Про Тур Куала Лумпур - обзор от Николая Потовина

Опубликовано: 30.06.2010
Турнир одного белого мага в Куала-Лумпуре

Московская простуда свалила меня на неделю, казалось, сразу же после выхода из самолета. Кашель, скука, молоко с медом, какие-то Колдрексы, даже горячо любимый Magic Online опостылел как самый занудный мексиканский сериал. Как все это контрастировало со страной огромных пальм, приветливых и дружелюбных людей, городом, в котором нужно открыть окно, чтобы сделать в комнате теплее… Потому, прости меня, дорогой читатель, за задержку с отчетом, ибо трудно писать, когда твоя шея туго замотана шарфом, а в голове стучат литавры, как при танце драконов на китайский новый год.
Описать всю красоту и необычность природы Малайзии мне будет не под силу. Потому предлагаю оставить тему флоры и фауны для Николая Дроздова, а невероятные приключения русских и украинских волшебников в Куала-Лумпуре для газеты «Комсомольская Правда». Замечу лишь, что почти каждый день перед про-туром мы играли по нескольку драфтов с немецкими, итальянскими и австрийскими магами, плавали в бассейне и осматривали городские достопримечательности, начиная с парка птиц и животных и заканчивая огромными башнями-близнецами «Петронас».

Сыграв с выходом Рассвета порядка 15-20 драфтов, я уже имел сложившееся представление о формате, свои любимые и нелюбимые цветовые комбинации, карты и стратегии. Теперь мне предстояло выдержать экзамен на состоятельность моих умений в компании лучших игроков мира в Kuala Lumpur Convention Center – современном здании напротив башен-близнецов и очаровательного парка с фонтанами.

Стартовый стол был без громких имен, и я был полон решимости сделать хороший задел в первом дне. Драфт начался с Cloudgoat Ranger в бустере с Plover Knights и 3 черными картами, следующий бустер был копией предыдущего, правда, без Ranger’a – беру белого флаера, затем 2 Aethersnipe, и еще несколько белых карт. Во втором бустере открываю Nameless Inversion и ни одной сколь бы то ни было хорошей карты в UW. Я сумел набрать несколько качественных пиков, включая позднего Pestermite и Goldmeadow Stalwart. Настоящим же подарком стал бустер Рассвета: 2 пиком Swell of Courage, 4 пиком Veteran Armaments, несколько 2 дропов и 3! Burrenton Bombardier. Когда драфт закончился, я понимал, что колода способна на максимум.

1 Goldmeadow Stalwart
1 Kinsbaile Skirmisher
2 Order of the Golden Cricket
1 Ballyrush Banneret
1 Kithkin Greatheart
3 Burrenton Bombardier
1 Pestermite
1 Meadowboon
1 Kinsbaile Baloonist
2 Plover Knights
1 Cloudgoat Ranger
2 Aethersnipe
1 Whirlpool Whelm
1 Wings of Velis Vel
1 Surge of Thoughtweft
1 Veteran’s Arnaments
1 Neck Snap
1 Swell of Courage
10 Plains
7 Island

Сайдборд предоставлял возможность пересайживаться в черный, добавляя Nameless Inversion, Violet Pall, Quill- Slinger Boggart и немного белых карт. Надо отдать должное, уже в первом туре этот план принес мне победу.

Round 1 — Irvine David (USA)

В первой партии я муллиганюсь до 5, а затем вижу, как оппонент на 3й ход ищет Boggart Harbinger’ом Lightning Crafter’a. Более чем достаточно против бело-синего сочетания — пара ленддропов, и я сдаюсь. Пересайживаюсь в черный. Вторая партия уже проходит под мою диктовку, даже всего 1 равнина и пропущенная 5 земля не мешают мне наращивать агрессию с помощью Banneret и усиленного Бомбардиром прыгающего рыцаря. Дэвид выстраивает оборону с помощью Lowland Oaf и War-Spike Changeling, находясь в 4 хитах. Я снова не поднимаю землю, но вызываю за evoke Meadowboon’a и атакую обоими существами. После атаки у оппонента хит и Lowland Oaf, а у меня солдат 3/2. Однако на следующий ход американец призывает Thundercloud Shaman и, казалось, перехватывает инициативу в партии. Я наконец-то поднимаю 5 землю и передаю ход. После атаки Дэвид ставит еще 2 существа, но ни одно из них не умеет летать и, превратив вражеского шамана в дружественную фею, я отправляю нас в третью партию. В ней оппонент оставил руку с 2 ремувалами, но без угроз, гоблин 2-2 смотрелся не очень сильно на фоне Bombardier, Plover Knights и Kinsbaile Skirmisher. Американец усилил гоблина с помощью Mad Auntie, а я, видимо, совершил ошибку, не атаковав его в этот момент не только флаерами, но и Skirmisher’ом. В руке у меня был Neck Snap, Baloonist и Inversion, а в руке Дэвида – Blades of Velis Vel. Теоретически, он мог на следующий ход скомбить их с Thundercloud Shaman, серьезно нарушив мои замыслы, а 2 хита лишними никогда не бывают. Тем не менее, вместо шамана у оппонента оказалась Rival’s Duel и поднятый посредством Boggart Birth Rite Tarfire. Регенерация Squeaking Pie Sneak не спасла его от инверсии, и через ход я выиграл свой первый матч на турнире.

2-1 в матче
1-0 в турнире

Round 2 — Saiyasely Liking (FRA)

Сидевший за мной француз начал матч с гейм-лосса за то, что не записал сайдборд в деклист, и выбрал ходить первым. На первый ход его Elemental Harbinger нашел Hoofprints of the Stag, сделав хорошее вложение на будущее. Моя рука была не самой быстрой, но качественной, и начальный натиск моего визави мне удалось сдержать. Проблема была лишь в том, что у Ликинга уже созрел первый олень, а у меня отказывался созревать остров. Атака усиленным Brightheart Banneret оленем отправила меня в 2 хита, когда на горизонте показалась синяя мана. В ответ я проатаковал француза, оставив ему лишь 7 хитов, а в начале боя загнул оленя Pestermite’ом. Ликинг не смутился, и пошел в атаку Harbinger’ом и Kithkin Zephyrnaut’ом. Я оказался на перепутье, так как Pestermite убивал оппонента на следующий ход даже через блокера, в руке у меня была Whirpool Whelm и Aethersnipe при 5 землях на столе, но оставлять Harbinger’a без блока было опасно. Я рискнул, и заблокал только Zephyrnaut’a, но 2й Brighthearth Banneret усилил Harbinger’a.
В завершающей партии моя авиация задала темп с самого начала. Ликинг же снова нашел Hoofprints of the Stag на 2 ход. На 6 ход француз атакует меня Ceaseless Searblades 3/4 и 4/4 гигантом. Я блокирую Meadowboon’ом, а когда тот умирает, суммарная сила моих флаеров становится равна 7. Математическую идиллию дополняет тот факт, что у моего визави 14 жизней. Aethersnipe отправляет в ничто токена от Hoofprints, а Whirpool Whelm на следующий ход — единственного летающего блокера.

2-1 в матче
2-0 в турнире

Round 3 — Hermes Maxime (FRA)

В первой игре маленькие белые человечки справляются со всеми трудностями, встретившимися им на пути. Ни пяток фей, ни Reveillark остановить кискенов на марше не в состоянии. Максим стабилизировался было в 3 хитах, но затем встал двойным блоком из Sentinels of Glen Elendra и Ringskipper под прыгающего рыцаря. Wings of Velis Vel разменялись 2 к 1, Ringskipper не смог возвратиться в руку, а clash открыл мне Cloudgoat Ranger’а на топдеке. Сыграв в обход Broken Ambitions, я отправил ее пастись на стол через пару ходов, поведя в матче 1-0. Вторая партия началась с воздушного битдауна француза, снявшего с меня 12 хитов, прежде чем Plover Knights встали стеной в воздухе. После этого партия, казалось, неминуемо должна была окончиться моей победой, особенно после 2 Aethersnipe подряд. Но никогда не стоит быть чересчур уверенным против сине-черной колоды. Вернув не Ringskipper’a, а Ghostly Changeling’a, я предоставил Максиму шанс, которым он воспользовался, подняв 5 землю и усилив всех существ с помощью Final Revels. К счастью, сила моей колоды была высока, и в третьей игре я смог одолеть визави, даже пропустив 4 ленддроп с помощью Banneret’a, Skirmisher’a, Bombardier’a и Veteran’s Armaments. Француз взял еще 3 карты с помощью Mind Spring, но остановить 2 существ 4-4 на пустом столе не сумел.

2-1 в матче
3-0 в турнире

Второй драфт сложился по схожему сценарию: открыв очень слабый бустер, лучшими картами в котором были Kinsbaile Baloonist и Peppersmoke, я взял белую карту, затем получил Muldrifter’a и Crib Swap. Безусловно, улыбающаяся рыба пик более сильный и универсальный, но я решил форсить белый, так как чувствовал, что собрать синий практически нереально. К тому же, Swap оставлял меня в цвете первого пика и был столь необходимым ремувалом в белом цвете. Подобрать же к нему второй цвет оказалось проблематично, после Pestermite 3 пиком закончился синий, после дуба 3/4 шестым — зеленый, однако, в 7 бустере я получил Glarewielder, отличную карту в любую агрессивную стратегию, что дало повод рассматривать красный как возможный цвет для колоды. Естественно, подобные метания серьезно уменьшили количество пиков в колоду, потому пришлось подбирать не столь популярные карты, способные заиграть в нашей колоде при определенных условиях, например, Cenn’s Heir. Третий бустер окончательно развеял мои сомнения о втором цвете — после того, как я сумел подобрать пару карт ремувала и Сountryside Сrusher. К сожалению, ни одного бомбардира я так и не увидел, зато получил 2 Order of the Golden Cricket и 2 Mosquito Guard. В результате получилась следующая агрессивная колода:

2 Mosquito Guard
1 Fire-Belly Changeling
1 Kinsbaile Skirmisher
2 Order of the Golden Cricket
1 Ballyrush Banneret
2 Cenn’s Heir
1 Soulbright Flamekin
1 Countryside Crusher
1 Avian Changeling
3 Kinsbaile Baloonist
1 Galepowder Mage
1 Plover Knights
1 Glarewielder
1 Oblivion Ring
1 Crib Swap
1 Release the Ants
1 Neck Snap
1 Shard Volley
9 Plains
8 Mountain

Round 4 — Krish Rodney (SGP)

У противника сильные UW-мерфолки. В первой партии мои попытки выиграть гонку повреждений были сведены на нет Merrow Reejerey и кучей мерфолков. Возможно, партия повернулась бы по-другому, выиграй я кубик. В следующей игре я встречаю на 2 ход наименее приятное существо для вини – Silvergill Douser. Однако, почти все мои существа способны летать, а некоторые из них еще и убирают блокеров до конца хода. Игра снова проходит на встречных курсах, атака Родни грозит оставить меня в 3 хитах, но я играю Neck Snap в атакующего мерфолка. Это дает мне возможность убить ровно хит в хит, ослабив Douser’a, но оппонент отвергает мой план с помощью Faerie Trickery. К счастью, лишний хит был у меня в руке с начала партии, и я укрепляю «сдутое» существо Mosquito Guard’ом. Третья партия ознаменовалась обоюдным флудом и неким паритетом на столе — после того, как Родни здорово сыграл Disperse, подняв свой же Weight of Conscience в ответ на активацию способности удаления существа из игры. Последней картой в моей руке был Countryside Crusher, который, конечно, был явной жертвой совести, но я надеялся, что у оппонента не будет 2 существа для того, чтобы удалить его из игры сразу. Так оно и получилось. Более того, сингапурец сходил в атаку после того, как повесил энчант, своим Banneret'ом. Не теряя ни секунды, я встал Crusher’ом в блок. После чего, спилив порядка 5 земель, завершил партию в свою пользу.

2-1 в матче
4-0 в турнире

Round 5 — Nan Tu (CHN)

В первой игре у противника оказалась довольно медленная рука, и он уповал на поставленного 5 ходом пирокластического консула. Моя быстрая сдача подкрепилась кольцом забвения и “that was game”. Во второй партии оппонета посещает флуд и 2 моих флаера. Он попытался было справиться с обоими, покастив Pestermite с Douser’ом на столе, но использовал способность мерфолка ДО того, как фея войдет в игру. Летающий перевертыш смог пронести последний хит оппоненту, и мне не потребовалось даже разыгрывать лежавший давно в руке Shard Volley.

2-0 в матче
5-0 в турнире

Round 6 — Massicard, Yann (FRA)

В первой партии француз порадовал отличной раздачей: Oona’s Blackguard на 2 ход, затем Thieving Sprite, снова Blackguard и Frogtosser Banneret, затем Moonglove Winnower. Справиться с армией летающих, дискардящих и вообще всячески отравляющих жизнь созданий оппонента мне не удалось. Верный своей стратегии, Ян начал вторую партию с Mind Shatter, Mournwhelk и Thieving Sprite. Мне не оставалось ничего, как только атаковать его своими существами, да надеяться на топдеки. Mulldrifter встал на защиту француза, принеся 2 карты, но Shard Volley с топдека отправил его в могилу, а Яна в 4 хита. Glarewielder на следующий ход лишил оппонента блокеров. Третья игра прошла в гонке повреждений, в которой французу сильно помогли Nectar Faerie и Sentinels of Glen Elendra. Plover Knights зацементировали позицию, когда у меня на столе был Order of the Golden Cricket, а у оппонента Ink Dissolver и Sentinels of Glen Elendra. Вся беда была в том, что против 8 хитов Яна, у меня было всего 1 очко жизни. Я поднял-таки Glarewielder’a, но француз аккурат перед этим топдекнул Familiar’s Ruse, а затем- Guile.

1-2 в матче
5-1 в турнире

Третий драфтовый стол уже изобиловал громкими именами: Шинго Курихара, Марсио Карвальо, будущий участник топ-8 испанец Калафел, а также самый вежливый маг России Эльдар Таги-Заде.
Синего снова не давали, зато 4 пиком передали Sunrise Sovereign. К этому моменту я снова был в белом, открыв Wizened Cenn, но решил воспользоваться подтемой гигантов. Бустера были очень слабые, потому ни о каком контрдрафте не могло идти речи, пока не собралась своя колода. Скрепя сердце, отдал на 2 бустере Карвальо Sower of Temptation, взяв Avian Changeling. В 3 бустере я получил именно те карты, которые и хотел — 3 War-Spike Changeling, зато не получил ни одного ремувала. В результате, колода была очень неплохо укомплектована существами, но практически без спеллов. Учитывая несколько лордов в колоде: Wizened Cenn, Sunrise Sovereign и Rage Forger, я принял решение играть двумя Blades of Velis Vel.

2 Mosquito Guard
1 Brighthear Banneret
1 Kithkin Greatheart
1 Wizened Cenn
1 Adder-Staff Boggart
1 Stinkdrinker Daredevil
1 Kithkin Zephyrnaut
1 Burrenton Bombardier
1 Rage Forger
1 Avian Changeling
1 Mudbutton Torchrunner
1 Chageling Sentinel
1 Inner-Flame Accolyte
3 War-Spike Changeling
1 Tar Pitcher
1 Glarewielder
1 Sunrise Sovereign
2 Blades of Velis-Vel
1 Neck Snap
9 Mountain
8 Plains

Round 7 — Tagi-Zade Eldar (RUS)

Да, рановато нас попарили. Дека Эльдара слабее моей, к тому же 3 цветная, но легкой прогулки, безусловно, я не ожидал, тем паче, что он выиграл у меня последние 2 официальных матча. В первой игре мои существа снимают с друга 10 хитов, а реинфорс используется не для того, чтобы усилить моих существ, а для того, чтобы отправить поднятого Makeshift Mannequin’ом Mulldrifter’a обратно в могилу. Эльдар перехватывает инициативу с помощью Feudkiller’s Verdict, но на следующий ход я возвращаю должок с помощью Glarewielder. Амплитуда хитов поражает: 10-20-7, следующей цифрой стал нуль после того, как Rage Forger не только усилил существ, но и помог нанести лишние 4 хита еще до блокеров. Вторая игра была очень похожа на первую, с тем лишь отличием, что Вердикта, а также Hillcomber Giant’a и Pestermite’a оказалось достаточно для того, чтобы сломить мое сопротивление. В третьей игре я атаковал и атаковал, Эльдар же блокировал, сдавал, снова поднимал, блокировал…Карты в его руке не кончались, чему помог все тот же Mulldrifter. Я старался максимально надежно сыграть против Вердикта, но в результате пришел к выводу, что мне это сделать не удастся, и пошел в альфа-страйк. В 6 хитах при 2 атакерах с 3 силой на столе Эльдар поднимает Mulldrifter’a манекеном, но, заблокировать рыбе помешал Burrenton Bombardier, снабдивший элементаля такими «ненужными» каунтерами.

2-1 в матче
6-1 в турнире

Ужин, бассейн, кровать. Будильник, бассейн, душ, рюкзак. Успеваю 2 минуты до начала раунда. Here we go again.

Round 8 — Webb Taylor (USA)

Честно говоря, рассказывать особо не о чем. Колода у американца была в разы лучше моей, как он не смог выиграть стол, осталось загадкой. За 2 партии я снял 14 хитов, в то время как мне предлагали только топ-коммоны, Merfolk Reejerey, Reveillark, и т.п. Nice deck.

0-2 в матче
6-2 в турнире

Round 9 — Kurihara Shingou (JPN)

Самый неприятный раунд на турнире, и самый сильный оппонент. Колода японца не слишком сильна — 3 цветные кискено-гиганты с большим количеством филлеров вроде Springjack Knight и Shields of Velis Vel. Первая партия проходит в моей бодрой агрессии, завершившейся выпадом Glarewielder’a, когда Шингу попытался стабилизировать стол. Во второй партии я снова агрессивен, а у оппонента небольшое скрю. В решающий момент стол выглядит так: Inner-Flame Accolyte, Kithkin Zephyrnaut и Burrenton Bombardier у меня, Hillcomber Giant и еще что-то 2/2 у оппонента. Шингу затапан, в мой ход я поднимаю Rage Forger’a, в руке Glarewielder. Ставлю Forger’a, после чего атакую Sccolyte’ом и Bombardier’ом, сведя хиты оппонента к 7 и разменяв Accolyte’a на Hillcomber’a. На следующем ходу японец убивает Bombardier’a Nameless Inversion’ом и прячет Oblivion Ring’ом Zephyrnaut’a. Когда же я попытался атаковать его через ход Glarewielder’ом и Rage Forger’ом, то элементаля сразил Shard Volley. В результате, Шингу остался в 3 хитах. В третьей игре я смог свести хиты противника к 4, имея Mudbutton Torchrunner’a на столе, но затем колода отказалась со мной сотрудничать, а японец открыл за гиганта за способность сходства Wandering Graybeard’a, и смог обезопасить свои хиты. Glarewielder снова подарил мне надежду, но атака 2 гигантами+ Moonglove Extract в лицо вынудили меня признать поражение.

1-2 в матче
6-3 в турнире

После партии, я понял, что мог поступить надежнее во 2 игре. Если бы вместо Rage Forger’a сыграл Glarewielder’a, это оставило бы Шингу лишь хит, после чего, при тех же целях для ремувала, я убивал его с помощью способности Forger’a на следующий ход. “Хорошая мысля приходит опосля” — так, кажется, звучит наша пословица на этот случай.

Четвертый драфт. Здесь пора бы уже взяться за голову и перестать драфтить белый. Шутка. Открываю Briarhorn, отдаю максимальное количество черных карт налево, затем меня заталкивают в сине-белый – Wizened Cenn’ом, Aethersnipe’ом и Douser’ом. В результате получается неплохая колода с невыраженным четко трайбом, несколькими флаерами и достаточным количеством ремувала.

1 Goldmedow Harrier
1 Wizened Cenn
1 Kinsbaile Skirmisher
1 Order of the Golden Cricket
1 Silvergill Douser
1 Deeptread Merrow
1 Kithkin Zephyrnaut
1 Kinsbaile Borderguard
1 Kithkin Healer
1 Harpoon Sniper
1 Fencer’s Clique
1 Meadowboon
1 Faerie Harbringer
1 Plover Knights
1 Changeling Hero
1 Aethersnipe
1 Weight of Conscience
2 Redeem the Lost
1 Surge of Thoughtweft
1 Oblivion Ring
1 Neck Snap
1 Deathrender
10 Plains
7 Island

Round 10 — Sjoblom Max (FIN)

Финн начал партию с Leaf Gilder’a, Giant Harbinger’a за Changeling Titan’ом, а затем Changeling Berserker’a. Я нейтрализовал Титана Weight of Conscience’ом, но так и не смог получить 4 землю. Вторая игра прошла в борьбе, но когда я смог выиграть clash на Reedem the Lost, защитившем мое существо от вражеского Consuming Bonfire и снова зачаровал Титана Weight’ом, победа была уже практически в кармане. Еще один Redeem the Lost уничтожил двойной блок Макса, и Aethersnipe уверенно снял остаток хитов с оппонента. Третья игра выдалась не очень интересной: финн смуллиганился до 5, и пропустил пару ленддропов.

2-1 в матче
7-3 в турнире

Round 11 — Levy Raphael (FRA)

Резвое начало с моей стороны в первой партии наткнулось на оборону мерфолков Рафаэля, который смог стабилизироваться, и скрутить мою библиотеку с помощью Drowner of Secrets, отправив в могилу и Oblivion Ring, и Weight of Conscience. Во второй игре я очень быстро сумел снять 16 хитов с Рафа, когда он сумел закрутить Summon the School, а я начал топдекать земли. Changeling Hero отправил мои жизни в стратосферу, и я смог-таки поднять Order of the Golden Cricket. С помощью Goldmeadow Harrier’a и Silvergill Douser’a я заставлял Леви каждый ход чамп-блокать Order, но никак не мог развить свой успех или поднять 1 из 2 Redeem the Lost для победы. Вскоре Harbinger принес Леви Drowner of Secrets, а последней картой в его руке оказался Burrenton Bombardier. Я постарался убить как можно больше мерфолков альфа-страйком, потеряв почти всех наземных существ, что позволило мне купить ход. 2 флаера Рафа нагнулись и не смогли помешать рыцарю. У нас оставалось всего 6 минут на часах перед стартом третьей партии. Я принял предложение играть быстрее, так как моя колода имела больше шансов в ранней игре. Однако, оставив руку с 3 землями и 4 спеллами, я не смог поднять больше ни одного спела и исправно поступавшие с топдека острова в буквальном смысле затопили мою надежду на победу.

1-2 в матче
7-4 в турнире

Round 12 — Kitayama Masaya (JPN)

Хорошие феи оппонента очень быстро выиграли для него первую встречу, в которой я не смог поднять 3 земли до 8 хода. Во второй партии проблемы были уже у нас обоих: я не мог поднять 5 земли, а Масая не мог получить остров. В это время я свел его хиты до 10… Goldmedow Harrier’ом и Silvergill Douser’ом. Сказав в меня Noggin Whack, японец почему-то оставил в руке Changeling Hero, а не Kinsbaile Borderguards. Этот самый герой при поддержке Harrier’a и снял оставшиеся 10 хитов с оппонента. Третья игра снова ознаменовалась моим скрю — на этот раз я 2 раза пропустил четвертый ленддроп, начав с тремя землями, и даже не особо быстрые феи Китаямы поставили меня на грань поражения. Я отбивался с помощью Kithkin Healer’a и Harpoon Sniper’a, которых регулярно норовил повернуть коварный японец. Агрессию моих существ 2/2 сдерживали Warren Pilferers. Было окно, когда мне нужно было поднять землю, чтобы поставить Changeling Hero и стабилизироваться на следующий ход, но колода решила не сотрудничать со мной. Дека Масайи, напротив, предоставила ему Broken Ambitions в Aethersnipe и затем второго Pestermite, выключившего таки Harpoon Sniper’a на одну, летальную для меня, атаку оппонента.

1-2 в матче
7-5 в турнире

Вот так несовершенная игра и плохие сдачи превратили радужные 6-1 в унылые 7-5. Женева повторилась снова. Надо было выигрывать последний стол или хотя бы сыграть 2-1 для попадания в деньги.

Решив порвать с кажущейся наркотической зависимостью от белого в драфте, я беру Guile из первого бустера, отпустив Wizened Cenn. Передают мне… конечно же Thoughtweft Trio. Ну что же, значит, так тому и быть. Во втором бустере вскрываю Ajani Goldmane и Wizened Cenn. Ментально пожаловавшись на невозможность взять обе карты, получаю Wizened Cenn на круге. Два Goldmeadow Stalwart, Neck Snap, Hoofprints of the Stag. Надеюсь на Burrenton Bombardier’ов в последнем бустере. «Вот он, Бомбардир», — радостно просматривая бустер, отмечаю я. Но тут взгляд дошел до рары — Reveillark занимает свое законное место в стопочке надрафченных карт. Следующий Бомбардир пал жертвой анкоммона – Swell of Courage. В этот раз подарков на круге не было, однако я смог подобрать поздними пиками пару Weed-Pruner Poplar, которые стали неплохим дополнением для колоды. Несмотря на несколько филлеров, дека вышла очень сильная, и я высоко оценивал свои шансы на оставшиеся матчи.

2 Goldmedow Stalwart
1 Cenn’s Tactician
1 Blightsoil Druid
1 Kinsbaile Skirmisher
1 Hoofprints of the Stag
1 Kithkin Graetheart
1 Boggart Loggers
1 Kithkin Zephirnaut
1 Kithkin Healer
1 Final-Sting Faerie
1 Thoughtweft Trio
1 Warren Pilfellers
2 Weed-Pruner Poplar
1 Revelark
1 Runed Stalactite
1 Redeem the Lost
1 Tricklopean Sight
1 Weight of Conscience
1 Neck Snap
1 Ajani Goldmane
1 Swell of Courage
10 Plains
7 Swamp

Рауль, играющий PTQ, принес мне картинку прошника Роба Догерти, которого я терпеть не могу, сказав, что выменял ее специально для меня. Не теряя времени, я написал на ней «Играй хорошо, а то будешь, как он». Сложно сказать, помогла ли она мне или нет, но последний стол я действительно играл неплохо, допустив лишь одну ошибку.

Round 13 — Sjoblom Max (FIN)

В первой партии я смог поймать Woodland Changeling’a Макса Triclopean Sight’ом в моего Kinsbaile Skirmisher’a, однако этот факт ничуть не смутил финского игрока. К стоявшему на столе Lys Alana Sсarblade добавился сначала Lys Alana Huntmaster, затем Game-Trail Changeling, а затем и Nath of the Gilt-Leaf. Моя контригра основывалась на агрессии Reveillark’a, Skirmisher’a и заменившей его после двойного блока токеном и Huntmaster’om Final-Sting Faerie. К несчастью, Nath на первом же шаге поддержки выбил мне из руки Swell of Courage, а топдекнутая Nameless Inversion с помощью Scarblade’a превратила Reveiilark’a в материальную точку. Вторая игра была еще более безрадостной: оставив руку с двумя землями, Skirmisher, Boggart Loggers и Ajani, я не смог поднять земель два или три хода, а сдача Макса мало чем отличалась от первой партии.

0-2 в матче
7-6 в турнире

Round 14 — Trembley Chris (USA)

Проиграв 3 матча подряд субоптимальным раздачам, я не собирался сдаваться на милость судьбы, которая преподнесла мне очередной муллиган в 14 туре и руку с 2 спеллами после этого. Правда, мне удалось разыграть на 4 ход Thoughtweft Trio против черно-красного оппонента. Крис сумел-таки совладать с троицей с помощью Moonglove Changeling’a и Kindled Fury, однако, ко мне вернулся спрятанный Kithkin Zephyrnaut. На шаге поддержки он превратился в Serra Angel, и в конце хода получил Lash Out от Криса… «Хм, ХОРОШО», — подумал я. Еще лучше мне стало, когда клеш показал мне Warren Pilferers на топдеке. Трио вернулось в игру, и тут я совершил ошибку, положив каунтер с помощью Сenn’s Tactician не на Trio, а на Zephyrnaut’a в ответ на триггер Trio. Крис выстроил оборону с помощью Tar Pitcher и War-Spike Changeling, получив в результате все те же 5 повреждений с первым ударом. Паритет на столе нарушил Weight of Conscience, лишивший оппонента Tar Pitcher’a, после чего я поднимал одни лишь земли, но трио не только лишало Криса возможности атаковать, но и съедало по существу за ход, «пока, наконец, совсем ничего не осталось». Вторая партия была для меня борьбой за жизнь. Крис начал с быстрой агрессии, Lash Out’a в Skirmisher’a и Changeling Berserker’a, которого, правда, не стал ставить на свой четвертый ход, опасаясь ремувала в единственное на тот момент существо. На следующий ход я смог поднять четвертую землю и сломать перевертышу шею Neck Snap’ом. Моя рука была полна самых вкусных карт за 5 ман, включая Reveiilark’a, Warren Pilferers и Weed-Runner Poplar, но пятая земля все никак не показывалась на горизонте. Время на поиски мне купил Ajani, два раза получивший для меня по 2 жизни и отвлекший на себя 6 повреждений. Reveillark возвратил двух мишек из могилы, но американец инсталлировал свой способ получения преимущества по картам – Spitebellows. Элементаль не смог выполнить свою миссию, так как в следующей атаке я заблокировал его двумя существами. Крис верно отправил повреждения лишь в одного, но после стека я дал оставшемуся Skirmisher’у защиту от красного — Spitebellows на последнем издыхании не смог поцелить никого, кроме собственного гоблина. На стол начали прорастать дубы-убийцы, и партия была решена.

2-0 в матче
8-6 в турнире

Round 15 — Kubo Ryotarou (JPN)

Последний бой, вопреки поговорке, особо трудным не получился. В первой игре на столе царило Thoughtweft Trio, а единственную угрозу оппонента – Avian Changeling’a — срубили Boggart Loggers. Во второй партии я начал агрессивно, но Рюотару показал, что в его колоде тоже есть сильные карты — сначала он получил 10 жизней и положил гиганта, затем освободил его от Weight of Conscience с помощью Whispmare, вскоре вызвал Cloudgoat Ranger и Wizened Cenn. Столь серьезные угрозы мне удалось преодолеть с помощью Cenn’s Tactician, который начал методично накачивать Goldmeadow Stalwart’a. Кубо смог избавиться от угрозы мультиблоком, а Tactitian’a сразил ремувалом, но у меня в запасе были Warren Pilferers и Reveillark. Не справившись с моим летающим элементалем, вежливый японский дядянька протянул мне руку, сказав что первый раз видит подобное цветовое сочетание (бело-черное) на драфте по Лорвин-блоку.

2-0 в матче
9-6 в турнире

50 место и 660 долларов вызвали у меня двойственные чувства. С одной стороны, не такой плохой результат – второй день и какие-то деньги. С другой, после столь удачного первого дня я мог вполне рассчитывать на большее. 5 белых драфтов прошли довольно удачно, проблемы же таились в недостаточной концентрации на матчах. В любом случае, неделя, проведенная в столице Малайзии, стала самым запоминающимся событием в новом году, подарив мне очень, очень много приятных впечатлений от турнира, природы и общения с друзьями из разных стран.

Играйте в магию и получайте от жизни удовольствие. Николай.

Обсудить статью вы можете на нашем форуме.