Ошибка
OK
Информация
OK

Возрожденный Зендикар

Предыдущий рассказ: Последний рубеж.

Титаны Эльдрази уничтожены, и Зендикар спасен. Теперь четверо мироходцев, чьи усилия увенчались таким успехом, должны решить, что делать дальше.


[Oath of Gideon] | Art by Wesley Burt

Он сглотнул. Казалось, горло было увито колючками и крапивой. Должно быть, он храпел. В уюте своего спального мешка, укрытый сверху теплым одеялом из бычьей шкуры, Гидеон позволил глазам открыться. В палатке еще было темно, но он сбросил одеяло, и внешний холод обжег кожу даже в неподвижном воздухе шатра. Мурашки рассыпались по телу, пока Гидеон искал рубашку и пытался натянуть её в предрассветной темноте. Он плеснул в лицо водой из деревянной чаши, стоявшей на стуле у входа, и наконец закончил одеваться. Бурдюк с водой свисал с одной из опор шатра. Гидеон снял его, забросил на плечо, и отодвинул тяжелый полог палатки.

Он шагнул за порог, и блеск внутри шатра привлек его внимание. Он наклонил голову, вглядываясь, и очертания его нагрудника выступили из темноты в дальнем углу за спальным мешком. Там он и останется – вместе с поножами, наплечниками, щитом и суралом – по крайней мере, пока. Сейчас он не нуждался в них, и внезапно ощутил легкость, которую придавало их отсутствие спине и плечам. Это было приятно.

Как и мороз. Пронизывающий ветер принес холод с востока, и выдул последние остатки тепла, скопившиеся под одеялом. За звуками ветра Гидеон слышал плеск водопада, льющегося с парящих скал в другом конце лагеря. Небо на горизонте начало расцветать малиновым, и Гидеон глубоко вдохнул, наслаждаясь утренним воздухом, к которому примешивался едва уловимый запах лагерных костров.

Тогда он побежал, и пустой бурдюк лениво захлопал между лопатками.

Это было ритуалом – если можно назвать так занятие, которому он предавался всего три дня, - просыпаться до рассвета, и бежать, не тяготясь доспехами и оружием, не задумываясь о логистике и нуждах армии. Гидеон просто бежал, сосредоточившись на собственном дыхании. Единственной заботой было - следить, чтобы каждый следующий шаг неизменно следовал за другим.

Путь Гидеона пролегал по периметру опустевшего лагеря зендикарцев. Парящие острова окружали гигантский обветренный эдр, опрокинутый на один бок, и были связаны друг с другом многочисленными веревками и мостами.

[Island] | Art by Adam Paquette

Здесь, в месте, названном Небесной Скалой, жители Зендикара собрались в беспрецедентных количествах, чтобы вместе противостоять разрушению, распространяемому Эльдрази. Перед тем, как армия выступила к Вратам Моря, лагерь разросся настолько, что парящие клочки земли оказались не в состоянии вместить всех, и второй лагерь был разбит внизу, в тени Небесной скалы. Но с тех пор их число сократилось. Многие нашли свой конец в битве у Врат Моря, и теперь, когда титаны были уничтожены, с каждым днем все больше уцелевших обитателей лагеря покидали это место. Над его головой рассвет окрашивал в оранжевый цвет облака, тянущиеся по тусклому небу. Он провожал их глазами туда, где солнце грозило вот-вот пробить поверхность моря. Между ним и горизонтом лежали развалины Врат Моря. Даже в слабом свете раннего утра Гидеон видел то, что когда-то было стеной из сверкающего белого камня, увенчанной могучим маяком, а теперь превратилось в осыпающееся подобие самой себя – гнилой зуб в челюсти залива.

[Sea Gate Wreckage] | Art by Zack Stella

Врата Моря. Халимарская низина. Все случилось именно здесь. Гидеон воспроизводил в голове последовательность событий, которые привели к уничтожению Эльдрази, сопоставляя их с приметами ландшафта. Должно быть, именно так Джейс видит окружающий мир – сценарии, разворачивающиеся вокруг в ведомой ему одному логической последовательности. Джейс достойно проявил себя. Тогда, когда другие могли бы сбежать, он остался. Он оказался тем самым человеком, способным решить загадку силовых линий. А теперь клятва связала их и сделала братьями.

Мысли Гидеона перекинулись на Стражу Ворот. Эти четыре мироходца разделили с ним его взгляд на мир. Как и Джейс, Нисса, которую он узнал считанные дни назад, тоже посвятила себя спасению других миров, не ограничиваясь одним Зендикаром.

И наконец, Чандра. В конце концов она пришла. Конечно, она пришла.

Гидеон протопал по веревочному мосту, соединяющему два огромных парящих каменных осколка. Деревянные планки отчаянно содрогались от каждого шага. На другой стороне он на мгновение остановился, перехватил бурдюк и поднес его к губам, чтобы сделать глоток.

"Этим утром никуда не торопишься?" – раздался голос позади него. Слова прерывались ударами ботинок по деревянным ступенькам, и Гидеон обернулся. Мимо него пронеслась смазанная фигура. Вода из бурдюка расплескалась по его рубахе.

Тазри. Он улыбнулся и побежал следом. "Просто дал вам шанс нагнать меня, Генерал-Командор", - сказал Гидеон. Настала его очередь догонять. Он напряг ноги, пустившись во весь дух, и теперь в любой момент мог бы адресовать ей какой-нибудь жест через плечо. Но только сейчас. Несмотря на все его усилия, Тазри выдерживала темп. Ему это нравилось.

Двое солдат молча бежали рядом, прокладывая себе путь вокруг лагеря. Слышны были только удары ног и ровное дыхание.

Скоро лагерь ожил. Расцвели новые костры, и звуки армии, пробуждающейся к жизни, наполнили воздух. "Сегодня я поговорю с добровольцами", - сказала Тазри, не сбиваясь с шага. Гидеон повернулся к ней и проследил её взгляд – туда, где очередная группа уходящих, эльфы и коры, готовилась к своему путешествию в какой-то далекий уголок мира.

Уламог и Козилек были мертвы, но сообщения о их порождениях до сих пор продолжали поступать. "Как ты думаешь, сколько из них останутся?" – спросил Гидеон.

Тазри издала звук, нечто среднее между смешком и фырканьем: "Знаешь, у меня есть такое неприятное чувство, что через пару дней мы с тобой будем бегать вокруг этого места совсем одни".

"Может, тогда тебе следует поработать над своей речью?" – Гидеон улыбнулся ей, но она уже была где-то далеко. Она была в штабной палатке, и спорила с командирами над разложенными картами, она налаживала снабжение, она вела людей в бой в первых рядах. И произносила речи. Бремя командования. Теперь все это лежало на ней – Генерал-Командоре Тазри. И Гидеон не смог бы придумать лучшего выбора.

"А что насчет тебя, Гидеон? – спросила Тазри, - Могу я рассчитывать на твою помощь, чтобы смести оставшихся Эльдрази?"

Когда они снова встретились после побега из пещеры демона, Гидеон заметил перемену в Тазри. Это было нечто, что он не мог бы сформулировать – во всяком случае, тогда. Но теперь он видел, что это спокойствие. Ураган, который приходит вместе с положением командующего, кружился вокруг неё, но она не поддавалась. Она была готова противостоять ему столько, сколько понадобится. "Я в вашем распоряжении, командор", - сказал Гидеон.

"До тех пор, пока..." – слова Тазри повисли в воздухе.

"До тех пор", - подтвердил он. Гидеон не принадлежал Зендикару. Он появился здесь, чтобы помочь в борьбе против Эльдрази. Но другим мирам грозили другие опасности, и он, как и все Стражи, поклялся вмешиваться там, где другие оказались бы бессильны.

Их бег продолжился в молчании.

"Значит, до тех пор, - мгновение спустя сказала Тазри, - Я рада, что ты с нами". На этот раз улыбнулась она – и неожиданно рванулась с места, опередив Гидеона, замешкавшегося позади.


Две шершавые мозолистые руки вытянулись и легли на железо. На них почти не осталось засохшей крови, но под ногтями ещё виднелась красная кайма. Железо, к которому они прикасались, было не рукоятью меча, и не изогнутой поверхностью щита – это был холодный металлический бок большого котла. Руки ощущали его грубую поверхность, прикасались к толстым коротким ножкам, скользили по тяжелой крышке и неожиданно огромному половнику, свесившемуся набок, и наконец улеглись по обе стороны котла. Там, осторожно прижавшись к металлу, руки начали испускать тепло. Ровный жар потек из пальцев и ладоней в черное от сажи железо, и от металла – в холодное варево внутри.

Содержимое котла медленно нагрелось и наконец закипело, отчего задрожала крышка, и соблазнительные запахи вырвались наружу. Запах трав, сытных корней и сладких спелых луковиц – результат совместного творчества солдат Тазри, притащивших их с утреннего обхода. Обед готовили прямо на укреплениях, в том самом месте, где прежде высились титаны, и где они пали: поле битвы стало теперь просто полем.

[Oath of Chandra] | Art by Wesley Burt

Чандра отпустила округлые бока котла и, опираясь на руки, поерзала на своем не сильно удобном сидении. В одну руку она взяла огромный половник, а другой сняла крышку. Ей пришлось немного вытянуться, чтобы достать до края котла, и её очки запотели, как от дыхания. Она глубоко погрузила половник в суп, чтобы достать со дна хорошие куски, и зачерпнула щедрую порцию.

Она наполняла едой походные миски, пока очередь не подошла к концу. А когда разведчики Тазри принесли новых трав и кореньев, и снова наполнили котел, она согрела и его, и все получили по второй, а то и по третьей порции.

Чандра устала сидеть неподвижно, да и предмет, который она для этого выбрала, не производил впечатления, которого ожидаешь от хорошей мебели. Впрочем, выбирать ей особо не приходилось.

Когда солдаты унесли пустой котел, появилась Нисса с охапкой сложенных одеял в руках. Чандра криво улыбнулась, когда та свалила их, слоями грубой душистой шерсти, ей на колени. В задумчивых глазах Ниссы светились зеленые огни. Чандре нравились её осторожные движения и нежные прикосновения её рук.

Чандра посмотрела на груду одеял, закрыла глаза и сосредоточилась. Внезапно она обняла их, уткнувшись лицом в шерсть. И когда её ладони, почти отмытые от крови, прижались к грубой ткани, одеяла потеплели.

Пользоваться пиромантией в таких скромных масштабах, плести знакомое простое заклинание теплоты – после того, как, пусть короткий миг, она была проводником маны целого мира – ощущение было странным, но приятным. Чандра чувствовала себя так, как будто растянула некую абстрактную мышцу, которую не смогла бы найти, и на фоне прошлого это ощущалось…

Крохотным. Скромным. Правильным. Обратно, к огонькам маны и простым согревающим заклинаниям. Обратно к обыденности. В основном.

Пар тонкими прядями заклубился над шерстью. Чандра выпустила одеяла, и Нисса снова собрала их. Чандра следила за своим новым… союзником? Соратником? Нет. Друг – вот как мы обычно называем людей, которые спасли нам жизнь. Она смотрела, как Нисса идет между скоплениями палаток и импровизированных лежанок, неся с собой стопку магически согретых одеял. Одним за другим она окутывала ими дрожащие плечи больных, вместе с зендикарскими целителями и полевыми лекарями обходя лагерь.

Джейс не подошел сказать «привет». Чандра видела, его стоящим у эдра размером с валун, плотно закутавшимся в свой синий плащ. Он стоял неподвижно, но казалось, что он вышагивает туда-сюда вместе со своими мыслями: возможно, блуждая среди событий последних дней, воссоздавая их где-то в глубине собственной головы.

Наконец появился Гидеон с суралом у пояса. Этим утром на нем почти не было доспехов, но она заметила, что он, как и прежде, внимательно осматривает изрытую почву вокруг них, проверяет палатки, следит за веревками, удерживающими вместе Небесную Скалу – неизменно бдительный, на отдыхе и в гуще сражений. Он остановился рядом с ней, около её плеча: "Провели зачистку вместе с Тазри. Некоторые еще сопротивляются, но большую часть уже прикончили. Мы думаем, что на этом всё".

Чандра двинула его в плечо: "Отличная работа, Лорд-командующий-рыцарь-генерал".

Он просунул пальцы между ремней нагрудника: "Теперь просто Гидеон. Тебе правда удобно сидеть на этой штуке?"

Опираясь на руки, Чандра пошевелилась на своем шатком кресле и пожала плечами: "Я попросила, чтобы меня посадили сюда".

Он кивнул с отсутствующим видом: "Ты возвращаешься на Регату?"

"Я же уже все сказала. Когда поднимала вверх руку, и все такое".

"Я знаю, но ты все еще можешь вернуться, если у тебя там остались обязанности".

"Ты мне разрешаешь?" – хихикнула Чандра.

"Я имел ввиду, что здесь мы закончили. Пока что. Ты сделала свою работу. Мы можем собраться вместе, когда мы снова понадобимся".

Чандра ткнула его локтем под ребра: "Я в деле, Гидеон. Я теперь часть Стражей".

Он подчеркнуто не смотрел вниз, на неё: "Как твои ноги?"

"Эхх," - вздохнула она. Руки Чандры невольно легли на колени. Она почувствовала прикосновение – но лишь отчасти, словно ноги не до конца принадлежали ей, и стукнула носком по земле, чтобы доказать, что они слушаются её: "Чувствительность возвращается. Целители говорят, что это из-за того большого заклинания. Что я использовала резервы, к которым не следовало прибегать. Сказали, что через пару дней со мной все будет в порядке. Но я думаю – уже через несколько часов. Попробуй не дать мне потанцевать".

На мгновение брови Гидеона ассиметрично дернулись – жест, который он не смог до конца скрыть. Этот человек носил свои сомнения, как исподнее – скрывая их под многочисленными слоями силы и стали.

"Если бы ты не пришла… " – начал он и тряхнул головой..

"Ну, если бы ты не попросил…", - ответила Чандра. И снова ткнула его в плечо.

Гидеон стоял прямо, пытаясь высмотреть на горизонте что-то, на чем можно было бы остановить взгляд.

"Эй, - сказала Чандра, - Мы спасли людей. И сделаем это снова".

"Ограничься пока что этими маленькими заклинаниями, - сказал он, сжав её плечо. – Не перенапрягайся. Я пойду..." - он огляделся – ещё раз проверю Эльдрази". С этими словами он ушел.

Чандра руками подтянула бедра и перекрестила ноги. Она привалилась спиной к своему "креслу," которое выглядело как обожженная кость, но, при ближайшем рассмотрении, было совсем на кость не похоже. Она задумалась о том, какой частью черепа Уламога когда-то был этот фрагмент: возможно, он находился на спине, где мускулы титана взорвались осколками пустоты. Но она надеялась, что этот кусок находился спереди, между челюстями, был частью той костяной пластины, которая повернулась к ней, охваченная пламенем. Она откинулась назад и заложила свои шершавые мозолистые руки за голову.

[Oath of Jace] | Art by Wesley Burt

Джейс стоял рядом с огромным упавшим эдром, вдали от суетящейся толпы зендикарцев. Отсюда он видел то место, где сплетенный Ниссой узор силовых линий выжег отметину на дне ущелья. От неё исходило зеленое сияние. Он задумался, затянется ли она со временем.

Он видел, как Гидеон подошел к Чандре, все еще прикованной к своему нелепому трону, не в силах подняться на ноги после того, как превратила ману целого мира в одну-единственную вспышку пламени. Джейс подумал, затянется ли и эта рана. Он был уверен, что да.

Она сгорбилась на своем троне, сосредоточившись на тонкой пиромантии, манипуляциях теплом вместо пламени. Она просияла, едва увидев Гидеона, плечи расслабились, и даже её вечно непоседливые руки застыли неподвижно. Когда они оконили разговор, она выглядела чуть прямей. История знакомства Чандры и Гидеона, насколько он смог разузнать, очень напоминала его собственную. Как и он, Гидеон был послан в погоню за ней, чтобы вернуть украденный свиток. Теперь же она тепло приветствовала Гидеона, но на Джейса до сих пор смотрела с подозрением.

Может быть, в том, что делал Гидеон, и была некая магия, но Джейс так не думал. Он видел, как Генерал-Командор обходил свои отряды после сражения: здесь бросал пару быстрых слов, там опускал твердую руку на плечо, молча опускался на колени у свежих могил, и слушал поминальные речи. Где бы он ни появлялся, облегчение и надежда пускали свои ростки. Лидерство. Джейс задумался, действовало ли присутствие Гидеона на него так же, как и на всех остальных.

Джейс мог бы воспроизвести этот эффект при помощи телепатии, выудить из человеческих мыслей правильные действия и слова, которые могли бы дать им спокойствие и утешение. Заставить людей доверять себе. Но Гидеон не был телепатом, и это знали все. Гидеон просто знал, что следует сказать. Может быть, оттого это и работало. Возможно, Джейсу следует оставить харизму тем, кто действительно ею владеет, и сосредоточиться на том, чтобы вооружить Гидеона лучшей доступной информацией, дабы он мог спокойно принимать свои честные и пламенные решения. Джейс ощутил укол вины при мысли о том, что он уже строит планы того, как привлечь Гидеона на свою сторону в каком-то воображаемом столкновении. С другой стороны, только этим Джейс непрерывно и занимался. Строил планы.

Именно это и беспокоило его в нынешней ситуации. Плана не было. Два титана Эльдрази были мертвы – по-настоящему мертвы, о чем говорили расчеты Джейса, интуиция Ниссы и потроха Эльдрази, щедро рассыпанные по всей низине. Один титан оставался на свободе – возможно, все еще на Зендикаре, но скорее всего, за его пределами. Исчезнувшие союзники Уджина, Сорин Марков и литомант Нахири, так и не появились, да и сам Уджин еще не почтил своим присутствием сцену, на которой разыгралось падение титанов.

Новые друзья Джейса, видимо, с удовольствием помогали обитателям Зендикара, которые воссоединялись со своими семьями, оправлялись от чудовищных разрушений, и добивали последних порабощенных вампиров и почитателей Эльдрази, вместе с теми тварями из выводков титанов, которые уцелели в огне. Разумеется, все это было похвально. Но с этими задачами местные жители могли справиться самостоятельно. Союзники Уджина, местонахождение третьего титана, другие проблемы, вроде Кольчужной Завесы… с этими угрозами могли справиться только мироходцы. Только Стражи. В этом и заключалась вся идея, разве нет?

Крики дозорных вывели его из задумчивости: переливчатое уханье означало приближение летучего противника. Одно страшное мгновение Джейс всматривался в горизонт: там, едва заметный на фоне чистого голубого неба, виднелся светящийся крылатый силуэт.

Уджин.

"Не стрелять! – крикнул Джейс, вскакивая на ноги, - Он на нашей стороне!"

Во всяком случае, я на это надеюсь. Строго говоря, никакой уверенности у него не было, но Джейс точно не собирался позволить своим союзникам первыми открыть огонь.

Его крик услышали. Арбалеты опустились, огненные шары снова растаяли в ладонях. Уджин снижался над ущельем, направляясь прямо к Джейсу.

Гидеон, Чандра и Нисса поняли. Запыхавшийся Гидеон встал рядом. Нисса, казалось, выкристаллизовалась из подлеска, и даже Чандра неуверенно поднялась на ноги, пошатнулась, и сгорбилась, опираясь на длинную обожженую кость, как на посох. Все трое стояли рядом с ним к тому времени, когда сорокафутовое тело Уджина опустилось на истерзанную землю перед Джейсом, и осколки потревоженного камня полетели из-под когтей.

[Ugin, the Spirit Dragon] | Art by Raymond Swanland

"Что ты наделал?" – проревел дух-дракон. Джейса обдало волной жара. Гнев распалял внутренний огонь Уджина.

Несмотря на возражения Джейса, зендикарские солдаты окружили дракона. Его тон привел их в возмущение, в руках появились мечи и копья. Казалось, Уджин не замечал их – что, вероятно, было достаточно точной оценкой ущерба, который они могли бы ему причинить.

"Мы спасли Зендикар", - сказала Нисса.

"А что ты сделал? – спросила Чандра, - В смысле, за последнее время?"

Джейс сделал шаг вперед.

"Уджин, это был мой план. Остальные виновны только в том, что поверили мне. Если тебе это не нравится, можешь разобраться со мной и мной одним".

"Черта с два он может", - сказал Гидеон.

"Мы убили титанов вместе, - сказала Нисса, - и все вместе несем за это ответственность".

"Вообще-то, это я убила титанов, - заговорщически вставила Чандра, - но они мне помогали".

"Белерен, - сказал Уджин, - Объясни".

"Я действовал, исходя из той информации, которой располагал", - начал он, стараясь изгнать дрожь из своего голоса. Пусть Уджин был древним, мудрым и знающим, но тем не менее, он все же был драконом, и обладал соответствующими размерами и темпераментом. И зубами. "Мы приложили совместные усилия, чтобы заманить в ловушку Уламога, как и было условлено, но нашу работу прервал посторонний мироходец ради какой-то древней вражды. Полагаю, то, что мы этого не предвидели, можно простить".

Руки Ниссы сжались на посохе. Об Никсилис бежал, и Джейс знал, что это беспокоит её. Значит, допишем в наши межмировые обязательства.

"Прощаю, - сказал Уджин, - Продолжай".

"Другой неожиданностью было то, что Козилек все еще оставался на Зендикаре, - продолжил Джейс, - Факт, о котором ты либо не знал, либо умолчал. При всем уважении, ни один из этих сценариев меня не успокаивает".

"Пока сеть эдров находилась в таком ободранном состоянии, моя способность отслеживать титанов была ограничена", - заявил Уджин.

"Значит, третий может быть где угодно?" – спросил Гидеон.

"Я справлюсь, Гидеон", - вклинился Джейс.

"Ваша маленькая эскапада всполошила этот мир не хуже удара колокола, - сказал Уджин. – Я смог всесторонне изучить ситуацию, используя… её отзвуки. Эмракул ушла, и ушла довольно давно".

Джейс не был уверен в том, что ему следует испытывать: облегчение или ужас.

"Так или иначе, Козилек застал нас врасплох, - продоложил он, - У нас были два титана, чтобы с ними разобраться, не было времени на подготовку, и ни малейшего представления о том, как долго они останутся на Зендикаре. Ты сам говорил, что им нельзя позволить уйти".

"У вас не было причин думать, что они покинут Зендикар немедленно, - возразил Уджин. – Вы должны были попытаться снова заточить их".

"Напротив, - ответил Джейс, - у меня были причины полагать, что защитники Зендикара начнут действовать очертя голову, и спугнут их, несмотря на все мои доводы. В конце концов, один из наших союзников попыталась проделать именно это. У нас не было времени сооружать новую эдровую ловушку. Но среди нас была анимист, способная напрямую манипулировать силовыми линиями Зендикара без помощи эдров. Учитывая это… "

"Да, да, - прервал его Уджин, - Все логично. Вы могли сдерживать их, используя символ, но без эдров, чтобы вытягивать энергию и удерживать силовые линии на месте, вашей единственной возможностью было либо отпустить титанов на свободу, либо целиком втянуть в физиеский мир и уничтожить их".

Джейс моргнул.

"Ты сказал, что это невозможно".

"Я сказал, что это было невозможно для вас, - ответил Уджин, - и ты убедил меня в том, что не будешь пытаться, так что избавь меня от своего лицемерия".

"Подождите, - сказала Нисса, - Ты знал, что титанов можно убить? Ты знал об этом тогда, когда заточил их здесь?"

Уджин поднялся на задних лапах, возвышаясь над ними, точно школьный учитель.

"Вы уничтожили двух живых существ, которые были старше многих миров. Не зная ни их роли, ни их предназначения, ни влияния их жизни и их смертей, вы рискнули этим миром и неизвестными последствиями для всей вселенной, чтобы убить их. Просто потому, что могли".

В воцарившейся тишине прозвучал голос Чандры: "Именно так, черт возьми, мы и сделали".

Уджин опустился на все четыре лапы со звуком, напоминающим тяжелый вздох.

"Во всем Мультиверсе не найти силы более опасной и непредсказуемой, чем мироходцы", - сказал он, покачав рогатой головой.

"Что произойдет дальше?" – спросил Джейс.

"Неизвестно, - ответил Уджин, - Насколько мне известно, еще никто не убивал титанов Эльдрази. У меня есть теории о том, что они такое, и что может произойти теперь, когда двое из них мертвы. Если хотите, можете считать это победой. Я, со своей стороны, буду изучать их останки – и готовиться к будущему".

Друзья Джейса выразили своё отвращение.

"Позволь мне работать с тобой, - сказал Джейс, - Изложи мне свои теории о природе Эльдрази. Вместе…"

"Ты, Джейс Белерен, - оборвал его Уджин, - зарекомендовал себя предельно самонадеянным и ненадежным партнером. Если ты настаиваешь на том, чтобы помочь мне, то лучшее, что ты можешь сделать, это исчезнуть. Немедленно".

"Как насчет твоих старых союзников, - поинтересовался Джейс, - Как насчет Боласа?"

"Я не стану препятствовать твоим исследованиям, - сказал Уджин, - но рекомендую иметь ввиду, что Сорин Марков и Никол Болас будут куда менее снисходительны".

Уджин обвел рукой окружающих его зендикарцев, ущелье и останки титанов.

"Вели своим людям не вмешиваться в мою работу. Если я захочу фрагмент одного из тел, я получу его. Если я захочу, чтобы что-то осталось на своем месте, оно останется там".

Чандра чуть сдвинулась, встав между Уджином и обломком черепа Уламога, который использовала в качестве кресла.

"Тебе придется обсуждать это с ними", - сказал Гидеон.

"Сомневаюсь, что ты действительно этого хочешь, - Уджин выдохнул облачко опаляюще жаркого воздуха. – Прощайте, титаноубийцы. Надеюсь, в следующий раз мы встретимся при более спокойных обстоятельствах – или же не встретимся вовсе. Меня устроит и то, и другое".

С этими словами огромный дракон поднялся в воздух и описал круг над опустошенной низиной Халимар.

"Все прошло не так уж плохо",- сказала Чандра.

Джейс спрятал лицо в ладонях.

Гидеон подал знак, Чандра, Нисса и прочие зендикарцы медленно повернулись и пошли прочь, обратно к своим занятиям. Тогда он сел на камень рядом с тем местом, где стоял Джейс.

Джейс взглянул на него с высоты своего роста, и сел рядом.

"Похоже, наши неприятности еще не кончились", - сказал Гидеон. Сидя, он был лишь немногим выше Джейса.

"Это так", - подтвердил Джейс.

Он вкратце рассказал Гидеону о драконе-мироходце Николе Боласе, который стоял за освобождением Эльдрази, о Сорине Маркове и литоманте Нахири, которые в свое время помогли поймать в ловушку Эльдрази, и которые, по мнению Уджина, все еще были живы.

"Я знаю, что мы ещё не закончили здесь, - сказал Джейс, - но…"

"Клятвы, которые мы дали, - ответил ему Гидеон, - они не во всем были похожи, ведь и мы не во всем похожи друг на друга. "

Этот факт не ускользнул от внимания Джейса. Это был способ связать одной клятвой четырех очень разных людей – по крайней мере, до тех пор, пока не придется выбирать между "миром и справедливостью" и "благом Мультиверса". Но с этим они смогут разобраться, когда придет время.

"Я должен остаться здесь, пока я не буду уверен в том, что обитатели этого мира в безопасности, - продолжил Гидеон, - Полагаю, Нисса останется, пока не удостоверится, что жизнь в этом мире будет продолжаться. Чандра… ну, за неё говорить я не возьмусь". Он усмехнулся.

"Но мы должны вовремя узнать о приближении новой угрозы, а не только прибираться после схватки с предыдущей".

"Да! – воскликнул Джейс, - Ты понимаешь ценность новых разведданных".

"В полной мере, - подтвердил Гидеон, - Что, по-твоему, должно стать нашей главной задачей?"

"Болас пугает меня, - сказал Джейс, покачав головой. – Я бы не стал встречаться с ним лицом к лицу, пока не узнаю сильно больше о том, что происходит. И у нас нет способов выследить третьего титана, или угадать, куда она могла отправиться. Остаются союзники Уджина, Сорин и Нахири. Я отправлюсь в Иннистрад и найду Сорина. Не уверен, что он поможет нам сильно больше, чем Уджин, но уж никак не меньше".

Гидеон медленно кивнул.

"Я доверяю твоему суждению, - сказал он, глядя в глаза Джейсу. – Когда ты сможешь отправиться?"

"Сегодня, - сказал Джейс, - Мне надо собрать припасы, раскопать немного данных о Сорине, и я буду готов".

"Хорошо, - сказал Гидеон, - Мы будем здесь".

Он встал, воздержался от хлопка по плечу, которым обычно подкреплял отданные людям приказы, и пошел прочь.

Отдавать людям приказы… У Джейса не было ощущения, что ему отдали приказ. Разве он только что…

Будь я проклят, - подумал Джейс. На нём это тоже сработало.


[Oath of Nissa] | Art by Wesley Burt

В темноте Ниссе стало сложнее придумать подходящую отговорку. Пока солнце висело над горизонтом, ей удавалось не обращать внимания на тяжесть в её кармане. Она раздавала зендикарцам согретые одеяла, сопровождала Гидеона в одном из его многочисленных обходов периметра, мыла грубые тарелки в ближайшем водопаде, - а потом подвернулось удачное – хоть и беспокойное, вторжение духа-дракона. С самого пробуждения ей не приходилось оставаться без дела. Но теперь ночь завладела сознанием большинства живых существ на Небесной Скале, естественный поток деятельности иссяк, и ровный, успокаивающий ручей тихих шепотов сменился тишиной. Эта тишина не походила на тишину зендикарских ночей её юности. В те времена ночная тишина была таковой лишь в сравнении с днем. Хотя голоса эльфов в лагере ночью стихали, им на смену приходили звуки существ, которые только начинали просыпаться. Но в этом мире, Зендикаре после титанов, этих существ не было. Не было деревьев, в ветвях которых мог бы шуметь ветер. Вместо них осталось лишь пустое пространство, дыры, исчерченные повторяющимися, неестественными узорами, вытравленными в маслянистом глянце. В этом Зендикаре ночная тишина была куда более полной. И эта тишина зазвенела у Ниссы в ушах, когда та наконец остановилась.

В первый раз она посетила это место с тех пор, как символ был выжжен в земле. Другие бывали здесь. Она видела, как Джейс изучал его, как Гидеон мерил шагами его изгибы, погруженный в свои мысли. Многие из зендикарцев приходили сюда, чтобы оставить на его границе небольшие приношения. Они снимали обувь, вступая на мягко светящуюся траву. И душа Зендикара тоже была здесь. Нисса чувствовала, что она ждет её весь день. Надо только потянуться к ней. Но она медлила. Не сейчас.

Вместо этого, осторожно, чтобы не наступить на линии знака, она прошла в самую его середину. Здесь, стоя на треугольнике чистой почвы, она закатала рукава. Напряжение ушло из плеч, как только она опустилась на колени, окруженная со всех сторон теплым зеленым свечением. Время пришло. Нисса начала рыть.


Когда она закончила, в земле появились четыре выемки, по одной на каждое из семян, которые вампир вручил ей, кажется, много лет назад. Нисса заботливо разместила ямки, измерив и приняв во внимание размеры каждого растения. Дереву джадди понадобится больше места, чем прочим. Однажды его крона раскинется во всю ширину выжженого в земле узора – или даже дальше. В юности оно одарит усталых путешественников своей гостеприимной тенью, а однажды переплетение его побегов может стать домом для эльфийского племени. А может быть, поправила себя Нисса, для племени зендикарцев. Эльфов, кόров, гоблинов и людей. Они будут жить среди корней джадди и питаться плодами кольи – здесь точно появится целая роща кольи. Её семечко будет питаться маной, текущей по символу – и проклюнется первым. Стройный ствол деревца поднимется к солнцу, и его цветы быстро превратятся в нежные, ароматные плоды, которые накормят жителей Зендикара. Хищная красота красного мангра будет присматривать за экосистемой и за людьми. И наконец, кровавый терн. У Ниссы перехватило дыхание. Кровавый терн Бала Геда. Растение из её дома. Возможно, последнее в своем роде. Сколько таких она принимала в юности как должное? Теперь все они исчезли, слились в этом крохотном семечке. На нём будет лежать особая задача: защищать все другие живые существа, которые найдут укрытие в его колючей лозе, точно так же, как веками его сородичи защищали племя Джорага.

Уже сейчас, еще сжимая в руках сверток с семенами, Нисса видела, как обретает форму этот новый лес. Однажды он станет всем тем, о чем она мечтала. Он будет широким и просторным, диким и полным сил. Однажды крепкие шипы будут защищать его. Но кто защитит его до этого момента? Кто будет хранить Зендикар, пока из того, что он есть, он не станет тем, чем ему предстоит однажды стать?

"Если хочешь знать, я понимаю, как тяжело тебе будет уходить", - голос Чандры заставил Ниссу вздрогнуть. Странное дело. Ниссу не так часто удавалось застать врасплох. Еще более странным было то, как легко слова Чандры достигли глубины её сознания, прикоснулись к чувствам, ждущим своего часа, не желая приобретать законченный вид. В конце концов, Чандра была пиромантом, а не телепатом.

Нисса подняла взгляд и встретилась глазами с Чандрой. Глаза той были огромными янтарными озерами искренности, и Нисса ощутила, как их взгляд проникает в самую душу. Она не привыкла к тому, что другие могут уловить её восприятие вещей, не говоря уже о том, чтобы понять её чувства. Чандре удалось и то, и другое за считанные мгновения. Возможно, именно поэтому Нисса честно сказала: "Я не знаю, смогу ли уйти отсюда". Слова сорвались с губ, и Нисса задержала дыхание.

Но Чандра ничего не ответила. Вместо этого она опустилась на землю рядом с ней. Они сидели между ямками, которые Нисса выкопала, но еще не заполнила, окруженные светящимся узором линий, которые отпечатались здесь благодаря Чандре. Если бы не могущественный пиромант, подумала Нисса, здесь не было бы не только символа: сама земля, в которую он врезан, была бы полностью уничтожена. Чандра вступила в бой тогда, когда Нисса почувствовала, как мир распадается на части. Они слились воедино так, как не бывало даже с душой Зендикара. Вместе они объединили свои силы, и их хватило, чтобы уничтожить титанов Эльдрази. Едва хватило. Когда все закончилось, они обе были ослаблены до крайности. Чандра не могла ходить, а Нисса на какое-то время лишилась зрения, и не могла остановить дрожь в руках. Но здесь и теперь, они исцелялись, как и сам Зендикар. Но миру потребуется куда больше времени, чем понадобилось Ниссе и Чандре. Возможно, Чандра сможет понять это. Нисса посмотрела на пироманта, которая до сих пор не произнесла ни слова. "Сейчас он очень хрупкий, - попыталась объяснить Нисса, - он почти распался. Слишком много опасностей, слишком много всего может пойти не так. Чтобы ни случилось дальше, оно оставит свой отпечаток, поможет миру превратиться, чем бы он ни стал".

"Спорю, это будет потрясающе", - Чандра улыбнулась и откинулась на покрывало мягкой поросли, заложив руки за голову.

"Я не хочу это пропустить, - сказала Нисса, удивляясь, что признает это вслух. – Я хочу быть здесь, когда это случится".

"Я могу это понять", - ответила Чандра.

"И, - добавила Нисса, чувствуя, что не может не сказать этого, - Я не хочу просто смотреть. Я хочу охранять. Кто-то должен быть неподалеку. Чтобы защищать его. Помогать. Я могу это сделать. Я должна это сделать".

Они сидели и молчали. Нисса перебирала пальцами по складкам мешочка с семенами. Она подумала о дне, когда впервые взяла их в руки, о тяжести, которую ощутила – так сильно превосходящую вес четырех крохотных семян. Об ответственности. И о страхе – страхе, что она подведет. Но она не подвела. По крайней мере, до сих пор. Но дело было еще не окончено, разве нет? Нисса нарушила тишину: "Если я останусь на Зендикаре…"

"Ты должна делать то, что ты должна делать, - ответила Чандра, - Я не стану тебя этим попрекать".

Нисса откашлялась: "А другие? Думаешь, они поймут?"

"Гидеон и Джейс, - спросила Чандра, - Конечно, поймут. Они никогда не будут принуждать тебя уйти".

Нисса выдохнула. Это хорошо. Она беспокоилась: в конце концов, все они принесли клятву.

"Они не заставляли меня покидать Регату, - добавила Чандра, - но в конце концов я решила все равно отправиться сюда".

Нисса посмотрела на Чандру. Она не могла себе представить, что бы произошло, если бы Чандры на Зендикаре не было. Она не хотела этого представлять. "Я рада, что ты пришла. Спасибо".

"Я почти было отказалась. Знаешь, у меня было множество учеников. Я была начальницей целой школы. Аббатом".

Нисса подняла брови, впечатлённая.

"Я знаю, звучит по-дурацки, ставить меня во главе чего-то".

"Ничуть нет, - ответила Нисса. - С нашей первой встречи я знала, что у тебя есть природное сродство к огромной силе".

Чандра улыбнулась: "Именно поэтому-то я и ушла оттуда". Она привстала на локтях: "Я могла бы остаться и обучить тех послушников, чтобы они стали умелыми пиромантами. Это тоже было бы неплохо. В конце концов, они все научились бы делать действительно потрясающую самоподдерживающуюся огненную воронку".

Нисса засмеялась, и только тогда поняла, как давно этого не делала. Ей нравилось, как легко Чандре удается заставить её улыбнуться.

"Но матушка Люти и все остальные тоже неплохо справятся с обучением, - продолжила Чандра, - Все они станут пиромантами. Может быть, у них не будет того навыка в создании воронок, который я могла бы им привить, но с ними все будет в порядке. Было кое-что ещё, что я должна была сделать, что-то такое, чего не могла матушка Люти и прочие. Что-то, что больше никто не мог сделать – отправиться сюда. Я думаю, это именно то, что имел ввиду Гидеон, когда говорил про то, что у нас есть Искра, и сила, и все такое. Понимаешь?"

Нисса прекрасно понимала, о чем та говорит: эту речь Гидеон произнес перед ними, когда они выбрались из пещеры Об Никсилиса и увидели мир на краю гибели. Она припомнила его слова: "Мы должны посвятить себя… вместе давать отпор силам, которые угрожают Мультиверсу. Никто другой не в силах этого сделать. Эта задача досталась нам из-за нашей силы. Нашей Искры".

"Больше никто не может этого сделать, - сказала Чандра, словно опять прочитав мысли Ниссы. – Но ты можешь. Мы можем. Вместе. Кроме того, - с проказливым видом добавила она, - Разве ты не хочешь посмотреть, как долго Джейс сможет выносить похлопывание по плечу, прежде чем укусит Гидеона?"

Нисса снова засмеялась. Она хотела снова их видеть, Джейса и Гидеона. Джейсу не обязательно кусаться, но… это было бы забавно. Да, решила она, забавно. События вокруг Чандры, Джейса и Гидеона должны быть интересными, скорее всего, захватывающими, и иногда – забавными. Она осознала, что расставание с тремя другими мироходцами может оказаться столь же болезненным, как и прощание с Зендикаром. Это осознание удивило её. Прошло много времени с той поры, когда она ощущала столь глубокую связь с кем-то, кроме души мира. Но приходилось признать, теперь у неё появились ещё три связи: новые, но сильные. Еще три души рассчитывали на неё, и миллионы других рассчитывали на них вчетвером.

"Я начну разогревать завтрак, - сказала Чандра, поднимаясь. Нисса не заметила, как солнце начало подниматься на небо, пока они сидели в середине узора силовых линий. – Принести тебе что-нибудь?"

"Нет, - выдохнула Нисса в утренний зендикарский воздух. Ей хотелось побыть здесь одной. Я приду и перехвачу что-нибудь через минуту".

"Отлично, - Чандра двинулась прочь, - Увидимся".

"Чандра, - позвала Нисса. Чандра обернулсь, - Спасибо".

Чандра улыбнулась и пожала плечами: "Не тяни с завтраком слишком долго, а то Гидеон съест его целиком".

Нисса не станет ждать. Она не станет ждать, пока мир исцелится: он исцелится и вырастет и без её пригляда. И есть другие, кто останутся здесь: Тазри, Мунда, Себле, Киора.

Она развернула шелковый сверток, и из него показались четыре маленьких семечка. Одно за другим она посадила их в приготовленные ямки, шепотом пересказывая им свои мечты о лесе, которым они однажды станут. Она рассказала им о мире, из которого они пришли, о том, на что был похож Зендикар, и через что ему пришлось пройти. И потом она рассказала им о пироманте, телепате и бесстрашном вожде, которые пришли на помощь и спасли этот мир.

Наконец, Нисса прижала ладонь к земле, и мысленно потянулась к ней. Осталось еще одно дело. Она прикоснулась к душе Зендикара, и попросила её присмотреть за этими семенами. Но прежде, чем та могла бы ответить, затянуть и окружить её, Нисса подняла руку, с чувством произнесла: "Я еще увижу тебя, - сказала она, - Я обещаю". Потом она встала, и двинулась прочь от того мира, который знала – к тому, который ждал её.

[Zendikar Resurgent] | Art by Chris Rallis


На полпути к кострам на Ниссу обрушился настойчивый, нетерпеливый поток сознания: Нисса! Мне нужно поговорить с тобой. За чередой своих мыслей на глаза показался и сам телепат. – Ты должна рассказать мне все, что знаешь о Сорине Маркове.

Сердце Ниссы подпрыгнуло. Да, подумала она, именно так теперь все и должно быть. Это было правильно. Она улыбнулась и посмотрела в глаза Джейса: Думаю, будет проще, если я покажу тебе. Джейс без колебаний шагнул в её сознание.

Авторы: Magic Creative Team (оригинал статьи)
Перевод: Константин Никонов


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.