так было раньше. Сейчас встревоженные взгляды охотниц выражали одно и то же – похоже, звери совсем обнаглели и начали выбираться из леса и потянулись к людям, к селениям. Это непозволительно! Хал и Алена в ответе за Уленвальд, и они не допустят, чтобы зло просачивалось за его пределы и беспокоило ни в чем не повинных людей.

- Наши стражи, - жена Варина вновь привлекла внимания Хал, - она сделала нам плохих стражей. Мы понадеялись на них , а они не сдюжили. Это она виновата, - женщина ткнула пухлым пальцем в сторону Леди Эвелин, которая не в силах сдержаться раскрыла рот от удивления.

- Не могут это быть стражи, - мужчина, что сидел рядом с Леди Эвелин недовольно уставился на обвинительницу, - Эви делает лучших стражей, что я видывал, да не только в этом городе, вот что я скажу.

- К порядку, - довольно громко сказал Старейшина Колман, поднимая вверх руку, чтобы привлечь внимание, но его попросту проигнорировали.

- Что же ты тогда скажешь насчет коров, которые с ума сходят? - с вызовом спросила жена Варина, - Следы, от того, что тушу волокли сотню метров, кости, оставшиеся после кормежки?

- Да! – крикнул кто-то из-за спины.

- Защитники не сработали, - подключился кто-то еще.

- Нет никаких сомнений, - Варин все же собрался с духом и продолжил свою речь, обращенную ко всем присутствующим, - что мы стали жертвами пренебрежительного отношения со стороны Леди Эвелин. А мы можем не пережить еще одну ночь без надлежащей защиты.

Art by Kev Walker

Хал молча наблюдала за происходящим. Они вправе винить неисправных защитников. И вправе считать, что их корова одержима злым духом – так они хотя бы в теории будут знать, как действовать дальше. Такая версия вписывается в их представления о том, как устроен этот мир, не нарушает хрупкое душевное равновесие. Сельчане живут в своей реальности, маленькой, тихой. Хал и Алена видят мир другим, знают, какая тьма таится в глубине леса. Варин, его жена, старейшины… все они жили под защитой теплого света Авацины, верили в то, что они в безопасности, что вервольфы не сунутся в городок. Не посмеют. А ведь ликаны даже при Авацине не так, чтобы были послушными песиками. Хал и Алена знали это лучше прочих. Не проходило и недели, чтобы они не слышали дикого воя или хруста ломающихся под массивной лапой деревьев.

Подобные мысли заставили Хал ерзать на месте, она машинально погладила шею. Просто убедиться. Тот вой. Именно он вызвал подлые ощущения на коже. Поначалу показалось, что это был просто сон, оно и неудивительно – прошлой ночью она сражалась с вервольфом, - и воспоминания могли отложиться на подсознательном уровне. К тому же прошло совсем немного времени со дня, когда они с Аленой наткнулись на стаю – слишком много ликанов в одном месте. Хал то и дело вспоминала как наяву их клыки, их горящие глаза, и конечно она думала об этом перед сном. Неудивительно, что вой мог ей присниться.

Но теперь, глядя на выпученные глаза жены Варина, она понимала: вой скорее всего был таким же реальным, как это собрание. Но если зверь настолько обнаглел, что позволил себе терзать скот фермеров, ему надо преподать урок. Такое не должно повториться.

Хал вопросительно посмотрела на подругу. Лицо Алены выражало холодную уверенность, словно та уже была на охоте.

Они встали вместе. Хал уже чувствовала легкое покалывание на кончиках пальцев, ее взгляд лег на ручку двери в тот самый момент, когда дверь распахнулась.

Хозяин гостиницы Шоран и его жена Эльза зашли в приходской зал.

- Звоните в городской колокол, - крикнула Эльза.

- Ее больше нет, - Тихо сказал Шоран.

- Она мертва, - внесла ясность его жена, - убита.

Зыбкий порядок, которого с таким трудом сумел добиться старейшина Колман, улетучился – все собравшиеся тут же вскочили на ноги и зашумели.

- Бедная девочка, - вопила Эльза, - кровь была повсюду. Даже не представляю, что он сделал с ее телом. Я знала, что он сумасшедший! С того самого момента, как они появились в городе.

- Палтеры, - прошептала Хал Алене, и та кивнула в знак согласия.

Было очевидно, о ком идет речь. Палтеры были единственными гостями в городишке, они остановились в отеле, который уже месяца три не принимал гостей – их просто не было. Хал и Алена первыми встретили катара и его жену около недели назад глубоко в Уленвальде. Те как могли отбивались от двух волков, упыря и живого дуба, явно утратившего всякий рассудок. Тогда охотницы помогли незнакомцам.

Art by Jaime Jones

Хал едва заметно улыбнулась, припомнив, как лихо Алена тогда справилась с деревом. Что ни говори, а опытный следопыт, какой была ее подруга, заметно усовершенствовала свои боевые навыки за последний год. Хал бы даже не удивилась, если бы Алена в одиночку разделалась с огромным скаабом.

Тогда Палтеры поблагодарили охотниц за помощь. По крайней мере, мистер Палтер это сделал – его жена все еще была в шоке. Еще бы, не каждый день тебе выпадает испытание, каких в достатке в темных уголках древнего леса. Мистер Палтер, который представился катаром Совета Лунарха, тогда проявил немалый энтузиазм, пытаясь вручить им оберег, который, по уверениям самого мистера Палтера, не раз выручал его на службе в качестве стража мавзолея. Хал и Алена, конечно, приняли подарок, но лишь из вежливости – сами они давно не верили в необходимость подобных безделушек.

- Звоните в колокол, - еще раз скомандовала жена Шорана, - в нашем городе убийца.

Хал не верилось, что мистер Палтер был способен на убийство – он производил впечатление доброго человека, любящего свою жену. Другое дело, что тут опять же мог быть замешан оборотень.

- Пойдем, - прошипела Алена и потянула подругу к двери, которая теперь была распахнута.

Хал и Алена легко проскользнули сквозь толпу, не привлекая лишнего внимания. По роду своих занятий подруги привыкли двигаться быстро, не делая лишних движений. Пара шагов, и вот они уже на улице.

- Итак, он…, - начала Хал.

- Или они, - сказала Алена.

- Да, или они, – исправилась Хал и продолжила размышления, - это может быть работа стаи. Еще одной. Это значит, что поблизости две стаи волков, чего не случалось уже довольно давно. Как бы то ни было, один ликан или несколько дважды за ночь атаковали Гатстаф. Первый раз – на ферме Варина…

- И второй – в гостинице Шорана.

Хал резко остановилась и, глядя под ноги, прикрыла рот рукой. В ее голове только что сложилась головоломка.

- В чем дело?

- Это слишком невероятно, чтобы быть правдой, - Хал старалась не спешить с выводами, - но даже если горожане далеки от истины в случае с коровой, возможно, они не так уж и не правы в случае с катаром.

Алена вопросительно наклонила голову.

- В гостинице…, - медленно произнесла Хал.

- В гостинице, - отозвалась Алена, и было видно, что в ее голове были похожие мысли, - в комнате Палтеров… за закрытой дверью.

- И никто не говорил о выбитых стеклах, - заключила Хал.

Они вместе повернули к гостинице Шорана.


Звон городского колокола продолжал разливаться по окрестностям. К сожалению, местным жителям было невдомек, что тревогу надо бить совсем в другом месте.

[Village Bell-Ringer] | Art by David Palumbo

По звуку Хал казалось, что сама Эльза Шоран примерила роль звонаря и теперь лихо управлялась с колоколом. Если дело и правда обстояло именно так – оно и к лучшему. Пусть лучше визгливая миссис Шоран разбирается с колоколом и сжигает накопившуюся энергию в спорах со старейшинами, чем путается под ногами, пока Хал и Алена будут осматривать комнаты гостиницы.

Они прошли мимо стола портье и оказались в холле. Хал кивнула на единственную приоткрытую дверь – без сомнений, это хозяин гостиницы и его жена не заперли ее выбегая из комнаты, где было совершено убийство. Хал зашла в помещение первой, Алена последовала за ней, стараясь не прикасаться к двери.

Металлический запах крови ударил в нос и застрял где-то в районе горла.

- Вот как, - прошептала Хал, осторожно переступая от входной двери к постели, стараясь не трогать ничего, кроме скрипучих половиц. Она почувствовала, что Алене не по себе. Несмотря на то, что свечи были потушены, а окна зашторены, в комнате было достаточно света, чтобы охотницы могли разглядеть огромную лужу крови на полу. Алена была не из тех людей, что падают в обморок при виде крови или попросту ее боятся. Сейчас она просто старалась сконцентрироваться, это было видно по ее неподвижной позе. Хал успела даже перенять эту привычку и сейчас постаралась сделать то же самое – она замерла, прислушиваясь к собственным чувствам. Хал смотрела на темную лужу на полу, и ее мысли обратились к женщине, которой принадлежала эта кровь. На какой-то момент ее стало жалко. Миссис Палтер была невинна, у нее отнял жизнь тот, кому она доверяла. Какими ужасными были последние моменты ее жизни, как, наверное, страшно осознавать, что твой конец уже совсем близок. Но все эти лирические отступления не принесут никакой пользы. Хал должна сосредоточиться.

Осторожно, чтобы не потревожить ни одну капельку крови, Хал двинулась по часовой стрелке, Алена двинулась в противоположном направлении. Три улики были очевидны: разорванное кружево, огарок свечи и серебряная пуговица, именно она привлекла внимание Хал.

- Поправь меня, если я ошибаюсь, - сказала она Алене, когда они сошлись на другой стороне комнаты, - но, по-моему, один наш знакомый катар носил зеленый жилет с тремя такими вот пуговицами, когда мы встретили его в первый раз.

- Боюсь, твоя память безупречна, как всегда, - взгляд Алены был мрачен.

- Значит, было так: он обратился здесь, в этой комнате, убил свою жену, а после направился к ферме Варина. Там он убил снова, а затем скрылся в лесу.

- Похоже на то, - ответила Алена, но по голосу было слышно, что она не до конца уверена.

- В чем дело? Почему ты сомневаешься?

Алена молча кивнула на лужу крови.

- Не могу не задаться вот каким вопросом: смотри, сколько тут крови, на двоих хватило бы. А где все остальное? Где кости, обрывки одежды, клочья волос. Все, что не пожрал бы зверь.

Хал сделала шаг назад, чтобы оценить ситуацию новым взглядом. Алена задала правильный вопрос, но прежде, чем Хал нащупала ответ, кое-что привлекло ее внимание. Она посмотрела за спину Алене, разглядывая шкаф со сломанной дверью, так что можно было увидеть, что внутри. Алена проследила направление взгляда подруги и поспешила повернуться, едва успев поднять брови. Несколько секунд они стояли неподвижно, пытаясь осознать, что происходит. В шкафу стоял стул. Самый обычный, ничем не выдающийся стул. Странного в нем было только то, что он стоял в шкафу. Одного этого факта, конечно, было недостаточно, чтобы взволновать двух опытных охотниц. К стулу были прикреплены ремни, несколько десятков. И еще замки: один на сидении и два – на подлокотниках.

- Здесь он пережидал, - резюмировала Алена.

- Он знал.

- Ну конечно, он знал, - голос Алены был резким, - мы должны остановить его. Мы должны…

Она не закончила, так как хал всего парой стремительных движений обхватила ее и толкнула в укрытие тени вместе с самой собой. Так они и замерли. За долгие годы они отлично научились это делать – синхронизовать и замедлить дыхание, чтобы даже самые проницательные звери не могли их обнаружить.

Внимание Хал привлекла тишина. Точнее сказать, отсутствие шума, который до того доносился с улицы. Теперь все было спокойно, колокол больше не звонил, разгневанных голосов слышно не было. Это значит, что расследование убийства миссис Палтер началось. Несколько мгновений спустя эта догадка подтвердилась, доказательством тому послужили топот ног и сдавленные голоса где-то неподалеку. Горожане явно приближались к комнате, в которой теперь прятались охотницы.

Скрип двери означал, что Хал и Алена уже не смогут выйти тем же путем, которым пришли, по крайней мере так, чтобы не вызвать подозрений. Как правило, девушки старались избегать лишних столкновений с местными жителями без крайней на то необходимости. Горожане терпимо относились к следопытам, когда те приходили в Гатстаф, так как девушки нередко помогали им пробраться через Уленвальд. Но Алена и Хал жили в глубине темного леса, и это тоже все держали в голове. Они были «другими», их боялись и недолюбливали, поэтому встреча на месте убийства вряд ли принесет что-то доброе.

Алена кивком головы указала на окно в соседней комнате. По счастью оно было открыто и вело в сад. Идеально. Хал в очередной раз улыбнулась способности Алены находить выход в сложных ситуациях. Но шкаф все же надо прикрыть – ни к чему местным видеть такие ужасы, им и без того забот хватает. Пусть пока думают, что это они охотятся на убийцу, а не наоборот, а Хал и Алена позаботятся об их безопасности. Уленвальд вместе со всеми его ужасами – дело следопытов, и уж они-то разберутся с этим оборотнем.

Девушки нырнули в окно как раз в тот момент, когда в комнату вломились две дюжины мужчин и женщин, их звучные голоса заняли все свободное пространство. Хал и Алена ушли незамеченными.


Времени было совсем мало. Солнце уже поцеловало горизонт, когда следопыты добрались до своего убежища в Уленвальде. Быстро, но внимательно, девушки снарядились серебром. Маленький серебряный кинжал был в сапоге у каждой, ведь глупо быть неподготовленной к встрече с оборотнем, но и полную амуницию до последнего времени носить с собой было не нужно. А оружия было немало: стрелы, кинжалы разной длины, мечи, копья. И все из сплавов серебра.

[Silver-Inlaid Dagger] | Art by Austin Hsu

Собравшись, они покинули свой дом. Двигаясь как одно целое, охотницы быстро миновали лабиринт зарослей терновника, который Хал высадила в качестве защитной меры, и оказались в самой чаще леса.

Алена первой напала на след катара. Так часто бывало, обоняние ее было невероятно острым, так что опередить ее было очень непросто. Хал почувствовала запах на несколько мгновений позже, и вместе они пошли по следу ликана-убийцы.

Следы петляли среди сплетенных деревьев, образуя широкие круги. То ли зверь был не в себе, то ли двигаться так его заставляла какая-то внутренняя борьба. Хал была уверена, что такая же борьба заставила его оставить свою жизнь в Гевони. Скорее всего, он убивал и там. И, видимо, не раз. А, осознав, какое зло он причиняет окружающим, не смог смотреть в глаза знакомым людям и бежал. Для оборотня это вполне нормальное поведение, куда более странно, что он взял с собой жену. Чистая душа. Хал не могла принять для себя такой поступок, а ведь при первой их встрече он произвел впечатление доброго и отзывчивого человека. Интуитивно почему-то хотелось оправдать катара. Быть может, он хотел уберечь миссис Палтер от слухов и сплетен, которые поползут по городу, ведь все тайное рано или поздно становится явным. Быть может, он хотел подарить ей новую, спокойную жизнь, в которую и сам верил. А может, он планировал изолироваться в лесу, или того хуже. Хал представила, что бы она делала, передайся проклятье ликанов ей. Она просто не смогла бы подвергать Алену такой опасности. Она бы ушла. Далеко, настолько, что даже самый опытный следопыт в мире не отыскал бы Хал ни при каких обстоятельствах. Не важно, как сильно болело бы при этом ее сердце. Какая жалость, если именно это хотел сделать мистер Палтер. Хал невольно почувствовала симпатию к этому человеку, которая, впрочем, улетучилась, как только она вспомнила об огромной луже крови миссис Палтер на полу гостиницы. Чего бы ни хотел катар, он не справился, и теперь его жена мертва.

Тем временем следы тоже менялись. Еще минуты назад охотницы шли по следу человека, и вот на земле уже видны отпечатки лап волка. Так они добрели на перекрестка… на котором следы расходились в разные стороны. В свете серебряной луны это было очень четко видно.

[Paraselene] | Art by Ryan Yee

Похоже, что оборотень направился в разные стороны. Не одновременно, конечно. Вероятно, сначала он пошел в одну сторону, а после, по каким-то загадочным причинам развернулся, и пошел обратно.

- В Гатстаф на запад или в глубь леса, на восток, - сказала Алена, - похоже нашего волчка терзают смутные сомнения.

Хал кивнула. Не удивительно, что подруга высказала ту же самую теорию, уже очень давно они мыслят одинаковыми категориями.

- Ну что, - ответила Хал, - и в какую сторону он пошел сначала? Где он сейчас?

- Он мог направиться в город, подчиняясь инстинктам, но потом преодолеть себя и отступить, - предположи Алена.

- Или он мог стараться уйти подальше от города, но все же поддаться волчьей сущности и повернуть обратно.

- Мы должны… - начала Алена.

- Отправляться в город.

Они побежали.

Они вышли из леса прямо к ферме мистера Варина. С одной стороны, это неудивительно: оборотни часто возвращаются на место, где они уже кормились. Но есть одно «но». Судя по описанию, полученному от жены Варина, зверь не питался, это было нечто другое, иначе зачем бы ему таскать тело животного, да еще и так долго? Аппетит нагуливал?

Хал шла по следу, и чем дальше, тем более странная вырисовывалась картина: все это было слишком сложно для животной сущности оборотня. Почему бы просто не пожрать? Быть может, он боролся со своим звериным началом? Ведь он был хорошим человеком, добрым, в церкви служил, опять же. Его мотивы, похоже, всегда были благими, даже когда он выживал из ума.

- Я больше не чувствую его запах, - слова Алены вернули Хал к реальности ровно тогда, когда она решила, что намеренья ничто без поступков, а Палтер убил свою жену, и за это сам заслуживает смерти.

- Убийство! Тут еще одно убийство! – истошный голос Эльзы разрезал тишину ночи, - Это звонарь! О, бедный Оруэлл.

А потом снова зазвонил колокол, и было вполне очевидно, что сама Леди Эльза орудовала веревкой.

Алена и Хал не теряли времени даром. Еще до того, как эхо разнесло голос по округе, следопыты уже бежали сквозь тьму, в поисках укрытия. Народ начал собираться вокруг колокольни, и тут уже не было никаких сомнений в их правоте, это дело рук Палтера. Оборотень убил снова.

Как будто в подтверждение мыслей Хал, из Уленвальда раздался волчий вой. Без лишних слов следопыты бросились в сторону леса, но прежде Хал все же кинула взгляд через плечо. Как будто что-то не так с происходящим вокруг. Но времени на подобные отвлечения все равно нет, время охоты.

Они вошли в лес со стороны фермы Варина и сразу наткнулись на отпечатки лап огромного волка. Свежие. По следу они углублялись все дальше в лес, и Хал отлично понимала, куда они направляются – в Авабрюк, забытую столицу, пристанище духов и ликанов-падальщиков. Возможно, сегодня им предстоит драться не с одним врагом. Хал положила ладонь на рукоять серебряного кинжала. Холодная сталь приятно обожгла руку.

[Forest] | Art by James Paick

Внезапно Алена остановилась как вкопанная, и Хал пришлось приложить немало усилий, чтобы не налететь на подругу. Алена смотрела в одну точку. Хал проследила за направлением ее взгляда и сама замерла, не в силах пошевелиться. Прямо перед ними на лесной почве лежало тело звонаря. Оруэлл был бледным, будто в нем не осталось ни капли крови, но видимых повреждений видно не было. Руки и ноги были раскинуты в разные стороны, словно их кто-то специально так положил. Трава вокруг была примята так, будто тащили что-то тяжелое.

Что-то не сходилось. Тела вообще не должно быть. Зверь должен питаться.

Следопыты приготовились к возможной атаке и продолжили осмотр места. Хотя, Хал не обязательно было внимательно рассматривать следы на земле – они такие же как на ферме Варина. Бессмыслица какая-то. Это что, какой-то ритуал? Или Палтер все еще противится своему желанию убивать? Да что же он за оборотень такой?

Хал посмотрела на Алену, но та уже повернула голову в другую сторону, глядя вглубь леса, на опушку, освещенную серебряной луной. Хал подошла ближе и тоже это увидела – второе тело. Следопыты подошли ближе, чтобы рассмотреть труп. Миссис Эвелин. И та же самая картина: бледность, граничащая с прозрачностью, примятая трава, раскинутые руки. Чуть поодаль в точно такой позе лежало третье тело. Старейшина Соломон.

- Это она, должно быть…,- начала Хал

- Проводила обряд смерти, - закончила Алена.

- Похоже, она толком даже не приступала, - Хал показа пальцем на деталь одежды старейшины Соломон, и рука ее задрожала. Кружево. Точно такое же, как они видели в гостинице на полу, залитом кровью. На манжете рукава как раз не хватало небольшого фрагмента.

- Если в гостинице жертвой была Старейшина…

- И если это ее кровь…

- То что же случилось с миссис Палтер?

К Хал тут же вернулось скребуще-ползущее ощущение, оно двигалось от поясницы к основанию черепа, наполняя холодом все тело. Девушка изо всех сил старалась не дать дрожи разойтись по всему телу. Картину дополнил волчий вой.

- А как насчет мистера Палтера? – Хал постаралась придать голосу больше уверенности.

- Самое время разобраться, - ответила Алена и, не теряя времени, бросилась на звук воя. Подруга последовала за ней.

Пока они бежали, Хал обратила внимание, что они движутся параллельно чьему-то следу. Она приняла чуть правее, чтобы разглядеть след получше – отпечатки тяжелых ботинок Палтера. В голове что-то щелкнуло.

- В чем дело? – даже на бегу, даже спиной и на расстоянии в дюжину метров Алена почувствовала изменение настроения подруги.

- Момент трансформации, - мысль бежала быстрее ног, пытаясь собрать воедино кусочки головоломки и дать ответ на вопрос, которого Хал не знала, - если он обернулся там, глубже в лесу…

- Так и было, - отвечала Алена между глубокими вдохами, - мы обе видели доказательство – человеческие и волчьи следы.

- Нет. Мы видели отпечатки ботинок и отпечатки лап. Отдельно.

- И? – Алена теряла терпение.

- Но если бы они принадлежали бы одному человеку, то где бы оказались сейчас сами башмаки?

Алена немного сбавила скорость, это было трудно заметить, но Хал поняла, что завладела вниманием подруги. Она показала на следы, - и откуда тогда здесь отпечатки ботинок?

Алена уставилась на землю, пытаясь переварить услышанное.

- А что если, - начала Хал, будучи совершенно уверенной, что напарница завершит мысль за нее.

- Это не мистер Палтер? – закончила Алена.

- Что, если оборотень…, - имя мистера Палтера застыло на губах в момент, когда следопыты добрались до места, откуда была виден холм с небольшой полянкой на вершине, а на самой полянке находилось что-то вроде алтаря из искореженного камня.

Art by Andreas Rocha

Алтарь был неровным, грубым, сделанным как будто второпях. Мистер Палтер лежал на алтаре. Прямо перед ним, в капюшоне, накинутом на голову и закрывавшем лицо (как это было в день их первой встречи) стояла миссис Палтер. Ее руки были подняты вверх, губы что-то шептали. Язык был очень похож на речь демонов. Среди прочих слов выделялось одно: «Ормендаль».

- Бис, пожалуйста, - сердце Хал дрогнуло, мистер Палтер все еще был жив.

- Молчи, - его жена сплюнула и подняла кинжал.

Хал и Алена рванулись к полянке. Миссис Палтер услышала их слишком поздно – как раз в момент, когда ее сбили с ног и прижали к земле. Женщина оказалась намного сильнее, чем казалась на первый взгляд, но две охотницы все же довольно быстро смогли ее обездвижить. Алена отобрала кинжал.

- Нет, - крикнул катар, - не делайте ей больно.

- Но она только что хотела тебя убить, - Хал недоуменно уставилась на мужчину.

- Отпустите ее! Пожалуйста! Она просто не понимает, что творит.

- Это она, верно? – спросила Алена, - Это она убила всех тех людей?

Катар не стал спорить.

- Кровь на полу в вашей комнате принадлежит старейшине Соломон, верно? Ты знал, на что она способна и поэтому увез ее из Гевони, и вы оказались в Гатстафе. Ты пытался держать ее связанной в шкафу, но ремни не могли справиться со злом, которым она была одержима, - Алена вываливала одну горькую правду за другой, - а потом она попыталась убить в первый раз. На Ферме Варина, но ты смог ее остановить. Как бы то ни было, ты утратил контроль. Ты следовал по ее следам через весь Гатстаф, и все, что тебе оставалось делать – это собирать трупы, чтобы спрятать их. Три тела, мистер Палтер. Она убила троих.

- Это моя вина, - тихо сказал катар, - моя вина. Я в ту ночь охранял мавзолей, и что-то вырвалось наружу, просочилось в мир живых. Я должен был это остановить.

По этому поводу Хал очень сомневалась. Ормендаль, имя которое она уже слышала прежде. И судя по тому, что говорили об этом демоне, один страж мавзолея, будь он даже самым могучим и опытным, не смог ни остановить, ни даже задержать его хотя бы на секунду.

Art by Min Yum

И снова сердце Хал смягчилось к доброму катару. Однако этого было недостаточно, чтобы отпустить его жену. Женщины, которую он когда-то любил, больше не существует, как ни жаль это признавать. Палтеру это принять или понять будет еще сложнее. Хал кивнула Алене, удерживавшей женщину, и та уже занесла кинжал для удара, но в этот момент еле живой катар собрал все оставшиеся силы и бросился на охотниц.

Секундного замешательства Алены оказалось достаточно для того, чтобы миссис Палтер смогла освободиться от захвата. Она вскочила на ноги, и Хал почувствовала, какая сила заключается в жене катара. Одержимая демоном женщина завизжала, и не было в этом визге ничего общего с волчьим воем. Что-то не сходилось. Следопыты совершенно точно видели волчьи следы, но если это был не катар, то кто же?

Размышления Хал были прерваны невыносимо быстрым движением. Бой с миссис Палтер предполагал все возможное внимание, ведь она двигалась быстрее, чем Хал в принципе могла себе вообразить.

Прежде, чем охотницы смогли добраться до миссис Палтер, та вонзила кинжал в грудь мужа, и даже когда они схватили ее, сил женщины хватила для того, чтобы нанести второй удар. Послышался булькающий звук льющейся из груди катара крови.

Миссис Палтер была невероятно сильна: сделка с демоном не пропала даром. Даже одну руку женщины охотницам приходилось держать вдвоем. На стороне Хал и Алены был многолетний опыт и многие литры пота, пролитые на тренировках и в сражениях. Похоже, сейчас все сведется к старому доброму кулачному бою. Женщина дергалась, вырывалась, и в какой-то момент капюшон слетел с ее головы. Хал не видела лица жены катара со дня их первой встречи и теперь невольно вздрогнула. Это было уже не человеческое лицо, а искаженная скверной загробного мира маска, на которой застыло выражение ненависти ко всему живому. Миссис Палтер улыбнулась (что само по себе было из ряда вон) и ее глаза поменяли цвет с бледно-голубого на обсидианово-черный. Хал успела бросить короткий взгляд на подругу, которая изо всех сил старалась удержать противницу, но спустя лишь секунду поняла: миссис Палтер собрала слишком много демонической силы. Жена катара с силой отшвырнула следопытов.

В лицо Хал ударил воздух, а спустя несколько мгновений она врезалась в дерево. Боль за долю секунды электрическим импульсом разбежалась по всему телу, уделяя особое внимание плечам и спине.

Следопыт постаралась встать, постаралась заставить тело работать как обычно. Тщетно. Хал пыталась сфокусировать зрение в одной точке, но мир перед глазами двоился. Боль кузнечным молотом опускалась на ее мозг с завидной периодичностью. Она посмотрела на Алену – та пропускала удар за ударом.. Шансов на успех почти нет, как у девушки больше нет сил защищаться. Охотница упала, а миссис Палтер достала кинжал и потянулась клинком к шее Алены.

- Нет! – взвыла Хал. Она не могла побороть собственное бессилие, и сейчас ее подруга умрет. Из-за нее.

Собрав последние силы, Охотница бросилась вперед, но недостаточно быстро. Клинок опустился.

Никто не услышал крика Хал, который утонул в зверином рыке. Кинжал так и не добрался до шеи Алены, а сама ведьма была отброшена в сторону всего одним взмахом лапы огромного волка.

Алена откатилась в сторону, ближе к Хал, и вместе они все же смогли подняться на ноги и принять подобие боевых стоек, направив кинжалы на жену катара. Но это было уже лишним. Волк управился за несколько секунд, и когда последняя капля демонической силы покинула безжизненное тело женщины, та просто рухнула к ногам охотниц. Так Хал и Алена остались плечом к плечу против огромного оборотня.

Прежде, чем они успели что-то сделать и даже раньше, чем они подумали о чем-то, слева из-за деревьев раздался звериный рык. А потом справа. Спереди и сзади. Там и тут в темноте горели желтые хищные глаза. Сколько их здесь? Дюжина? Еще больше?

Art by Scott Murphy

Хал чувствовала волнение напарницы. Алена была напряжена, что для нее было совсем не характерно. Хал смотрела в глаза самого крупного ликана, того, что стоял прямо напротив. Если сегодня им суждено погибнуть, без боя они не сдадутся.

Но когда охотница уже готова была нанести первый удар, оборотень сменил форму, причем сделал это настолько стремительно, что Хал едва успела это заметить. На месте зверя теперь стояла стройная, подтянутся женщина. Свет серебряной луны отражался от ее кожи, светился в глазах, играл в волосах. Никогда еще Хал не видела, чтобы ликан оборачивался человеком перед боем. Никогда. Это было немыслимо. Но сейчас именно так и произошло.

Несколько секунд они стояли неподвижно, потом Хал, не теряя визуального контакта с незнакомкой, медленно опустила лезвие кинжала и положила его на землю. Алена вопросительно посмотрела на подругу, но, встретив уверенный взгляд Хал, поспешила последовать ее примеру.

Охотницам показалось, что они заметили легкий кивок обнаженной женщины, стоявшей перед ними, а потом она повернулась к стае. Волки дышали тяжело, они были готовы драться. Они были голодны. Незнакомка резко отрицательно кивнула. Одно короткое движение. Звери недовольно рычали, но ослушаться не смели. Спустя несколько секунд стая скрылась за деревьями Уленвальда.

Охотницам было как-то не по себе наедине с обнаженной женщиной, которая только что спасла им жизни. Хал откашлялась. Она хотела было сказать «спасибо», но слова не шли. Вместо этого она отстегнула плащ и протянула его незнакомке.

- Спасибо, - сказала женщина, накидывая одежду на плечи.

- Это тебе спасибо, - обрела, наконец, голос Хал.

- Я сделала это не для вас. Я выслеживала ее, - женщина кивнула на тело миссис Палтер, - и других ей подобных. Их стало слишком много.

- Так это были твои следы, - сказала Алена, - это ты сожрала корову.

Незнакомка проигнорировала эти слова, - если бы мне самой не надо было расправиться с этой нечистью, я не стала бы помогать вам.

Хал почему-то была уверена, что их новая знакомая ничуть не кривит душой.

- Но уж коли вы остались живы, то послушайте меня как следует, повторять я не стану. Перестаньте охотиться на мою стаю.

- На оборотней? - спросила Алена.

- Если вы не остановитесь, мне придется остановить вас самой. Я выслежу и прикончу вас, - не похоже было, чтобы женщина угрожала. Она просто констатировала факт.

- Это наш лес, - ощетинилась Хал, - Уленвальд под нашей защитой.

- Мы не пустим оборотней в наш дом, - продолжила Алена.

- Дело не в вас, - спокойно продолжала женщина, - хотя с вашей стороны очень глупо полагать, что вы двое сможете защитить лес от того, что скоро произойдет. Я бы даже не поставила на то, что вы сможете выжить. Оставьте это место. Оставьте Уленвальд нам.

- Никогда, - ладони Алены превратились в кулаки.

- Что произойдет? - беспокойно спросила Хал.

- Я не знаю.

Алена фыркнула, но Хал оставалась серьезной. Было что-то в это женщине, что заставляло прислушиваться к ее словам.

- Вернее, - продолжила незнакомка, - точно не знаю. Но я, как и вы, видела достаточно, - она кивнула на алтарь, - и кажется очевидным, что приближается нечто более опасное и страшное, чем оборотни. Скоро этот мир будет нуждаться и в нашей помощи тоже. И мы поможем. Острыми клыками, сильными мускулами. Быть может, мы – единственная сила, которая сможет противостоять грядущей беде.

- Мы будем сражаться с любой силой, которая угрожает Уленвальду, - сказала Алена, - а удивить нас ой как непросто..

Женщина вздохнула.

- Если останетесь, то встретите здесь свою смерть, - она сбросила плащ хал с плеч, - сегодня вы не погибли только потому, что вмешалась я. Вас спас оборотень, имейте это ввиду. Или нет, вам решать. Но помните: я очень советую вам уйти, и чем дальше – тем лучше. Убирайтесь из Уленвальда и больше не возвращайтесь. И молитесь, если умеете.

- Мы не…, - начала было Алена, но женщина уже обернулась волком. Ее трансформация не имела ничего общего с теми, что бывают у привычных охотницам оборотней. Все очень естественно и невероятно быстро. Что-то особенное было в ней. Волк что-то прорычал напоследок и скрылся в тени леса.

Хал и Алена остались стоять на залитой серебряным светом опушке где-то глубоко в лесу. И снова это чувство, как будто сама смерть гладит Хал по спине ледяной ладонью. Девушка не могла больше сдерживать дрожь. Это не из-за оборотней. Грядет что-то, чего Хал не знает и не понимает. Кажется, это называется ужас.

Алена посмотрела на подругу, надеясь найти в ее глазах решимость. Им пора было уходить, но Хал не знала, в какую сторону бежать.


Деревья и кустарники проносились мимо, но Арлин Корд практически не замечала их. Глупые люди, они так слепы. Неужели они думают, что она не убьет их, если придется? Они сильные, дикие, свободные. Эти качества Арлин очень ценила в людях. В другой жизни они могли бы подружиться, но в этой у нее не может быть друзей.

Art by Winona Nelson

Автор: Kimberly J. Kreines (оригинал статьи)
Перевод: Максим Лисовский


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.